вимкнути дудлвключити дудл

Заздалегідь звинувачені: у чому небезпека брифінгів прокуратури. ЮрЛіга. Ольга Додух

Опубліковано мовою оригіналу.

Обществом активно обсуждается новость обыска в Апелляционном суде г. Киева и скандал вокруг персоны  председателя суда. Детали дела, нарушения процесса и правомерность действий следователей в рамках УПК мы оставим. Хочется обратить внимание на другой аспект нарушений со стороны прокуратуры, которые неоднократно используются, особенно в отношении громких имен. 

Для адвокатов схемы работы  правоохранителей не поменялись за последний год «перемен».  Но  прокуратура взяла за моду в одиозных делах проводить пресс-конференции и брифинги, где происходит грубое нарушение прав лица, какое известное бы оно ни было.

Обратимся к ч. 4 ст. 296 Гражданского кодекса: имя физического лица, которое задержано, подозревается или обвиняется в совершении уголовного правонарушения, может быть использовано только в случае вступления в силу приговора суда.

По факту имеем, что прокуратура, как блюститель законности, полностью игнорирует данное положение, ранее дозволенного, везде и во всю трубя  о том, как они «расследуют дело в отношении такого-то нынешнего или бывшего чиновника и в деле выявлено…».

В чем опасность этого нового, так полюбившегося прокуратуре, механизма «открытости» перед общественностью.

Самое первое и главное: грубо попираются права гражданина. Пусть он будет хоть 100 раз виновен во всех тяжких. Но он имеет такие же права, как остальные граждане (ст. 21 Конституции). Ведь это постулат демократического общества. Конституция ставит всех в равное положение и гарантирует одинаковую защиту. Если виновен, должен понести наказание, но после доведения вины и вынесения приговора уполномоченным судом. Представление на суд общественности действий какого-либо лица без доказательства вины действующим законодательством не предусмотрено.

Второе: общественное мнение, как правило, не вдается в подробности и нюансы процесса и процессуальные тонкости, избирательно вынося для себя информацию о противоправности действий лица, в отношении которого провели обыск. Мнение общественности формируется достаточно быстро исходя из соуса, которым поливают новость. А прокуратура эти новости отлично поливает соусом борьбы с коррупцией. Общество в своем большинстве уже осудило  действия «жертвы» обыска, который освещается прокуратурой на брифинге о результатах обыска в Апелляционном суде г. Киева.

Третье:  прокуратура в данном случае в глазах общественности превращается в борца за справедливость и коррупцией, которому не нужно доказывать и представлять обществу доказательства вины. Подозреваемое лицо в этой ситуации ставят в позицию оправдания. Такими пресс-конференциями прокуратура просто игнорирует законодательно установленный принцип невиновности. Поэтому для защиты нарушенного права лица со стороны органов, законодатель дополнительно обеспечил правом на защиту имени положением ст. 296 ГК Украины относительно освещения информации о лице после вступления в силу приговора суда.

Одними из главных задач принципов неразглашения имени лица и невиновности является пресечения формирования общественного мнения и давления на суд до вынесении приговора. Но прокуратура забывает эти постулаты. А после такого брифинга уже тот же глава суда вынужден давать отпор и приводить доводы своей невиновности, переубеждая в обратном неограниченный круг лиц. Хотя это парафия работы прокуратуры – доказывать  и представлять подтвержденные приговором факты, а не улики.

Четвертое: такая позиция прокуратуры не просто нарушает положение нормы права об использовании имени физического лица. Это действительно можно расценивать как давление на всю судебную ветку власти. Если бы прокуратура действовала в соответствии с законом, то сведения следствия оглашались бы лишь после окончания судебного разбирательства, показывая реальный приговор, а не подавала информацию на стадии следствия.

Пятое: этот новый метод освещения хода расследований стал любимым в работе прокуратуры и популярной модной тенденцией. Реальных результатов ноль, но пыль бросить в глаза о борьбе с коррупцией необходимо. Если посмотреть статистику таких новостей на сайте генеральной прокуратуры Украины, их более чем предостаточно. Да и фамилии там фигурируют громкие. Но реальных результатов и решений по громким именам пока нет.

Главное заявиться, ведь мало кто потом интересуется, чем дело закончилось и судьба «заранее обвиненного» уже не сильно интересует, потому как каждый гражданин после такой новости уже «вынес свой приговор главе суда».  А это в своем большинстве может быть негативная оценка личности. И начинает работать ряд других норм гражданского законодательства о защите своего нарушенного права на честь и достоинство и права обращения в суд за компенсацией причиненного вреда.

Формула последствий от таких действий уже выглядит таким образом: негативная оценка – моральные страдания – иск о защите чести и достоинства – компенсация за счет средств бюджета за действия чиновников.

Указанная норма ст. 296 ГК Украины не содержит исключений и права оглашать имя фигурантов дела даже в случаях, когда сами подозреваемые или участники следственных действий первые заявили о совершенных следственных действиях. Прокуратура – это орган, который в рамках ст. 18 Конституции обязан действовать в строгом соответствии с нормой закона.

Ни одна норма закона не позволяет оглашать сведения о лице в ходе уголовного производства независимо от обстоятельств, устанавливая такое право лишь в одном конкретном случае. Наличие приговора. Если прокуратура хочет пресечь нарушения тайны следствия или, как им кажется, неправомерные действия фигурантов дела, то только в соответствии с законом. А не обращаться к мнению и вниманию общественности.

Это действительно опасная тенденция. Оправдание, что освещение такого дела связано с общественным резонансом и правом граждан на информацию о таких делах, меркнет в свете нарушений норм права и попирания прав граждан государства. Прокуратуре просто необходимо привести свою деятельность в строгое соответствие с действующим законодательством.

А если прокуратура нарушает закон публично, под софитами камер, страшно представить к чему это приведет в повседневных обыденных делах в отношении простых неодиозных граждан. К тому же, зайдя на сайт ГПУ можно представить, сколько потенциальных исков о защите чести и достоинства могут быть предъявлены на основании ст. 296 ГК Украины. И результаты такой деятельности прокуратуры лягут на плечи всех налогоплательщиков, даже если фигурант будет признан виновным.

По факту, ведь, до приговора его право было нарушено и именно такое решение о компенсации причиненного морального ущерба принял бы суд в правовом государстве.

Ольга Додух, старший юрист практики судебных споров и медиации АО «Юскутум»

За матеріалами ЮрЛіги