вимкнути дудлвключити дудл

Зайшли з розуму. Авторські права в мережі. Юридическая практика. Артем Афян

Опубліковано мовою оригіналу

Пример довольно необычных аналогий с механизмами защиты копирайта в рамках секции «Усовершенствование механизмов использования объектов авторского права и смежных прав» привел управляющий партнер АО «Юскутум» Артем Афян.

Он проанализировал способы защиты авторского права на примере индустрии «пикантного видео». «От правообладателей, сторонников жесткой защиты авторского права звучит много тезисов о том, что без надлежащей защиты общество не получит фильмов, музыки — все это придет в упадок. В порноиндустрии крутятся миллиарды долларов. Несмотря на отсутствие лоббистских законов здесь есть деньги, а режиссеры от голода не умирают. Порноиндустрия не обладает возможностью блокировать сайты, за нелегальное скачивание таких фильмов в тюрьму не сажают. Все дело в специфическом, адаптированном распространении контента», — говорит г-н Афян.

По его словам, в таком распространении можно увидеть закономерность: существует большое количество бесплатного контента, широко используется модель подписки, идет постоянное снижение цены. Он констатировал, что рынок объектов авторских прав далеко не полностью исчерпал механизмы регулирования, поэтому ужесточение механизмов, принятие новых законов, предусматривающих дополнительные процедуры блокирования сайтов, выглядит далеко не преждевременным.

«Выбирая модель защиты авторского права в Интернете, нужно четко понимать, какие цели мы преследуем, — комментирует юрист ЮК Baker&McKenzie Алексей Столяренко, анализируя разрабатываемый законопроект о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно защиты авторского права и смежных прав в сети Интернет. — Нужно предоставить интернет-провайдерам конкретные определения того, что является нарушением прав интеллектуальной собственности, в каких случаях наступает ответственность, то есть четко установить правила игры на рынке. Затем — защитить инвестиции интернет-провайдеров, обеспечить защиту частной информации в Сети».

Докладчик убежден, что необходимо предоставить возможности для сотрудничества интернет-сервис-провайдеров и правообладателей. Процедуры, которые будут внедрены, должны предоставить точки взаимодействия, институциональную модель для сотрудничества этих двух групп. На Украине нет сотрудничества, идет лоббирование с двух сторон. Алексей Столяренко отметил, что в Соглашении об ассоциации с ЕС содержатся практически идентичные европейской Директиве об электронной коммерции положения. В частности, устанавливается, если провайдер, предоставляющий услуги доступа, просто передает информацию, он не несет за нее ответственности.

Очень важно то, что устанавливается иммунитет на автоматическое, промежуточное и временное хранение информации. «Обычно говорят о достижении некоего баланса между интересами автора и потребителя. Нет никакого баланса, потому что не существует интереса автора. Есть интерес общества к увеличению доступа к произведениям», — подчеркнул в свою очередь президент холдинга «Интернет Инвест» Александр Ольшанский. «Компании-перепродавцы авторских произведений имеют от этого значительный доход, лоббируют ужесточение законодательства об авторском праве.

Если вам предложат купить машину на следующих условиях: она продается как есть, производитель не осуществляет гарантийного обслуживания, не несет ответственности за использование, при этом вы не можете ее никому одалживать или осуществлять коммерческие перевозки — вы ее купите? Я говорю не бред. Это то, что следует из сегодняшнего состояния законодательства об авторском праве», — пересказал на свой манер условия любого лицензионного договора г-н Ольшанский. Как видим, секция по авторскому праву изобиловала оригинальными аналогиями.

Александр Ольшанский также выступил с критикой законопроекта относительно защиты авторского права в Интернете: «Как провайдер может препятствовать повторной загрузке файлов? Один только фильм может иметь триллион в триллионной степени файлов. В законопроекте непонятные определения, не ясно, кто должен предпринимать меры по препятствованию распространения контента. Законопроект написан под давлением так называемых правообладателей и грешит откровенной технической безграмотностью. Ничего, кроме галочки о том, что закон принят, он не даст». По словам г-на Ольшанского, правообладатели не заинтересованы в наведении порядка на рынке, они лишь хотят найти крайних.

«Уверяю вас, интернет-провайдеры крайними не будут по двум причинам. Первая: технологический обход существует всегда. Вторая: если предположить, что интернет- провайдер станет полностью ответственным за контент, который распространяет, неизбежно придет тот день, когда он начнет определять, что потребитель делает и слушает, и вместо того, чтобы выбирать, какой канал смотреть, потребитель будет включать тот канал, который есть у провайдера», — прокомментировал докладчик, добавив, что сегодня кабельные операторы не оплачивают контент.

Это поставщики контента платят им за распространение сигнала, потому что зарабатывают на рекламе и часть доходов отдают кабельным операторам. Об исчерпании авторских прав на объекты в цифровой форме рассказала партнер ПЮА «Синергия» Анна Кравчук. На подготовку доклада ее вдохновило то, что в нашем государстве нельзя приобрести бывший в употреблении легальный контент.

Г-жа Кравчук информировала присутствующих о том, что в Америке в октябре 2011 года был создан сервис — магазин продажи бывшего в употреблении музыкального контента. Однако вскоре он получил иск от всемирной компании Capitol Records. Установив, что Доктрина первой продажи (действующая в США с 1908 года и ограничивающая монопольное право автора на получение повторной прибыли) на цифровой музыкальный контент не распространяется, Ньюйоркский суд вынес решение не в пользу сервиса. Суд установил, что фактически осуществляется воспроизведение контента, а в Доктрину такой способ использования, как воспроизведение, не входит, включено только понятие дальнейшего распространения, если контент получен легально.

«В Европе существует ресурс usedsoftshop, который продает в Интернете употребленное компьютерное обеспечение на 30 % дешевле. Однажды компания-производитель программного обеспечения Oracle обратилась в суд с иском к компании Usedsoft. Oracle ссылалась на то, что Доктрина исчерпания прав не может распространяться на компьютерные программы, поскольку Oracle не продает, а фактически лицензирует их — предоставляет право пользования на неопределенное время. Дело дошло до Европейского суда справедливости, который в 2012 году принял такое решение: несмотря на то что было заключено лицензионное соглашение, суд выявил, что право собственности на программное обеспечение перешло, поэтому Доктрина исчерпания прав применяется к компьютерным программам. Также этот принцип распространяется на обновления.

Кроме того, если пользователь приобретает несколько лицензий, он не может продать одну, а другие оставить», — пояснила Анна Кравчук. У нас есть собственная практика. Так, в октябре 2012 года Высший хозяйственный суд Украины постановил, что принцип исчерпания прав применяется к экземплярам произведения, которые выражены в материальной форме. В другой форме выражения произведения исчерпание прав может и не произойти, в частности, это касается права на распространение произведения в сети Интернет.

Однако, проанализировав Директиву 2009/24 от 23 апреля 2009 года о правовой охране компьютерных программ и часть 7 статьи 15 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах», г-жа Кравчук пришла к выводу, что к компьютерным программам принцип исчерпания прав должен применяться.

В свою очередь юрист АО «Юскутум» Назар Полывка презентовал Концепцию национального клауда авторских прав. Концепция предусматривает создание реестра авторских прав, где хранится информация обо всех правообладателях. Г-н Полывка отдает себе отчет в том, что вопрос создания реестра авторских прав будет непростой задачей ввиду нежелания многих правообладателей и других участников рынка перестраивать существующие, пусть уже и неэффективные, модели монетизации. «Однако возьмем, к примеру, сервис ex.ua. Если правообладатель обращается в ресурс с заявлением о нарушении его прав и предоставляет соответствующие доказательства, ex.ua удаляет незаконный контент.

Самое интересное то, что большинство заявителей не могут документально подтвердить права на объекты», — поделился практическим опытом юрист. Вернемся к Концепции. Для ее реализации интернет-ресурсы должны установить счетчики, отслеживающие количество просмотров/прослушивания или скачивания объектов из клауда авторских прав, а также ограничить доступ к контенту, который правообладатели не хотят распространять. Этим процессом руководит организация коллективного управления (ОКУ). «Мы предлагаем, чтобы деятельность ОКУ была открытой: ежегодный аудит, движения счетов должны быть доступны в Интернете.

На сегодня существует ситуация, при которой правообладатель считает себя едва ли не Богом: указывает, сколько стоит контент, а также определяет, как и на каком устройстве можно его использовать. Но на практике в Интернете такая бизнес-модель уже давно не работает, поскольку технических способов обойти все запреты — миллион», — убежден Назар Полывка. Среди возможных источников монетизации контента клауда авторских прав юрист называет сбор с чистых носителей (должен зависеть от объема памяти носителя) и сбор при подключении к Интернету (3–5 % от стоимости подключения). Распределяя вознаграждение, нужно соблюсти баланс интересов: правообладателям — 70 %, на финансирование культуры —18 %, финансирование системы администрирования —10 %, функционирование ОКУ —2 %.

pdf-версия статьи