вимкнути дудлвключити дудл

Як знизити рівень корупції при проведенні IT-тендерів – частина I. Internet ua. Артем Афян

Опубліковано мовою оригіналу

Более года назад были приняты изменения в закон «Об осуществлении государственных закупок», главная цель которых, по словам Арсения Яценюка, «сделать госзакупки прозрачными, открытыми и конкурентными».

В феврале этого года стартовала электронная система государственных закупок ProZorro, запущенная в рамках реформы госзакупок. В марте правительство создало Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции.

В апреле вступил в силу закон «О предотвращении коррупции». Недавно, со скрипом, но уже начало формироваться Национальное антикоррупционное бюро Украины, в задачи которого входит искоренение  коррупции среди высших должностных лиц – министров, депутатов, судей, прокуроров и т.п.

Международные организации все активнее требуют от руководства страны навести порядок в госзакупках, так как именно через них «утекает» существенная часть  бюджетных денег, которых не хватает на возврат международной возвратной финансовой помощи Украине. На горьком примере Греции в ЕС убедились: если все разворовывается – возвращать займы будет нечем. 

Удалось ли благодаря этим новшествам и инициативам снизить уровень коррупции при проведении IT-тендеров?

На условиях анонимности несколько руководителей компаний, участвующих в гостендерах, согласились рассказать нам о «трансформации» коррупционных составляющих в тендерной цепочке: от разработки технических условий до возможности оспорить результаты государственных тендеров.

Их информацию мы попросили прокомментировать ответственных за проведение реформы госзакупок чиновников из Министерства экономического развития и торговли, представителей общественных организаций, занимающихся вопросами противодействия коррупции, юристов.

I. Разработка квалификационных критериев и технических условий.

Что было при прежней власти. «Главный коррупционный риск заключался в том, что квалификационные критерии и технические условия зачастую разрабатывались самими будущими победителями тендера. Да, согласно закону «Об осуществлении государственных закупок»,  документация конкурсных торгов должна разрабатываться заказчиком.

Но что мешает заказчику «проконсультироваться» в этих вопросах с некими подрядчиками», – рассказывает руководитель компании, регулярно участвующей в гостендерах.

«Безусловно, критерии и ТУ прописывались «под себя» и в большинстве случаев исключали возможность соответствия техусловиям предложений от реальных конкурентов. Сделать это не составляет труда.

Например, включить пункты о том, что опыт работы на рынке поставщика услуг должен составлять не менее 10 с половиной лет, должно использоваться такое-то эксклюзивное оборудование, в компании должно работать энное количество сотрудников соответствующей квалификации и  т.п. 

Как правило, по оглашенным критериям и ТУ сразу можно было определить, под кого «прописан» тендер. Пока этот коррупционный риск не будет исключен – никакие электронные торги не помогут существенно снизить уровень коррупции», – полагает другой анонимный спикер.

Артем Афян, адвокат, управляющий партнер АО “Юскутум”:

Безусловно, разработка ТУ является основным фактором отсеивания конкурентов, поэтому коррупция обычно включается уже на этой стадии. Проще прописать такие условия, чтобы они подходили только под одного исполнителя, чем “втравливаться” в прямую борьбу за госзаказ. И здесь пока что у нас еще нет четкого механизма анализа адекватности ТУ.

IT-решения – одни из самых уязвимых для таких злоупотреблений.Например, никто не определяет, нужна определенная технология или аппаратура для конкретной цели, или она слишком дорогая и можно выбрать попроще.

Что изменилось (важно изменить). Как в старой, так и в новой редакциях ст. 22 Закона «Об осуществлении государственных закупок» указано, что документация конкурсных торгов не должна содержать требований, ограничивающих конкуренцию и приводить к дискриминации участников.

«Эта норма не мешает и сейчас прописывать тендеры под нужного участника. Пока единственный сдерживающий фактор – страх. 

В ходе объявленной войны коррупционерам некоторые (далеко не все) чиновники опасаются проводить «свои» тендеры. Но страх – временный тормоз. Если не будет громких посадок, усиления ответственности – чиновники, сохранившие свои места со времен прежней власти, вновь «возьмутся» за старое, а «управленцы»  новой волны быстро освоят дело предшественников», – полагает спикер. 

- Реально ли снизить этот коррупционный риск, разрабатывать универсальные критерии и условия, разделить заказчиков и участников торгов?

Пресс-служба Министерства экономического развития  и торговли Украины:

 Снижению коррупционных рисков способствует повышение прозрачности процесса осуществления государственных закупок. На сегодняшний день Законом Украины «Об осуществлении государственных закупок» (далее – Закон)  документация конкурсных торгов, в которой содержатся требования к предмету закупки и квалификации участников, в обязательном порядке подлежит обнародованию на веб-портале по вопросам госзакупок (tender.me.gov.ua).

С ее содержанием могут ознакомиться все, желающие принять участие в процедуре закупки.

Если требования, установленные заказчиком, воспринимаются как  дискриминационные, выписанные под конкретного поставщика, потенциальный участник может обратиться к заказчику с предложением внести в документацию соответствующие изменения или же может подать жалобу на содержание документации в орган обжалования – Антимонопольный комитет Украины. Лучшего контролера, чем конкурент, не придумаешь.

Вместе с тем Минэкономразвития начал работу над разработкой стандартных спецификаций по отдельным видам товаров. Использование таких спецификаций для участников будет гарантировать отсутствие дискриминационных требований, а для заказчиков – правильность технических характеристик товара. Поэтому к процессу разработки спецификаций привлекаются как представители бизнеса, так и заказчики.

Артем Афян: Важно, чтобы был организован процесс выработки ТУ и адекватного формирования конкурсных условий. ProZorro позволяет бороться со злоупотреблениями, связанными с ценой. А что касается предмета – тут есть над чем работать. 

Я пока не вижу четких механизмов кардинального улучшения процедуры. Сейчас важным фактором должна стать неотвратимость наказания. Пока что у нас коррупционеры больше боятся общественности и огласки, чем преследования со стороны правоохранительных органов. 

Уголовное дело зачастую становится продолжением общественного расследования, а нередко и полностью базируется на добытых активистами доказательствах.

ProZorro – это система, которая проливает свет на ранее темные уголки государственной деятельности. Но важно, чтобы преследованием коррупционеров занимались не только общественники и активисты, потому что в данном случае это не дает гарантии. Сейчас актуален пример ФИФА. 

Если каждый чиновник будет знать, что к нему могут прийти даже спустя несколько лет, и у него не будет возможности коррумпировать проверяющий орган, это станет серьезным механизмом сдерживания коррупции.

II. Участие в тендере нескольких компаний, аффилированных с одним собственником.

Что было. «Зачастую тендерные предложения подавались от нескольких «фирм-прокладок» – компаний, фактически принадлежащих одному лицу. Создавалась видимость проведения конкурса», – рассказывает CEO одной компании.

Артем Афян: Такая проблема есть. И помимо коррупционной составляющей, у нее есть другая сторона. Экономика находится в упадке, поэтому не удивительно, что еще не все смогли сориентироваться и не все, кто реально может, приняли участие в государственных тендерах.

Поэтому бывают случаи, когда никто не хочет принимать участие в тендере, и единственный претендент вынужден имитировать конкурс, лишь бы пройти эту процедуру. 

Проблема в том, что государство является очень плохим бизнес-партнером. Во-первых состояние бюджета не позволяет надеяться на своевременную оплату, а инфляция делает ожидание губительным. Во-вторых, любой контракт с государством заканчивается приходом проверяющих, которые не отличаются адекватным поведением.

Что изменилось (важно изменить). Согласно новой редакции ст. 17 Закона «Об осуществлении государственных закупок», заказчик обязан не допустить участника к процедуре закупки, если:

- предложение конкурсных торгов (квалификационное, ценовое предложение) подано участником процедуры закупки, который является связанным лицом с другими участниками процедуры закупки и/или с членом (членами) комитета по конкурсным торгам заказчика;

- сведения о юридическом лице, которое является участником или участником предварительной квалификации, внесены в Единый государственный реестр лиц, совершивших коррупционные или связанные с коррупцией правонарушения, или указанное юридическое лицо не имеет антикоррупционной программы или уполномоченного по антикоррупционной программе юридического лица в случае, когда они являются обязательными в соответствии с законом.

Как в старой, так и в новой редакциях Закона «Об осуществлении государственных закупок» указаны следующие ограничения:

- заказчик имеет неопровержимые доказательства того, что участник или участник предварительной квалификации предлагает, дает или соглашается дать прямо или косвенно любому должностному лицу заказчика, другого государственного органа вознаграждение в любой форме (предложение о найме на работу, ценная вещь, услуга и т.п.) с целью повлиять на принятие решения по определению победителя процедуры закупки или применения заказчиком определенной процедуры закупки;

- служебное (должностное) лицо участника или участника предварительной квалификации, которое уполномочено участником или участником предварительной квалификации представлять его интересы при проведении процедуры закупки, физическое лицо, являющееся участником или участником предварительной квалификации, было привлечено по закону к ответственности за совершение в сфере государственных закупок коррупционного правонарушения;

- предприятие (участник или участник предварительной квалификации) в течение последних трех лет привлекался к ответственности за нарушение Закона “О защите экономической конкуренции” (совершение антиконкурентных согласованных действий, касающиеся искажения результатов торгов).

Также в новой редакции закона отменена процедура закупки у одного участника. Зато появилась «переговорная процедура закупки», которая почти полностью совпадает с процедурой закупки у одного участника, полагают юристы.

«Украинские законы – одни из самых совершенных в мире. Проблема в их исполнении. В новой редакции закона появилась норма о не допуске к тендеру связанных компаний. Но что мешает зарегистрировать «фирму-прокладку» на сотрудника компании, просто хорошего знакомого или открыть новую компанию, которая ранее не была уличена в правонарушениях», – иронизирует один из опрошенных руководителей компаний.  

- На Ваш взгляд, новые нормы закона препятствуют допуску к тендеру «фирм-прокладок»? Какие меры, механизмы нужны для снижения этого коррупционного риска?

Пресс-служба Министерства экономического развити