вимкнути дудлвключити дудл

Як перемогти піратство за 1 день

Авторское право

Занимаясь в последнее время вопросами защиты авторских прав, анализом сложившейся ситуации и ближайших перспектив по этому поводу в мире, у меня возникли некоторые крамольные мысли. Ими и поделюсь.
 
Стержневой позицией и основным принципом авторского права является идея о том, что создавая объекты нематериального мира, автор имеет право получать за это вознаграждение. На защиту этого самого права разрабатывались нормы, регулирующие правоотношения интеллектуальной собственности. С того момента, когда зарождались основные принципы, регулирование интеллектуальной собственности превратилось в противоположность того, ради чего оно задумывалось.
 
Защита прав творцов, тех, кто создает новое во всех сферах деятельности, отошла на задний план. В авангарде вечно угнетенных на данный момент – крупные мэйджоры, деятельность которых состоит в основном в том, что бы скупить чужие творческие решения и потом их дорого продать потребителям. Вознаграждение уже не направлено на финансирование творческих идей, лишь собственных коммерческих целей.
 
Если исходить из того, что законы должны отражать суть устоявшихся правоотношений, то закон Украины об авторском праве и смежных правах нужно незамедлительно переименовать в закон Украины о защите прав правообладателей.
 
Развитие Интернета деликатно намекнуло, что пропасть между потребителем и автором сократилась до одного клика. Истерию по этому поводу можно увидеть как в строчках, так и между строк в высказывании представителей RIAA: ресурсы поддерживающие пиратство и активно содействующие распространению нелегального контента, не выплачивая каких-либо лицензионных отчислений правообладателям, тем самым нарушая закон об охране авторского права». «Подобные ресурсы расшатывают устоявшуюся модель мировой звукозаписывающей индустрии и оказывают негативный эффект на американскую экономику».
 
Может ли уважаемый представитель RIAA хоть на миг допустить мысль о том, что агония так горячо им любимой «устоявшийся модели мировой звукозаписывающей индустрии» неизбежна как тупикового пути развития средств защиты авторских прав, потому как такая модель вообще не защищает права авторов.
 
Какая же модель будет защищать права авторов?! На мой взгляд, любая, при которой у авторов будут оставаться те самые права. Так примером новых моделей может служить возникновение сервисов, принцип работы которых позволяет создателям продавать собственные произведения напрямую конечному потребителю, оставляя себе при этом скажем 90% дохода от продаж. Да что там доход, если модель позволяет не лишаться львиной доли прав, что бесценно, вот он – страшный сон мейджоров.
 
Пиратство
 
США как государство, сосредоточившее в себе наибольшую долю прав интеллектуальной собственности, вполне логично является на сегодняшний день основным лоббистом ужесточения контроля за соблюдением авторских прав. Мало кто помнит о том, как же все начиналось.
 
Понятие «пиратство» впервые стало использоваться английскими издателями в XIX веке по отношению к издателям из США, которые публиковали книги авторов из Великобритании без разрешения и выплаты роялти. Причем делали это на вполне законном основании. Согласно американскому закону 1790 г. авторские права могли принадлежать исключительно гражданам Соединенных Штатов. На практике это отражалось в виде доступа американских издателей к бесплатной англоязычной литературе. Только в 1891 г. с принятием закона Чейса иностранным авторам были также дарованы ограниченные авторские права.
 
Можно предположить, что за 100 лет законодатели США осознали всю пагубность такого положения вещей и прониклись проблемами обделенных монетой авторов Англии. Но как показала практика – ни тогда, ни сейчас забота об авторах никогда не превалировала над экономическими интересами. Изменения в законе были пролоббированы одной из групп издателей, которая надеялась тем самым получить преимущества перед другой группой издателей. Впрочем, уступки международному праву в законе Чейса были сделаны во многом иллюзорные, поэтому проблемы между американскими и иностранными издателями в большей или меньшей степени сохранялись вплоть до 1989 г., когда США подписали Бернскую конвенцию.
 
Но судя по давлению, которое оказывает США на весь мир с целью имплементации в национальное законодательство различных стран максимально жестких норм по защите авторских прав, живет США настоящим днем, без оглядки на свое пиратское прошлое.
 
Вернемся в день сегодняшний, актуализируем описанную выше идею о том, что авторское право не защищает интересы авторов, окунем это в контекст проблемы пиратства и смоделируем следующую ситуацию.
 
В одно и тоже время на одной и той же планете существуют:
 
Правообладатели, которые по их словам постоянно недополучают огромных средств в результате такого явления как пиратство.
Пираты. Так, например, закрытый не так давно сервис обмена файлами Megaupload, который заработал на правах мейджеров сотни миллионов долларов США.
Опять-таки же самые правообладатели, которые тратят те же миллионы на борьбу с пиратами.
Пользователи, которые и оплачивают все это разнообразие.
Авторы произведений, которые создают тот продукт, на котором зарабатывают парни из первых двух пунктов.
 
Понимаете, к чему я клоню? Вычеркнуть посредников, заменить их скриптом, не имеющим таких непомерных аппетитов, а лишь автоматически исполняющим свою функцию. Несомненно, человечество придет к этому, причем очень скоро. Но я сейчас не об этом.
 
Меня больше поразила такая мысль – сохраняя тот же состав субъектов, подчиняясь не чувству справедливого распределения благ, а лишь алчной экономической целесообразности, давайте поставим на место пиратов – правообладателей. Что произойдет.
 
В одно и тоже время на одной и той же планете, но уже гипотетически существуют:
 
Правообладатели, которые зарабатывают на своих правах традиционным для них способом;
Правообладатели, которые зарабатывают на своих правах, распространяя объекты авторских прав бесплатно;
Правообладатели, которые не тратят денег на борьбу с пиратством.
 
Что получается? Данная модель показывает, что правообладатели могут, не напрягаясь, уничтожить пиратство как явление, при этом открыв для себя новую статью дохода – ту модель монетизации авторских прав, по которой работают пиратские ресурсы, избавившись от растратной статьи борьбы с пиратством.
 
Также сложно оценить насколько сильно реализация данной модели снизит напряженность в обществе, связанную с потреблением нелицензионного контента. Возможно, не должны себя чувствовать/быть преступниками те миллионы людей, которые потребляют нелицензионный контент и на которых стоит клеймо пирата, которые потенциально живут под угрозой уголовного преследования.
 
Я все больше убеждаюсь, что пришло время пересмотреть однобокие каноны авторского права, созданные в доцифровой век не учитывающие его специфику. Пора честно признать, что существующая модель перераспределения имущественных благ за созданные объекты авторского права не направлена на защиту интересов автора/творца, а также существенно ограничивает право лиц на доступ к информации и имеет непомерно долгий срок охраны объектов авторского права.