вимкнути дудлвключити дудл

ВСУ не давав права продавати майно без згоди співвласників, – думка. ЮРЛИГА. Ольга Додух

Опубліковано мовою оригіналу

Юрист АО «Юскутум» считает, что комментарии о выводе ВСУ относительно права продавать имущество без согласия совладельцев преждевременны и необоснованы

Неоднозначная трактовка вынесенного еще 02.07.2014 года решения ВСУ среди юристов вызывает некую истерию и безосновательные опасения, которые подогревают СМИ. Комментарии и громкое название статей о возможности продажи недвижимости без согласия совладельцев, с нарушением их преимущественного права на приобретение доли при ее продаже, вытекающие якобы из анализа текста решения ВСУ по делу № 6-68цс14, можно оправдать лишь невнимательным изучением самого содержания решения ВСУ.

Стоит сразу оговориться, что предметом спора в указанном деле являются не взаимоотношения сторон при осуществлении отчуждения одним из владельцев доли в имуществе, а прекращение права собственности одного из совладельцев имущества по заявлению второго при наличии оснований, предусмотренных законом.

Преимущественное право на приобретение доли в праве собственности на имущество определено ст. 362 ГК. Но данное преимущественное право «работает» только при условии желания одного из совладельцев провести отчуждение своей доли исключительно в порядке продажи или обмена. Никто не имеет права ограничить совладельца завещать или подарить свою долю третьему лицу. И указанная ст. 362 ГК не обязывает в таких случаях получать согласие других собственников этого имущества. Но это не предмет рассмотрения указанного дела Верховным Судом.

В решении ВСУ от 02.07.2014 года по делу № 6-68цс14 речь идет о совершенно других основаниях прекращения права собственности одного из совладельцев. Так, ВСУ в указанном деле обращается не к ст. 362 ГК, а к норме ст. 365 ГК, определяющей отдельный вид правоотношений – прекращение права собственности при наличии ряда оснований. Совокупность всех предусмотренных статьей оснований в совокупности, а их 4, позволяет любому из собственников передать спор о прекращении права собственности на разрешение в суд.

Для понимания, в пример оснований можно привести нераздельность имущества и невозможность установления порядка совместного пользования. Можно привести простой практический пример существования правоотношений, подпадающих под указанную статьи в жизни: братья, получившие наследство, никак не могут договориться, сколько Иван выплатит Пете за его долю в однокомнатной квартире, где проживает семья Ивана из 5-ти человек.

И вот если они не могут договориться, то на основании ст. 365 ГК, этот спор разрешается судом. Именно подобному случаю дает оценку ВСУ. Именно по ст. 365, а не ст. 362 ГК, дает свои выводы ВСУ в решении от 02.07.2014 года по делу № 6-68цс14. И это никак не соприкасается с правоотношениями продажи доли одним из собственников и преимущественным правом совладельца на ее приобретение. Суд данным решением не позволил одному из совладельцев продавать без разрешения второго имущество.

Институт «принудительного» прекращения права собственности существует уже давно. Спор потому и возникает, что стороны не могут определить условий, отвечающих требованиям всех участников дела. И тут доля субъективной оценки каждым участником своей правоты бесспорно один из главных факторов не достижения консенсуса участниками правоотношений.

Именно поэтому законодатель дал возможность на основании ст. 365 ГК такие споры передавать на разрешение суда, который дает свою оценку доводам и доказательствам сторон и ставит точку там, где собственники не могут договориться о режиме пользования совместной собственностью.

И его оценка также будет носить определенную долю субъективности, как, впрочем, во многих гражданских делах. И если говорить о том, что судьям на свое усмотрение, без определения критериев, дали возможность лишать права собственности, то стоит тогда говорить и о субъективности при принятии решений, например, в делах о лишении родительских прав, где также нет четких критериев оценки «проступков» родителей, за которые можно лишать родительских прав. И таких примеров категорий дел, где нет четких критериев, можно привести достаточно много.

Нет в этом решение ничего одиозного, поскольку ВСУ не использовал в своих заключениях никаких новшеств или позиции, которая не определена действующим законодательством. Сама ст. 365 ГК предполагает оценочное суждение и субъективный подход к решению спора, поскольку и категории имущества различны, и правоотношения могут носить сложный и комплексный характер.

Из-за разносторонности и широкого круга возможных режимов пользования имуществом и категорий объектов гражданского оборота, критерии оценки того или иного вида правоотношений в законодательстве закрепить просто невозможно. Да и для юристов, как и для всех специалистов не должно быть открытием положение ст. 212 ГПК, согласно которой суд принимает решение, оценивая доказательства по своему внутреннему убеждению, с учетом анализа обстоятельств дела и оценки доказательств в их совокупности при всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании.

Поэтому такой акцент на передачи судам полномочий самостоятельно оценивать обстоятельства и доказательства не раскрывает сути принятого решения, а безосновательно создает мнение у читателей о возможности лишится своего права в совместной собственности без ведома, по решению суда, если второй собственник решил продать такое имущество. Это совершенно не так. На сегодняшний момент размещение подобного рода информации лишь подогревает недоверие к праву в нашей стране, как в прочем и распространяет правовой нигилизм, не позволяя расти сознательному гражданскому обществу.

В контексте данного решения стоит говорить о том, что суд обратил внимание на необходимость оценки такого определяющего обстоятельства как существенность ущерба, который может быть причинен совладельцу при принудительном лишении его права. Да, критериев оценки такого ущерба нет в законодательстве. Но и определить их невозможно в виду всего многообразия объектов, субъектов и состава правоотношений.

Но с учетом сути спора и положений ст. 365 ГК также стоит говорить осоизмеримости ущерба, которой причиняется всем владельцам ввиду невозможности использования имущества вообще, поскольку владельцы не могут договориться, и ущерба, который причиняется одному из владельцев принудительным лишением его собственности. Именно при оценке всех обстоятельств в их совокупности суд должен оценить существенность ущерба, который будет причинен владельцу при принудительном лишении права собственности.

Дело направлено на новое рассмотрение. При этом суд указал на необходимость обязательной оценки при рассмотрении спора по существу обстоятельств дела согласно п. 4 ч. 1 ст. 365 ГК. Точка в деле еще не поставлена, поэтому выводы о том, что суд разрешил продавать имущество без разрешения всех владельцев, преждевременны.

Ольга Додух, юрист практики судебных споров и медиации АО “Юскутум”

По материалам ЮРЛИГА