вимкнути дудлвключити дудл

Військовий толк. Юридическая практика №32-33, 19 серпня 2014 року. Ксенія Проконова

Опубліковано мовою оригіналу

Судебные процессы, связанные с АТО, остро поставили вопрос толкования норм о военных преступлениях

Уголовные дела о дезертирстве вызвали неоднозначные оценки в обществе в целом и в юридической среде в частности. В то время как политики только спорят о том, кто должен нести ответственность за создание обстановки, препятствующей исполнению воинского долга, адвокатам уже сегодня приходится спасать военнослужащих и военнообязанных от неблагоприятных правовых последствий. К тому же в зоне АТО действуют добровольцы, которые далеко не всегда увязывают свои действия с законом, что также не вызывает энтузиазма у местного населения. Нет наработанной судебной практики и в отношении нарушений со стороны мобилизованных граждан. Разобраться в ситуации «ЮП» помогли мнения экспертов, правозащитников, а также официальная статистика правоохранительных органов.

Статистика

Генеральный прокурор Украины Виталий Ярема с самого момента назначения на эту должность пообещал строго привлекать к ответственности за неисполнение воинского долга. «Человек, который надел погоны и дал клятву на верность украинскому народу, всегда должен быть готов умереть и отдать свою жизнь», — задекларировал он свою позицию. Согласно данным, предоставленным ГПУ на запрос «ЮП» 12.08.с.г., на территории Луганской области были зарегистрированы 110 правонарушений в категории военных преступлений, из них семь направлены в суд с обвинительным заключением. В Донецкой области зарегистрированы 103 военных преступления, из которых лишь два производства направлены в суд. Важно отметить, что свыше 20 производств в зоне АТО были прекращены по реабилитирующим основаниям.

Самая массовая категория преступлений на Луганщине — нарушение правил обращения с оружием, а также с веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих (статья 414 Уголовного кодекса (УК) Украины). При этом из 75 производств 14 прекращены. Дезертирство (статья 408 УК Украины) фигурировало лишь в одном уголовном производстве в этой области, а самовольное оставление воинской части (статья 407) — в пяти производствах. По факту халатного отношения к военной службе (статья 425 УК Украины) открыты 11 производств на территории этой области. В свою очередь на территории Донецкой области были открыты 26 производств по статье 408 (прекращены два) и еще 25 — по статье 407 УК Украины (прекращено одно). Вопрос ответственности за дезертирство вызвал общественный резонанс на примере дела, которое рассматривается в Жовтневом райсуде Запорожья. Напомним, что военнослужащих 51-й механизированной бригады подозревают в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 409 УК Украины (уклонение военнослужащего от несения военной службы в условиях военного положения или в боевой обстановке).

Бойцы бригады, спасаясь от артобстрела со стороны террористов, пересекли границу с РФ, где попали в плен, а по возвращении на Украину стали фигурантами уголовного дела. В Секретариате Уполномоченного по правам человека утверждают, что только благодаря вмешательству омбудсмена  удалось прекратить нарушение права на защиту и допустить к подозреваемым адвокатов центра оказания бесплатной правовой помощи.

По словам г-на Яремы, никаких смягчающих обстоятельств в военной сфере быть не может. Так, был арестован по подозрению в совершении преступления командир воинской части Нацгвардии, оставивший часть в Донецке. В руки террористов попало огнестрельное оружие. Он мотивировал свои действия тем, что сохранил жизнь военным. «Если люди сдают воинские части без боя, я считаю, что это предательство в чистом виде», — убежден Генпрокурор.

Признаки отличия

Как отличить состав преступления по статье 407 (оставление воинской части) от 408 (дезертирство)? На этот вопрос ответил Александр Горошинский, партнер АФ GORO Legal. По его словам, в Едином государственном реестре судебных решений размещено около 20 приговоров по статье 408 УК Украины, из них в период действия АТО — восемь. «Сложность квалификации деяний военнослужащих по данной статье заключается в том, что необходимо доказать прямой умысел, цель уклонения от военной службы. Кроме того, в отличие от квалификации деяний по статье 407 УК Украины, обязательным является намерение оставить военную службу не временно, а навсегда.

Именно при доказанности всех объективных и субъективных признаков суды признают наличие состава преступления дезертирства (например, решение Бердичевского горрайонного суда по делу № 274/3585/14-к от 31 июля 2014 года). С учетом этого чаще всего основным доказательством вины лица выступает признание вины. Кроме того, суд принимает во внимание приказ о назначении на должность/присвоении звания, контракт о прохождении военной службы, доказывающие факт прохождения лицом военной службы, список личного состава воинской части, акт служебного расследования, которым устанавливается факт отсутствия на месте службы, также изучается поведение лица после оставления места службы с целью установить намерение возращения (решение Нахимовского районного суда г. Севастополя по делу № 1-кп / 765/141/13 от 7.08.2013 года)», — объясняет адвокат.

Что касается такого преступления, как государственная измена (статья 111), отметим, что в Едином государственном реестре судебных решений за последние два года вообще нет приговоров по данной статье. Однако, по словам адвоката, можно найти решения об освобождении от уголовной ответственности за приготовление к государственной измене (например, постановление Тернопольского горрайонного суда по делу № 607/7202/14-к от 27 мая 2014 года), поскольку, осознавая противоправность и уголовную наказуемость своих действий, лицо во исполнение преступного задания никаких действий против Украины не  совершало и сообщило Службе безопасности Украины о своей связи с иностранным агентом и о полученном задании.

По словам адвоката, на Украине преступными считаются гораздо меньше действий, совершаемых в условиях войны, чем определенное в статье 8 Римского статута Международного уголовного суда. «Многие нормы Римского статута могут быть акту-альными для нас, например: умышленное нападение на гражданское население как таковое или отдельных гражданских лиц, не принимающих непосредственного участия в военных действиях, умышленное нападение на гражданские объекты, то есть объекты, которые не являются военными целями, взятие заложников. Данным актом военным преступлением признается даже заявление о том, что пощады не будет», — уточняет г-н Горошинский. Кроме того, УК Украины предусматривает освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности в зависимости только от тяжести преступления, тогда как Европейская конвенция о неприменимости срока давности к преступлениям против человечества и военных преступлений предусматривает неприменение сроков давности по военным.

Призыв

Неоднозначным является и вопрос привлечения к ответственности за уклонение от призыва по мобилизации (статья 336 УК Украины). Государство не исполняет всех своих обязательств, что усложняет реализацию призыва. Уполномоченным по правам человека было принято решение провести мониторинговые визиты в военкоматы некоторых регионов. «По результатам проведенных визитов были установлены недостатки в работе медицинских комиссий: отсутствие в составе комиссий на день проверки определенных специалистов, ненадлежащее обеспечение их медицинским инструментарием и стерилизационными сред- ствами, некоторая формальность осмотров, в особенности врачом-психиатром, неурегулированность вопроса проведения дополнительных исследований, которые учреждениями здравоохранения осуществляются на платной основе.

Кроме того, общим проблемным вопросом для военкоматов остается вручение повесток и явка лиц, подлежащих мобилизации» — о таких нарушениях сообщил «ЮП» представитель омбудсмена Михаил Чаплыга. Стоит отметить, что приговоры за уклонение от призыва по мобилизации в период АТО украинскими судами еще не вынесены. Тем не менее есть приговоры, согласно которым военнообязанные наказывались двумя годами условно путем заключения соглашения о признании вины.

Проблемы добровольцев

Одним из наиболее сложных вопросов является правовое регулирование деятельности добровольческих военизированных формирований. Об этом рассказала Ксения Проконова, адвокат практики правовой безопасности бизнеса АО «Юскутум». «Те, кто сейчас защищает интересы Украины, могут столкнуться с крайне негативными последствиями, когда наступит мир, — отметила она. — Участники бесчисленных батальонов, которые растут как грибы, зачастую не имеют официального статуса и полномочий. В связи с этим возникает множество вопросов: от набивших оскомину льгот и выплат до легитимности применения силы и оружия. Никто не застрахован от появления уголовного производства по окончании войны, которую и войной-то не признали. Участники батальонов могут столкнуться с тем, что их обвинят в уклонении от воинской службы, поскольку они по бумагам продолжают чис- литься в качестве призывников и должны явиться по вызову. Никаких подтверждающих их местонахождение документов им, естественно, не выдают. Кабинетом Министров Украины до сих пор не разработан порядок предоставления им статуса участника боевых действий. Это чревато тем, что на бумаге ранения участника АТО равноценны ранам участника поножовщины после чрезмерного употребления алкоголя».

Также г-жа Проконова отметила, что лица, поступающие на службу в подобные батальоны, не проходят курс подготовки молодого бойца, психологическое тестирование, что является обязательным при применении оружия и силы. «Пока не легализирована деятельность батальонов, их участников и создателей всегда можно обвинить в создании организованной преступной группировки», — подчеркнула адвокат.

pdf-версия статьи