выключить дудлвключить дудл

Эффективность антикоррупционных инициатив в Украине: мнения экспертов, Радио «Голос Столицы», Денис Овчаров

В эфире радиостанции «Голос Столицы» адвокат, партнер адвокатского объединения «Юскутум» Денис Овчаров оценил перспективы борьбы с коррупцией в нашей стране.

Кабинет Министров Украины внес в Верховную Раду проект закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты, касающиеся антикоррупционной политики. Таким образом, будут выполнены рекомендации Еврокомиссии перед возможной либерализацией визового режима с ЕС.

«Голос Столицы»: Если оценивать вероятность принятия всех изменений – насколько она высока?

Денис Овчаров: Разработали законопроект, но ведь это не инициатива нашего государства, это вынужденная мера, требование Европейского Союза. Они бы и рады не принимать этот закон, и возможно даже, что не примут его по какой-то причине.Это ведь только законопроект, его только подали в Верховную Раду 23-го числа. Когда он будет рассмотрен – никто не знает. Будет ли он проголосован – тоже неизвестно.

Кроме того, закон можно обойти. Вы поймите, что самим текстом закона коррупцию не поборот. Сознание общества к этому должно прийти. Наше общество, к сожалению, ещё не готово с этим бороться. Возьмём реформы в Грузии. Чем они были подкреплены? Вливанием денег в зарплаты, в социальные гарантии. А я так понимаю, что в нашей стране, учитывая последний квартал, денег в бюджете всё меньше и меньше. Поэтому как мы можем бороться с коррупцией, если нечем бороться? Любая борьба требует финансового вливания.

«Голос Столицы»: Эксперты еврокомиссии рекомендуют повысить санкции за уголовные и коррупционные правонарушения, там предусмотрено установление более жёстких видов наказания, и это не только повышение штрафа, но и заключение.

Денис Овчаров: Да, это лишение свободы, ограничение свободы, общественные работы и конфискация имущества.

«Голос Столицы»: Насколько это всё сейчас усилилось?

Денис Овчаров: В среднем на коэффициент 1,2-1,3. Это небольшой коэффициент. Где был штраф, например, 500 необлагаемых минимумов доходов граждан, стал штраф 400 необлагаемых, но при этом – лишение свободы от 2 лет. Для чего это нужно? Для того чтобы можно было избирательно подходить к мере наказания. Потому что в некоторых случаях, когда человек неоднократно привлекался за эти действия, уже штрафа недостаточно, нужны более суровые меры наказания. Опять же, конфискация имущества. И надо понимать, то, что мы сегодня обсуждаем, это касается не только чиновников и государственных лиц, но и простых граждан. В данном случае, например, на предприятии, — обещание неправомерной выгоды. Например, когда сотрудника устраивают на работу за откат – это тоже коррупционные действия.

«Голос Столицы»: А в этом случае, если сотрудник идёт к правоохранительным органам, он является информатором?

Денис Овчаров: Да. Кроме того, в этом законопроекте есть такое понятие, как «анонимный донос». Человек, который обращается в правоохранительные органы, вообще себя не называет, но после его заявления, если оно будет иметь под собой основание для уголовного правонарушения, начинается уголовное производство и расследуется данное событие. Возможно, в нашей стране, в связи с разными политическими играми, будут всевозможные доносы на разных чиновников. Вообще, этонужно, чтобы была хоть какая-то реакция. Потому что сегодня, если ты себя не идентифицируешь и подаёшь какое-либо заявление, оно не будет рассматриваться.

В то же время, у нас нет программы защиты свидетелей, потому что это требует большого финансирования. У нас не принято «стучать». И даже когда это будет развито и популярно, то скорее всего, не будет должного финансирования, и опять же появится угроза жизни и здоровью самого свидетеля. Представьте, что коррупционное дело в суде рассматривается в среднем 1-2 года, особенно если человек не признаёт свою вину. А у свидетеля есть семья, у него есть какой-то бизнес или работа. Воздействовать на него в нынешних условиях крайне легко, чтобы он поменял свои показания. Кроме того, новая реформа УПК говорит о том, что свидетельские показания будут показаниями только тогда, когда они будут озвучены в суде.

«Голос Столицы»: В законопроекте есть такая формулировка: «злоупотребление влиянием».

Денис Овчаров: Да, это новый термин. На самом деле, этот законопроект очень сложный. А у нас кадры в правоохранительных органах с каждым годом всё хуже и хуже. Поэтому очень много размытых понятий, которые ещё на самом деле не опробованы в судебной практике. И неизвестно, как трактовать тот или иной термин. Злоупотребление влиянием – в чём это должно выражаться?

По материалам радиостанции «Голос Столицы»