выключить дудлвключить дудл

Технологическая нейтральность уже является общемировым трендом. Юрий Котляров

Юрий КотяровУже прошло более двух лет со дня ратификации Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС и более года после начала временного применения ее так называемой экономической части.

По соглашению об ассоциации с ЕС Украина должна привести свое законодательство в соответствие с директивами и решениями ЕС.

В частности, Украина должна адаптировать свое законодательство к положениям, предусмотренным Директивой № 2002/21/ЕС (Рамочная директива), Директивой № 2002/20/ЕС об авторизации, Директивой № 2002/19/ЕС о доступе, Директивой № 2002/22/ЕС  об универсальных услугах, Директивой № 2002/77/ЕС о конкуренции на рынках телекоммуникационных сетей и услуг.

Кроме того, Украина должна в целом интегрировать в свою систему законодательства  Решение № 676/2002/ЕС о политике в отношении радиочастотного спектра.

Вялая позиция

Пока на сегодняшний день, украинское телекоммуникационное законодательство все еще остается тем же старым зданием с вывеской «телефон-почта», быть может слегка подретушированным с фасада.

Конечно, формальный срок для выполнения Соглашения об ассоциации с ЕС еще не истек. Напомним, что Украина должна провести адаптацию своего телекоммуникационного законодательства с acquis ЄС в течении 4-х лет.  Однако настораживает вялая позиция государства в отношении мер по адаптации телекоммуникационного законодательства Украины к законодательству ЕС, в частности, и к реалиям отрасли вообще. Украина пока еще игнорирует очевидный для других стран факт, что телекоммуникационная отрасль является основным драйвером в развитии страны.

Уже давно признано, что цифровая экономика, интернет вещей, M2M, массивы данных и другие подобные явления сегодняшнего будущего всецело зависят от развитой телекоммуникационной инфраструктуры и услуг.

Сейчас в ЕС уже вовсю обсуждается Коммуникационный кодекс Европы, который должен изменить подходы к регулированию телекоммуникационной отрасли. При обсуждении данного кодекса Европейской комиссией еще раз подчеркивается важность телекоммуникационной инфраструктуры для развития и объединения стран ЕС.

Отдельные тенденции

Справедливости ради необходимо отметить, что есть отдельные тенденции, которые способствуют развитию отрасли.

Прежде всего, это законодательные инициативы парламентского комитета по вопросам информатизации и связи- законопроекты об электронных коммуникациях, о радиочастотном ресурсе и другие. Немногие из них были приняты парламентом. Например, 7 февраля 2017 года был парламент принял во втором чтении законопроект об использовании существующих объектов инфраструктуры и жилого фонда в целях телекоммуникаций. к сожалению, все остальные инициативы остаются  пылиться на полках парламентского комитета.

Кроме этого, следует отметить отдельные попытки Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере связи и информатизации, регулировать нюансы новой реальности фактически молотообразным инструментарием, находящимся в ее распоряжении.

Яркий пример – это активность НКРСИ по внедрению мобильной связи 4-го поколения.

Нюансы 4G

Так, первые лицензии 4G запланированы правительством к концу 2017 года. Однако есть несколько, мягко говоря, «небольших» нюансов, без учета которых лицензии 4G не появятся.

Нюанс первый. Весь подходящий радиочастотный ресурс уже занят другими технологиями. Отсюда есть необходимость каким-то образом освободить его под 4G, то есть осуществить так называемый рефарминг. При этом понятно, что при осуществлении рефарминга не должны быть нарушены законные интересы существующих владельцев радиочастотного ресурса.

Кроме того, следует учитывать, что высвобождение подходящего для 4G ресурса весьма осложняется отсутствием сильного желания со стороны пользователей самого его лакомого куска (800 МГц) – это аналоговых телевещателей.

Не упрощает проблему также и тот факт, что пользование также самым «вкусным» радиочастотным ресурсом (например, в некоторых диапазонах 900 МГц) осуществляется военными. Сколько необходимо денег на конверсию радиочастотного ресурса, используемого военными, трудно предположить. Скорее всего, много. Грубую оценку может дать опыт конверсии частот под 3G.

Нюанс второй. Освобожденный под 4G и существующий радиочастотный ресурс должен быть перераспределен между мобильными операторами таким образом, чтобы ни один из них не приобрел конкурентные преимущества вследствие такого распределения. Такое перераспределение является далеко нетривиальным, учитывая сегодняшнее радиочастотное неравенство мобильных операторов.

Нюанс третий. Лицензии на радиочастотный ресурс под 4G должны быть технологически нейтральными. То есть по новым лицензиям операторы должны иметь возможность предоставлять мобильную связь по любой технологии, например, 2G, 3G, 4G (LTE) или 4G (WiMax).

Технологическая нейтральность лицензий является общемировым трендом. Кроме того, технологическая нейтральность предусмотрена и в одной из директив ЕС, условия которой должны быть внедрены в украинское законодательство.

Нуждается в ремонте

Конечно, указанные выше вопросы можно решить и без принятия новых законов. Собственно говоря, НКРСИ это и делает.

Так, например, предложенные НКРСИ изменения в постановление Кабинета Министров Украины №993 от 1 августа 2007 года в части добровольного высвобождения радиочастотного ресурса по сути вводят в украинское законодательство механизм «вторичной продажи ресурса», который проводится при посредничестве регулятора (механизм, известный в практике стран ЕС и США как secondary trading).

Пусть и в усеченном варианте, но такой механизм можно назвать своего рода инновацией в украинском телекоммуникационном законодательстве.

Однако, несмотря на значимость такого рода законодательные новации все равно, на наш взгляд, остаются лишь ретушью фасада здания, которое давно нуждается в капитальном ремонте.

Юридическая Практика,

№7/999, 14 февраля 2017 года