выключить дудлвключить дудл

Разделяй и властвуй: зачем Украине банкротство? Александр Горобец

Дел о баГоробецнкротстве предприятий, физических лиц – предпринимателей начато и рассмотрено судами множество, однако количество судебных приговоров по статьям 218 – 221 УК Украины совсем мизерное. Какие факторы влияют на эффективность противодействия проявлениям криминального банкротства?

Открытие хозяйственным судом дела о банкротстве влечет за собой уголовную ответственность собственников предприятия, а также его должностных лиц. Так повелось с введением в действие Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» (далее – Закон).

За последние годы наблюдаем существенную либерализацию уголовного законодательства относительно преступлений в сфере банкротства. До января 2012 года в Уголовном кодексе Украины (далее – УК) предусматривался ряд преступлений, которых не существовало в Уголовном кодексе Украинской Советской Социалистической Республики. В частности, гарантировалась ответственность за совершение таких преступлений, как фиктивное банкротство (ст. 218 УК), доведение до банкротства (ст. 219 УК), сокрытие устойчивой финансовой несостоятельности (ст. 220 УК) и незаконные действия в случае банкротства (ст. 221 УК).

Некоторые из указанных норм – статьи 218, 220, 221 УК, были декриминализированы согласно Закону Украины от 15 ноября 2011 года № 4025-VI «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно гуманизации ответственности за правонарушения в сфере хозяйственной деятельности» (далее – Закон № 4025-VI). Такие деяния, как сокрытие устойчивой финансовой несостоятельности, незаконные действия в случае банкротства и фиктивное банкротство, предусмотрены объективной стороной административных правонарушений по нормам статей 164 15 , 166 16 , 166 17 Кодекса Украины об административных правонарушениях. А действующими остаются ст. 218 1 (доведение банка до неплатежеспособности) и ст. 219 (доведение до банкротства) УК Украины.

В пояснительной записке, поданной в Верховную Раду в ходе рассмотрения проекта Закона № 4025- VI, речь идет о необходимости принятия названных законодательных изменений. Это обусловлено вмешательством правоохранительных органов в деятельность хозяйствующих субъектов и, как следствие, существенными препятствиями для реализации права граждан на занятие предпринимательской деятельностью. В записке отечественное законодательство характеризуется необоснованно завышенным уровнем криминализации правонарушений в сфере хозяйственной деятельности, что является преградой для развития предпринимательства, а также служит причиной недополучения Государственным бюджетом Украины надлежащего возмещения вреда, причиненного противоправными действиями в указанной сфере.

«Чисто» обанкротиться невозможно

Итак, статья 1 Закона определяет банкротство как определенную хозяйственным судом несостоятельность должника восстановить свою платежеспособность с помощью процедур санации и мирового соглашения и погасить установленные в порядке, определенном данным Законом, денежные требования кредиторов не иначе как через применение ликвидационной процедуры. В законодательстве Украины действует презумпция чистого банкротства, поскольку все юридически значимые факты по делу утверждаются хозяйственным судом. Усложняет ведение дела и то, что арбитражные управляющие не заинтересованы в установлении фактов доведения до банкротства, они занимаются самим банкротством. Следует отметить и то обстоятельство, что в ст. 219 УК речь идет о совершении действий «умышленно, по корыстным мотивам, другой личной заинтересованности или в интересах третьих лиц».

При этом производство по делу о банкротстве может длиться долго, и виновный скорее всего избежит ответственности. В таком случае придется выбирать: привлекать виновного к ответственности или, заботясь о предприятии и интересах кредиторов, применять «реанимационные» процедуры. Для решения проблемы в законодательстве практически всех европейских стран существуют процессуальные предпосылки ответственности за банкротство (обычно это начало производства по делу о несостоятельности). Некоторые ученые считают, что в УК Украины очень широко определены основания уголовной ответственности за «доведение до банкротства». Поэтому, по их мнению, нужно воспользоваться опытом европейских стран, в которых ответственность за умышленное причинение несостоятельности законы связывают с совершением четко определенных в законодательных актах действий.

Бесхозяйность по-швейцарски

Так чем отличается опыт европейских стран в вопросах криминализации действий до или в ходе процедур банкротства? По Уголовному кодексу Голландии (от 03 марта 1881 г.) уголовной ответственности подлежат лица за совершение ими следующих действий:

– если расходы были чрезмерными или если лицо одалживало деньги, зная, что банкротства избежать невозможно;

– в случае невозможности предоставить в первичном виде бухгалтерскую документацию и отчетность о ведении хозяйственной деятельности;

– с целью ограничения прав кредиторов придумало или придумывает обязательства, отчуждает имущество ниже его стоимости или иным образом содействует какому-либо из кредиторов.

Уголовный кодекс Швейцарии (от 21 декабря 1937 г.) также выделяет в качестве отдельного преступления бесхозяйность, охватывающую неудовлетворительное размещение капитала, несоразмерные расходы, рискованные спекуляции, легкомысленные гарантии или использование кредита, что привело к неплатежеспособности должника. Интересно, что в Швейцарии кредитор, склоняющий должника к легкомысленным, несоразмерным расходам или рискованной спекуляции или по-ростовщически его использующий, лишается права на подачу жалобы относительно должника.

В Особой части Уголовного кодекса Германии (от 15 мая 1871 г.) предусмотрен целый раздел относительно квалификации уголовно наказуемых деяний до или в ходе процедуры банкротства. Особого внимания заслуживают нормы о наказании за совершение растраты имущества предприятия по неосторожности или покушение на данное преступление, а также позиция о том, что деяние наказуемо только тогда, если лицо прекращает выплаты, открывает процесс по признанию банкротом или отказывается открыть процесс банкротства ввиду недостаточности имущественной массы.

Банкротство в Украине чаще всего используется не для получения кредиторами своих долгов, а для получения контроля над предприятием и перераспределения собственности. «Банкротство давно стало одним из методов теневой приватизации, поскольку происходит манипуляция предприятиями с целью собственного обогащения».

Незаконные действия в случае банкротства могут быть сопряжены с совершением других уголовно наказуемых посягательств: преступлений против собственности, получением взятки, уклонением от налогообложения. В связи с этим действия виновного в таких случаях следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 218 1 , 219 УК, со смежными составами преступления, предусмотренными ст. 190 (мошенничество), ст. 191 (присвоение, растрата имущества или завладение им путем обмана или злоупотребление доверием), ст. 192 (причинение имущественного вреда путем обмана или злоупотребление доверием), а также с должностными преступлениями, предусмотренными в разделе ХVІІ «Преступления в сфере служебной деятельности» УК Украины.

Неэффективность работы правоохранительных органов по противодействию криминальному банкротству имеет свои причины. Среди них:

– теряется значительный объем доказательной базы, поскольку основной целью Закона является восстановление платежеспособности предприятия и/или физического лица – предпринимателя, и хозяйственным судом вводятся соответствующие судебные процедуры до факта признания его банкротом, которые иногда длятся годами;

– большинство кредиторов и финансовых учреждений несвоевременно обращаются за защитой в правоохранительные органы, поскольку не хотят разглашать содержание финансово-хозяйственной деятельности, что повышает уровень латентности данных преступлений; – судебная практика в данной категории дел постоянно находится в динамике, что заставляет правоохранительные органы выжидать решение суда высшей инстанции, чтобы обезопасить себя от преждевременно активных действий; – научные разработки и практические рекомендации по расследованию указанной категории производств имеют выборочный характер, что препятствует четкому определению предмета доказывания и системному подходу к расследованию уголовных производств по ст. 219 УК Украины.

ВЫВОД: На сегодняшний день следственные подразделения в кейсах о случаях банкротства хотят вносить в ЕРДР сведения по смежным составам преступлений, предусмотренным ст. ст. 190, 191, 212, 205, 358 УК Украины, тактические приемы по которым давно проверены судебной практикой. Ожидаем сдвигов с мертвой точки от Службы финансовых расследований, создание которой анонсируется на высшем уровне, вместо соответствующих структур в Генпрокуратуре, СБУ, ГФС и Нацполиции.

Юрист и Закон, 03.11.2017 – 09.11.2017, № 42