выключить дудлвключить дудл

Публикация НКРСИ решения суда о блокировке интернет-магазина создала «рекламную волну». Екатерина Карасёва

10452421_779990145367791_7668086080601064321_n4 апреля на сайте Национальной комиссии, осуществляющей госрегулирование в сфере связи и информатизации появилось сообщение, вызвавшее, мягко говоря, непонимание в телеком-сообществе: регулятор на своей официальной странице сообщил о решении Голосеевского райсуда обязать интернет-провайдеров немедленно закрыть доступ к двум интернет-магазинам.

В сети уже окрестили такую судебную практику и поступок регулятора как «путь к Укркомнадзору» и очередной шаг к тотальной цензуре в Интернете.

В опубликованном на сайте регулятора сообщении говорится о постановлении следственного судьи Голосеевского районного суда города Киева Чередниченко Н.П. от 20.03.2018 в уголовном производстве №12016100090002189. Это уголовное производство, согласно данным Единого госреестра судебных решений, было открыто после обращения компании MIELE&CIE.KG из-за якобы незаконного использования торговой марки MIELE одним из украинских интернет-магазинов. Магазин, у которого не было прав на торговую марку, использовал её с 2011 года.

Спор об использовании торговой марки зацепил всех украинских операторов и провайдеров после принятия судом уже упомянутого выше решения.

InternetUA пообщался с Екатериной Карасёвой, старшим юристом Практики ТМТ Juscutum о данном инциденте.

– Насколько правомерным, по вашему мнению, является такое решение суда?

– Такое Определение суда прецедентное и неоднозначное, поэтому вызвало эффект Стре́йзанд. При определении ареста, как средства обеспечения на той стадии процесса, суд не обязан был оценивать, насколько полно следователь собрал доказательства по делу и исходил из них, которые оценил как полные для определения. Был установлен факт незаконного использования знака для товаров и услуг «MIELE». Почему-то суд решил, что при использовании веб-сайта (который признается объектом интеллектуальной собственности) у простых пользователей Интернета возникают имущественные права интеллектуальной собственности. Такое утверждение не законно, так как ни пользование, ни распоряжение, ни другие права по отношению к имущественным правам не возникают. Например, покупая сумочку Prada — не передается право шить и продавать сумки под этим названием. Арест предусматривает ограничение права или запрет, в т. ч. пользования имуществом и его изъятие (конфискацию). Запрет или ограничение пользования/распоряжения имуществом может применятся при обстоятельствах, которые подтверждают, что их неприменение приведет к сокрытию, повреждению, порче, исчезновению, утрате, уничтожению, использованию, преобразованию, передвижению или передаче имущества. Не понятна и не установлена причинно-следственная связь между защитой права интеллектуальной собственности и «региональным запретом».  

Также, по словам юриста, не поддаётся квалификации и оценке резолютивная часть Определения – наложить арест на имущественные права интеллектуальной собственности, которые возникают у пользователей сети интернет при использовании веб-ресурса, путем обязательства Интернет-провайдеров закрыть к ним доступ.

– Во-первых, судебная практика не знает случаев ареста торговых знаков как вещественных доказательств. Во-вторых, Определение суда в части «обязанности всех» нарушает право на свободную предпринимательскую деятельность (решение Европейского суда в деле C 70/10), – говорит Екатерина Карасёва. – Вопрос с фактической реализацией определения суда — ареста на права интеллектуальной собственности — достаточно интересен. Хост провайдера веб-сайтов находится в другой юрисдикции, а это означает, что выполнять решение суда могут разными вариантами.

– Были ли другие возможности у судьи ограничить доступ к ресурсу, не определив исполнителями решения всех операторов и провайдеров?

– Да. Ограничение доступа к веб-ресурсам законопослушными операторами и провайдерами Украины, конечно, самый простой вариант и может иметь место, но как крайняя мера. Такой вариант не эффективный и не решает проблемы ограничения доступа к веб-ресурсу всецело, поскольку распространяется только на украинских пользователей сети Интернет. Запрет подразумевает ограничение транснационального пользования. Намного эффективнее было бы обратится к/обязать хост-провайдера как через процедуру международного исполнения решений судов, так и путем прямого обращения. Такая практика международной блокировки работает довольно успешно, когда на обращение Киберполиции Украины добровольно блокируются веб-ресурсы США и ЕС.

– Насколько легитимным является сообщение о данном решении через портал НКРСИ?

– НКРСИ выполнил решение суда и обнародовал его для операторов и провайдеров связи. Это было сделано, скорее всего, для того, чтобы суд не направлял отдельное Определение каждому из 7000 провайдеров Украины. Реакция телеком-рынка на такое обезличенное обязательство суда достаточно неоднозначна. Вроде как обязанность есть, а кому адресована и как именно это нужно сделать, не указано. Некоторые законопослушные провайдеры уже заблокировали веб-ресурсы, учитывая опыт блокировки по Указу Президента, другие же законно ожидают адресное обращение исполнительной службы Украины.

InternetUA