выключить дудлвключить дудл

Признаки, что ваша компания финансирует терроризм. Виктор Шульга

photo_2017-10-20_18-24-02_300

Бизнес обвиняют в финансировании терроризма. Оказывают давление на строительные компании, предприятия Укрзализныци, табачный бизнес, производителей одежды, шоу-бизнес.

И только 12 судебных решений за год против нескольких сотен дел, открытых по статье 258-5 УК Украины Финансирование терроризма!

Большинство приговоров касается действительно преступных организаций, действующих непосредственно на территории псевдореспублики ЛДНР. Другие задели граждан, единичных в своих преступлениях в мизерных масштабах. К вот в одном из дел осужденный «передал террористу ремень, портупею, куртку и камуфляжные штаны, приобретенные за деньги». Напоминает борьбу участковых инспекторов с пьяницами, наркоманами и их осуждение за хищение металлолома, алюминия. Как видим, борьба с преступностью замыкает круг операционных вопросов и пока не предполагает глобального подхода.

Правоохранительные органы, в первую очередь, обращают внимание на следующее:

  • Если компания сотрудничает с российскими акционерами или соучредитель гражданин Российской Федерации. Обвинение трактуют как вывод средств за границу для финансирования терроризма
  • Если будет намек на то, что хоть какая-то доля полученных от хозяйственной деятельности средств или продукции направляется на неподконтрольную территорию «ЛДНР», или зафиксировано сотрудничество с контрагентом, ведущим деятельность на этой территории
  • Зафиксировано любое взаимодействие с лицами, находящимися в санкционных списках СНБО
  • Предприятие использует оборудование для добычи криптовалюты. Объясняют как анонимный способ для перечисления крупных сумм валюты для финансирования незаконных вооруженных формирований на востоке Украины
  • Создание или сотрудничество компании с фиктивными предприятиями. В интерпретации СБУ – это вывод средств на такие предприятия, в том числе «оффшорные», для дальнейшего обналичивания и финансирования боевиков
  • Создание или взаимодействие с гуманитарными фондами или общественными организациями

Компании, как лакомый кусок для следователей

Рабочий день менеджера компании А подходит к концу. Перед сном он просматривает сообщения из мессенджеров, делает некоторые заметки по планам на день следующий и даже не подозревает, что где-то на другом конце города на столе у ​​следователя находится постановление суда о проведении обыска в его компании. А вот суть террористических действий компании сложным языком силовиков: «В период с 2014 по 2015 гг. неустановленные должностные лица ООО А, которое входит в группу компаний АВС, организовали схему финансовой поддержки террористической деятельности террористической организации ДНР путем отчисления средств от реализации изготовленной ООО А продукции в активы так называемого Центрального республиканскую банка ДНР и налоговых органов ДНР с их последующим использованием для финансирования террористической деятельности».

Почему менеджер даже не догадывается о решении? Скорее всего, его компания не организовывала никаких схем финансирования террористической деятельности. Потому что в глазах следователя компания «А» выглядит как лакомый кусок, а не как субъект уголовного преступления.

Усиленный контроль доходов клиентов – тенденции

Все активнее становится контроль за клиентами и источниками происхождения их средств в финансовом секторе. Так, НБУ акцентирует внимание на банковский риск-менеджмент в разрезе проведения финансового мониторинга. Уже в конце ноября 2017 провели специальное мероприятие с FLIFI (Форум ведущих международных финансовых учреждений). На нем лучшие практики по мониторингу с участием международных банковских групп обменялись опытом. Не остались без внимания и рядовые граждане. Вероятно им придется не только объяснять, но и документально подтверждать легальность своих доходов при операциях, превышающих сумму в 150 000 гривен.

Усиленный надзор за доходами клиентов обуславливается изменениями, внесенными в Положение об осуществлении банками финансового мониторинга (постановление НБУ № 42).

В декабре прошлого года за нарушение мониторингового законодательства по вопросам предотвращения и противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, применили санкции к шести банкам – СЕБ Корпоративный банк, ТАСкомбанк, Банк ¾, Вернум Банк, Ощадбанк и ВТБ Банк. Среди выявленных:

  • Нарушение порядка финансовых операций, подлежащих финансовому мониторингу
  • Нарушение требований по идентификации, верификации и изучению клиентов банка
  • Ненадлежащее выявление публичных деятелей
  • Нарушение порядка представления информации Национальному банку Украины

Чем обусловлены такие меры? НБУ декларирует это как решения, направленные против отмывания денег, коррупции, финансирования терроризма. Синхронизируются такие резолюции, в первую очередь, с четвертой Директивой (ЕС) № 2015/849.

По закону, в систему финансового мониторинга, кроме финучреждений, входят и специально определенные субъекты первичного финансового мониторинга. Это нотариусы, адвокаты, аудиторы, субъекты предпринимательской деятельности, которые предоставляют посреднические услуги при осуществлении операций по купле-продаже недвижимого имущества и тому подобное.

По сути, к финмониторингу можно смело относить почти все субъекты хозяйствования. Ведь действующий Уголовный кодекс Украины предусматривает ответственность за совершение финансовых операций и других сделок, где средства были получены заведомо преступным путем.

Новое время