выключить дудлвключить дудл

Охотники за биткоинами. Насколько безопасно добывать, хранить и обменивать криптовалюты. Комментарий Нестора Дубневича

[000018]_2-EditВ Украине не существует чётких правил проведения операций с биткоинами. Это оставляет поле для манёвра силовикам.

Андрей, сисадмин одного из киевских предприятий, узнал о криптовалютах несколько лет назад. Идея его воодушевила, и он начал майнить (добывать) биткоины на оборудовании, которое собрал сам и установил на застеклённом балконе. Какое-то время его устройства успешно производили вычисления, соревнуясь с другими подключёнными к системе компьютерами за право внести информацию о блоке транзакций в блокчейн (реестр, в котором хранятся все записи об операциях с биткоинами). За каждый сгенерированный блок владельцу вычислительных мощностей поступает вознаграждение в виде новых криптомонет.

Со временем эффективность начала снижаться. Требования к вычислительным мощностям росли, а электроэнергия дорожала. Вкладывать средства в новое «железо» Андрей не рискнул, а то, что намайнил, поспешил продать, в какой-то момент испугавшись резких колебаний биткоина. «Знал бы, что курс так скакнет, уже бы, наверное, квартиру в Киеве купил», — говорит сисадмин. Однако майнингом на балконе он больше не занимается: с биткоин-фермами, которые сегодня добывают перспективные криповалюты в промышленных масштабах, уже не потягаешься. К тому же воображение рисует картины, как силовики в масках отлавливают майнеров чуть ли не по квартирам.

История, которая так перепугала всех причастных к криптовалютам, произошла в начале августа на территории Института электросварки имени Е. А. Патона. Внимание силовиков привлекла биткоин-ферма в заброшенном бассейне института. Следователи обнаружили там 200 единиц компьютерного оборудования для майнинга криптовалюты. Деятельность фермы правоохранители остановили. Что примечательно, разрешение на обыск суд выдал на основании досудебного расследования, которое установило, что несколько лиц по предварительному сговору якобы подделывают банковские документы.

Юристы, которых Фокус попросил прокомментировать ситуацию, не смогли найти логику в действиях силовиков.

Возможно, именно неурегулированный статус криптовалют и подогрел интерес правоохранительных органов к этой сфере бизнеса. «Пустота в отечественном законодательстве, которая образовалась вокруг биткоина, оставила пространство для манипуляций со статьями уголовного кодекса. А так как природа не терпит пустоты, последнюю активно стали заполнять определения следственных судей на обыски майнинг-центров», — рассуждает юрист практики ТМТ компании Juscutum Нестор Дубневич.

Пока в Украине силовики пытаются демонизировать майнинг-фермы, в большинстве развитых стран майнинг успел стать обычным, мало чем примечательным бизнесом, который легально работает и платит налоги. Исключения в основном составляют государства третьего мира, где ситуация с соблюдением прав и свобод в целом оставляет желать лучшего.

После инцидента в бассейне Института Патона на сайте НБУ 11 августа 2017 года появилось официальное заявление, которое подтвердило неопределённость юридического статуса криптовалют в Украине. В ответ на запрос Фокуса у регулятора ограничились ссылкой на этот документ. В частности, в нём сообщается, что в других странах Bitcoin классифицируют по-разному — как виртуальную валюту, денежный суррогат, нематериальную ценность, виртуальный товар и т. п., а Нацбанк, со своей стороны, пока официально не поддерживает ни одно из приведённых определений.

НБУ с Минфином, Государственной фискальной службой и другими госучреждениями собираются рассмотреть вопрос о правовом статусе и регулировании Bitcoin на ближайшем заседании Совета по финансовой стабильности, которое состоится до конца августа. По всей видимости, это будет лишь первый шаг в урегулировании ситуации, и правовой вакуум сохранится ещё как минимум несколько месяцев.

Нестор Дубневич надеется, что вышеназванное заявление регулятора станет препятствием для использования правоохранителями положения о «суррогатной природе» криптовалют, которую силовики облюбовали для обоснования рейдов на майнинг-центры. «Буфер времени, который взят регулятором для поиска определения биткоина, оставляет правовой вакуум в регулировании виртуальных активов, позволяющий следователям «креативить» с составами преступлений в ходатайствах на обыски. Полёт фантазии у них начинается от «эмиссии нелицензированных электронных денег» и заканчивается «финансированием терроризма», — заключает Дубневич.

focus.ua