выключить дудлвключить дудл

Мы в ответе за тех, кто нам контрагент. Газета Бизнес. Андрей Фомичев

Судебные споры на тему не признания налогового кредита по НДС уже давно вышли в топ по популярности среди украинских налогоплательщиков. «Налоговые цепочки» — известные со времен пребывания Азарова во главе налоговой, пришедшие им на смену «ямы» — все эти термины воплощают в себе желание налоговой взыскать НДС с предприятия за какое-то совершенно другое юридическое лицо, которое немного недоплатило в бюджет. Движимая ломоносовким утверждением о том, что «если что-то где-то убыло, то где-то оно прибыло», налоговая обширно применяет этот философский принцип на налоговые обязательства.

Фискальные органы  на этом фронте ведут настолько активную деятельность, что Высший административный суд Украины перешел практически в автоматический режим вынесения решений по этим спорам. Судебная практика за это время уже устоялась и позиция ВАСУ по большому счёту не меняется.

В этой статье я решил обратиться к этой банальной теме лишь потому, что новое решение ВАСУ может поставить окончательную точку в философско-налоговых изысканиях, которые наполняли взаимоотношения с каждым контрагентом волнующим трепетом: яма или нет.

24.02.2014 ВАСУ вынес решение № К/800/16474/13, согласно которому налоговый кредит распространяется только на отдельно взятого налогоплательщика и не ставит этот факт в зависимости от расчета с бюджетом третьих лиц.

По сути дела, ООО совершило финансово – хозяйственные операции. Через некоторое время территориальные органы налоговой службы не смогли проверить деятельность контрагентов, и на основании этого были вынесены налоговые уведомления-решения.

Суды первой и второй инстанции в полной мере оценили этот факт и установили, что действующее законодательство не ставит право на формирование налогового кредита в зависимость от налогового учета (состояния) других лиц и фактической уплаты контрагентами налога в бюджет.

В связи с этим ВАСУ согласился с выводами судов предыдущих инстанций о том, что у органа налоговой службы отсутствовали основания для определения ООО налоговых обязательств по налогу на прибыль и НДС, а, следовательно, и о противоправности принятия спорных налоговых уведомлений–решений.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства установления налоговым органом обстоятельств в подтверждение того, что, заключая спорные договора, участники договорных отношений действовали с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества. Налоговым органом также не доказано наличие противоправного умысла при заключении сделок, имевших место при осуществлении налогоплательщиком предпринимательской деятельности.

Делая анализ судебной практики, за последнее время всё чаще и чаще предприятия стали выигрывать во всех инстанциях споры с органами налоговой службы, которые выносят налоговые уведомления–решения на основании совершенно «пустых» актов без какой-либо доказательной базы.  Если смотреть на это решение с точки зрения человеческих отношений, то оно, безусловно, снижает уровень взаимной эмпатии в обществе: мы больше не будем волноваться за каждого из контрагентов, звонить на его официальный телефон, проверять его свидетельство плательщика НДС. Люди отдаляются друг от друга. Да и философии в налоговых спорах станет чуть меньше, что духовно обедняет нас, налоговых адвокатов. Но, если взглянуть на решение с точки зрения законности, то оно, безусловно, правильно и позитивно для бизнеса. 

По материалам газета Бизнес