выключить дудлвключить дудл

«Игры престолов», или Каковы перспективы корпоративных споров относительно признания недействительными решений общего собрания акционеров. Мария Фельмецгер.

полуростВ отличие от стран Запада, где становление корпоративных правоотношений происходило почти на протяжении пяти столетий, Украиной делаются первые шаги в урегулировании этой сферы общественных отношений только сейчас. С постсоветского пространства, где практически все предприятия были национализированными, Украина постепенно, методом проб и ошибок двигается в сторону стран с капиталистической экономикой, основой которой являются хозяйственные общества.

Должное законодательное урегулирование корпоративных отношений и справедливая система судопроизводства крайне важны для экономики государства, поскольку эти факторы оказывают непосредственное влияние на инвестиционный климат в стране, создавая привлекательные условия для инвестиций в отечественные предприятия, а также для защиты таких инвестиций и инвесторов.

Законодатели пытаются совершенствовать отечественное законодательство, регулирующее корпоративные отношения. Одним из таких индикаторов проблемных вопросов является судебная практика.

Корпоративные споры, безусловно, относятся к категории сложных и проблемных видов споров. Обычно они осложнены внутренним конфликтом учредителей/акционеров общества, что связано с перераспределением управленческих полномочий и структуры собственности.

Когда финансовая привлекательность и доходность предприятия повышаются, начинаются так называемые «игры престолов» между его учредителями/акционерами. Для захвата контроля над предприятием применяются как законные, так и не совсем законные методы. «Недружественные поглощения» и «черное рейдерство» стали привычными и часто применяемыми терминами в бизнес-сообществе нашего государства.

Однако вопреки пословице «победителя не судят» в корпоративных баталиях судят как победителей, так и побежденных. Согласно действующему законодательству это делают хозяйственные суды.

Поэтому одной из самых распространенных категорий корпоративных споров являются споры относительно признания недействительными решений общего собрания акционеров (участников) обществ.

Периодически пленумом Высшего хозяйственного суда делается обобщение судебной практики разрешения споров, возникающих из корпоративных правоотношений. Это, в свою очередь, способствует единообразному и правильному применению законодательства местными хозяйственными судами и судами апелляционной инстанции, а также позволяет юристам проанализировать перспективность судебного решения конкретного дела.

Последние обобщения судебной практики в сфере корпоративных правоотношений отражены в постановлении пленума Высшего хозяйственного суда Украины «О некоторых вопросах практики разрешения споров, возникающих из корпоративных правоотношений» от 25.02.2016 г. № 4.

ВХСУ отмечено, что, выбирая такой способ защиты нарушенных прав, как признание недействительными решений общего собрания акционеров, следует помнить об установленной ч. 1 ст. 50 Закона Украины «Об акционерных обществах» специальной исковой давности для обжалования таких решений, которая составляет три месяца с даты их принятия.

Отдельного внимания заслуживает такое основание признания недействительным решения общего собрания акционеров, как ненадлежащее уведомление акционера о созыве общего собрания. Этот вопрос всегда был достаточно дискуссионным и противоречивым, вследствие чего часто становился предметом спекуляции как недобросовестных акционеров, так и самых юридических лиц. По этому поводу ВХСУ отмечено следующее:

– Уведомление о созыве общего собрания юридического лица должно содержать информацию о
времени, месте проведения собрания и его повестке дня. Отсутствие какой-либо из названных составляющих, как и отсутствие самого уведомления, может быть основанием для признания недействительными решений общего собрания.

– Телефонное уведомление о дате, времени и месте проведения общего собрания не является надлежащим доказательством такого уведомления, поскольку распечатки телефонных переговоров, предоставленные операторами связи, только подтверждают факт соединения двух абонентов телефонной связи определенной продолжительности.

– Публикация в СМИ уведомления о созыве общего собрания не свидетельствует о том, что зарегистрированный в реестре владельцев именных ценных бумаг акционер был уведомлен о созыве общего собрания, а отсутствие или нарушение сроков публикации указанного уведомления не может считаться нарушением порядка уведомления тех акционеров, в отношении которых судом установлен факт их надлежащего персонального уведомления о созыве этого общего собрания.

– Если при рассмотрении дела судом установлен факт присутствия акционера на общем собрании, то допущенные юридическим лицом нарушения порядка персонального уведомления акционера не являются основаниями для признания решений общего собрания участников недействительными.

– Если уставом юридического лица предусмотрено, что акционеры уведомляются персонально заказным письмом, то информирование акционера путем направления ему простого письма не может быть достаточным основанием для признания недействительными решений общего собрания при наличии доказательств получения акционером соответствующего уведомления.

– Если судом установлено, что истец – акционер юридического лица не уведомил юридическое лицо или депозитарное учреждение об изменении своего места жительства (местонахождения), то ссылка истца на неуведомление его о созыве общего собрания не может быть основанием для признания решений общего собрания недействительными.

ВХСУ также отмечено отсутствие необходимости привлечения лишних участников к судебному процессу.

Привлечение других акционеров к процессу не требуется.

Несмотря на определение в законодательстве вопроса о подсудности дел, он и в дальнейшем является актуальным и порождает различные по содержанию судебные решения. В связи с этим ВХСУ выделены споры, которые не принадлежат к корпоративным и разрешаются общими или хозяйственными судами в зависимости от субъектного состава сторон, в частности:

– споры относительно признания недействительными решений органов управления юридического лица по иску лица, не являющегося акционером, в том числе выбившим, в случае обжалования решений органов управления юридического лица, принятых после его выбытия;

– споры между акционерами, акционерными обществами и депозитарными учреждениями, связанные с заключением, изменением, расторжением, исполнением или признанием недействительными договоров об открытии и обслуживании счетов в ценных бумагах, указанных в ст. 5 Закона Украины «О депозитарной системе Украины»;

– споры, связанные с управлением активами корпоративных инвестиционных фондов;

– споры, связанные с разделом имущества супругов, вступлением в юридические лица наследников, правопреемников, лица, которым была отчуждена доля в уставном капитале хозяйственных обществ;

– споры относительно признания права собственности на акции, споры относительно заключения, расторжения, изменения, исполнения, а также признания недействительными договоров купли-продажи акций и споры относительно других сделок с акциями, кроме споров, связанных с нарушением преимущественного права акционеров на приобретение акций;

– споры между приобретателем права собственности на долю в уставном капитале и участниками ООО или ОДО относительно права собственности на долю.

Интересным в этом случае является пример отмены ВСУ (постановление от 01.02.2017 г. по делу № 910/8438/15-г) справедливых по своему содержанию решений трех инстанций вследствие неправильного их отнесения к категории корпоративных споров.

В постановлении от 26.10.2016 г. по делу № 902/1413/15 Верховным Судом Украины высказана позиция по поводу того, что хозяйственные суды при решении вопросов о недействительности решений общего собрания должны, кроме всего прочего, оценивать, насколько эти нарушения могли повлиять на принятие общим собранием соответствующего решения, а также устанавливать факт нарушения этим решением прав и законных интересов участника общества.

Эта позиция отражена и в новой судебной практике. Так, в постановлении от 14.03.2017 г. по делу № 910/8796/16 ВХСУ отмечено, что для признания недействительным решения общего собрания общества необходимо установить факт нарушения этим решением прав и законных интересов участника (акционера) общества. Если по результатам рассмотрения дела факт такого нарушения не установлен, то хозяйственный суд не имеет оснований для удовлетворения иска.

При рассмотрении дел о признании недействительными решений общего собрания акционеров из-за несоблюдения кворума суды часто отказывают в удовлетворении исков в связи с непредоставлением доказательств заключения акционером с депозитарным учреждением договора об обслуживании счетов в ценных бумагах.

Ст. ст. 34 и 41 Закона Украины «Об акционерных обществах» и п. 10 разд. VI Заключительных и переходных положений Закона Украины «О депозитарной системе Украины» правомочность общего собрания определяется на основании реестра акционеров в день проведения общего собрания. Законодатель, установив единую форму учета ценных бумаг – депозитарную, ограничил право владельцев простых акций на голосование и определение кворума, поставив его в зависимость от факта заключения договоров с депозитарным учреждением на обслуживание счета в ценных бумагах, тем самым одновременно не лишив таких акционеров иных корпоративных прав.

Таким образом, ценные бумаги акционера, который не заключил/перезаключил договор с депозитарным учреждением об обслуживании счетов в ценных бумагах, не учитываются при определении кворума и при голосовании в органах эмитента. В связи с этим обжалования такими акционерами принятых без их участия решений общего собрания не приносят ожидаемых результатов, подтверждением чего являются принятые в 2017 году постановления ВХСУ от 31.01.2017 г. по делу № 902/69/16 и от 28.02.2017 г. по делу № 908/4588/15.

Юрист&Закон, 31.03.2017 – 06.04.2017, № 13