выключить дудлвключить дудл

Фокус-покус. Сергей Цыба

_MG_4021Отличие тактики урезания маржи от единичного повышения или понижения цен заключается в фокусировании на разнице между розничной и оптовой ценой предприятия.

Европейские антимонопольные ведомства серьезно относятся к урезанию маржи (англ. margin squeeze). Свидетельствуют об этом суммы штрафов, наложенных на теле- коммуникационных операторов за эту проводимую ими так- тику: Telefоnica— 151 875 000 евро, Deutsche Telekom — 69 908 000 евро, Swisscom — 220 000 000 швейцарских франков.

Урезание маржи

В европейской практике урезание маржи (см. схему) могут считать злоупотреблением, доминирующим положением, например, со стороны предприятия А, если:

1) предприятие А является вертикально интегрированным, то есть реализует товар как на оптовом, так и на розничном рынке. Причем оптовый товар является ресурсом, необходимым для производства/реализации розничного товара;

2) предприятие Б выступает конкурентом предприятия А на розничном товарном рынке;

3) предприятие Б приобретает у пред- приятия А оптовый товар как ресурс, необходимый для реализации своего товара на розничном рынке. Причем оптовый товар предприятия А составляет значительную часть общего ресурса предприятия Б (в затратах или технологии), необходимого для реализации им розничного товара, и такой оптовый товар не может быть заменен аналогичным товаром;

4) предприятие А занимает доминирующее положение на оптовом рынке;

5) предприятие А устанавливает цены на свои оптовые или розничные товары таким образом, что предприятие Б не сможет получать маржинальный доход от продажи своих розничных товаров в размере, необходимом для эффективного конкурирования с предприятием А.

Margin squeeze

Предприятие А может реализовать так- тику урезания маржи двумя основными способами.

Например, предположим, что предприятие А предоставляет оптовую услугу — транспортировку интернет-трафика, а также обеспечивает розничную услугу — интернет-доступ. В свою очередь предприятие Б оказывает только розничную услугу — интернет-доступ. Предположим, что издержки и цены на оптовые и розничные услуги такие, как указано в таблице.

При указанных исходных данных маржа предприятия А составит 2 грн (РR – CR – Cw), а маржа предприятия Б — 1 грн (РR – CR – Рw).

Предприятие А может урезать маржу предприятия Б повышением цены на свою оптовую услугу. Например, если предприятие А повысит цену на 1 грн, то маржа предприятия Б снизится до 0 грн (РR – CR – Рw; где Рw = 5 грн). Урезать маржу предприятия Б предприятие А может и другим способом: снизив цену на свою розничную сумму услуг. Чтобы не потерять клиентов, предприятие Б будет вынуждено также снизить цену. Например, если предприятие А снизит цену на 1 грн, то маржа предприятия А уменьшится до 1 грн (РR – CR – Cw; где РR = 9 грн), однако маржа предприятия Б снизится до 0 грн (РR – CR – Рw; где РR = 9 грн).

Также возможно применение пред- приятием А комбинации указанных выше тактик — одновременное повышение цены на оптовую услугу и снижение цены на розничную услугу. Очевидно, что предприятие А может ограничить или даже исключить конкуренцию на розничном товарном рынке, что в результате приведет к повышению цен на этом рынке, даже если в краткосрочном периоде такие цены могут упасть.

Как показывает европейский опыт, урезание маржи рассматривается как зло- употребление, только если в результате таких действий ограничивается конкурентоспособность одинаково эффективных конкурентов. С этой целью в европейской практике применяется, в частности, тест аналогичного эффективного конкурента: если цена на розничную услугу (пример предприятия А) не покрывает издержек, которые понесло бы предприятие с аналогичной эффективностью розничного бизнеса (подразделения) предприятия А, то последнее могут обвинить в урезании маржи. В ином случае предприятию А такие обвинения не предъявят, даже если пред- приятие Б будет вынуждено уйти с розничного рынка.

Пример «Телефоники»

В качестве конкретного примера урезания маржи можно назвать дело в отношении крупнейшего оператора Испании — «Телефоники».

Так, в период с 2001-го по 2006 год «Телефоника» занимала доминирующее положение на оптовом рынке услуг широкополосного доступа (ШПД). Покупателями данных оптовых услуг были многочисленные интернет-провайдеры, которые предоставляли услугу розничного ШПД. На оптовом рынке ШПД альтернативные предложения для интернет-провайдеров отсутствовали.

«Телефоника» также предоставляла услугу розничного ШПД, то есть она была вертикально интегрированным оператором.

Применив тест аналогично эффективного провайдера, Европейская комиссия установила, что в указанный период разница между ценой розничного и оптового ШПД «Телефоники» была недостаточной, чтобы покрыть издержки на предоставление розничных услуг ШПД, которые понес бы условный интернет-провайдер с такой же эффективностью, как у розничного подразделения «Телефоники».

При оценке степени тяжести действий «Телефоники» Европейская комиссия учла следующие обстоятельства: рынок розничных услуг ШПД стал менее привлекательным для новых интернет-провайдеров, то есть «Телефоника» создала барьеры для входа на рынок; негативный эффект для потребителей был значительным (в частности, цены на розничные услуги ШПД в Испании существенно повысились и стали одними из самых высоких в ЕС — на 25 % выше среднего уровня в ЕС в 2006 году); произошла стагнация рынка ШПД (в начале 2001 года Испания была в топе стран по количеству абонентов ШПД, в 2006 году такой показатель, а также темпы прироста абонентов уже ниже среднего по ЕС. «Телефоника» укрепила и продвинула свои позиции на соседнем рынке фиксированной телефонии); «Телефонике» вменили в вину злоупотребление доминирующим положением в виде урезания маржи с возложением штрафа почти на 152 млн евро.

Хотя законодательство Украины позволяет привлечь к ответственности за урезание маржи, мне незнакомы факты расследования органами Антимонопольного комитета Украины таких тактик на телекоммуникационном рынке. Типичное злоупотребление в нашей стране — это завышение цены.

Однако расследование завышения цены может не доказать, что была применена тактика урезания маржи. Например, это произойдет, если в указанном выше примере предприятие А снизит цену на розничную услугу. Злоупотребление в качестве снижения цены очень нетипично для Украины.

Даже если предприятие А повысит цену на оптовую услугу, то АМКУ может не доказать применение тактики урезания маржи.

Предприятие А экономически обоснует такое повышение, особенно в комбинации со снижением розничной цены. Например, если предприятие А одновременно повысит Рw и понизит РR на 50 коп., то в результате оно получит маржу в размере 1,5 грн, а предприятие Б — 0 грн.

Отличие тактики урезания маржи от единичного повышения или понижения цен заключается в фокусировании на разнице между розничной и оптовой ценой предприятия А, а не на цене как таковой. Если такая разница позволяет выжить условному интернет-провайдеру с аналогичной эффективностью розничного бизнеса (подразделения) предприятия А, то последнее не обвинят в урезании маржи. В ином случае предприятию А могут предъявить такие обвинения.

Многие украинские операторы теле- коммуникаций вертикально интегрированы и на оптовых рынках могут занимать доминирующее положение. Большинство розничных рынков отличается серьезной конкуренцией. Например, розничный рынок интернет-доступа весьма насыщен предложениями и характеризуется частыми ценовыми войнами. Однако жалобы на нечестную конкуренцию все же слышны от крупных провайдеров.

Можно с осторожностью предположить, что бизнес-модели мелких провайдеров в нашей стране весьма эффективны, чтобы противостоять анти- конкурентным тактикам крупных провайдеров, в том числе и таким тактикам, как урезание маржи. Однако эта особенность рынка Украины, вероятно, вскоре изменится.

Юридическая практика