выключить дудлвключить дудл

А у нас сегодня… обыск! Денис Овчаров

Денис ОвчаровПоскольку мы занимаемся безопасностью бизнеса, наши юристы постоянно принимают участие в обысках и допросах. Под прессинг правоохранительных органов попадают компании из самых разных секторов: ИТ, сельское хозяйство, ритейл и т.п.

Риски. Конечно, бизнес в Украине далек от совершенства: есть и фиктивные компании, и конвертационные центры, и уклонение от уплаты налогов. Но наезжают и на вполне законопослушные компании, так что даже если к кому-то правоохранители пока не дошли, лучше заранее подготовиться: понять, чего можно ждать от обысков, как к ним готовиться и как правильно реагировать.

По каким критериям выбирают «жертву»? Можно выделить три основных фактора, делающих компанию «привлекательной» для органов:

  1. Большое количество наличных средств (кеша). Чаще всего это финансово успешные компании, у которых «есть что отбирать». Например, агросектор отличается большим оборотом наличности. Конфискация — хороший способ пополнить не только казну, но и личный карман.
  2. Ликвидные активы. Изъятая техника, заблокированная недвижимость, арестованная продукция/сырье — все это после обыска можно перепродать. Очень часто блокировка сырья/транспорта/финансов стимулирует бизнес «договариваться».
  3. Персонал. Эффективные рабочие группы и команды можно продать конкурентам, а качественные маски-шоу, внушающие страх и безысходность, помогут сотрудникам «разговориться» — стать источником информации.

Риски повышает любая демонстрация успеха: выделитесь, расскажите о себе, заработайте больше остальных — и обязательно привлечете внимание правоохранительных органов. Конечно, известность (участие в рейтингах, PR-активность) улучшает репутацию, повышает узнаваемость бренда и капитализацию, облегчает привлечение партнеров и инвесторов… Но безопасность тоже важна, поэтому нужен баланс.

Думаю, что в ближайшее время прессинг не уменьшится. Меняется система налогообложения, приходят иностранные инвестиции, бизнес крепнет… Устроить «маски-шоу» выгодно не только государству, но и конкурентам или даже бизнес-партнерам, да и внутрикорпоративные войны никто не отменял. По факту обыски в офисах имеют мало общего с официальными поводами к их проведению; чаще всего они имеют целью создать препятствия хозяйственной деятельности, чтобы отобрать бизнес. Вот в ИT-бизнесе, казалось бы, и забирать нечего — все ушли в облачные технологии, а рядовые программисты в большинстве своем работают удаленно, но шумные обыски и аресты, тем не менее, продолжаются. Для агрокомпаний ситуация еще сложнее: арест зернохранилищ, техники или финансов может не только парализовать работу коллектива, но и полностью угробить урожай. Поэтому, как показывает наша практика, в Украине каждая третья компания становится публичной, чтобы себя защитить.

Угрозы. Анализируя подобные ситуации, мы с коллегами стараемся выяснить не только почему пришли в компанию, что стало поводом, но и как ситуация развивалась в динамике. Поводов для прихода правоохранителей много; чаще всего бизнесу инкриминируют:

1) выплату зарплат «в конверте»;

2) уклонение от уплаты налогов;

3) легализацию добытых преступным путем денег;

4) коррупцию;

5) присвоение и растрату чужого имущества (открытие уголовного дела на должника — хороший инструмент возврата долга);

6) мошенничество;

7) рейдерство (война бывших партнеров, битва за землю конкурентов и т.п. рано или поздно приводит к недружественному поглощению или разрушению бизнеса);

8) финансирование терроризма и т.д. (этот прием активно используют СБУ; хотя приговоров по подобным обвинениям пока нет, но количество обысков не уменьшается).

В конфликте хозяйствующих субъектов органы правопорядка всегда готовы стать на защиту одной из сторон, а то и обеих. Но, как показывает практика, в выигрыше остаются только люди в погонах.

Открытие уголовного производства влечет за собой серьезные последствия (см. табл.):

— наложение ареста на имущество (банковские счета, любые активы компании);

— отстранение директора от должности по подозрению в совершении преступления;

— допрос сотрудников;

— изъятие документации;

— увольнение ключевых сотрудников и т.д.

Конечно, компании пытаются сохранить  ценный персонал, в том числе, за счет открытия филиалов в других странах и организации переезда сотрудников. Например, были случаи, когда людям разрешали увозить не только собаку и кота, но даже тещу и тестя. Но всех не вывезешь, а оставшихся запуганных сотрудников чрезвычайно сложно будет вернуть в строй — иногда легче набрать новых.

Табл. Возможные обвинения руководителей компании

Статья УК Наказание
Ст. 191 Присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением — штраф в размере до 50-ти необлагаемых налогом минимумов

— лишение свободы от 3 до 12 лет

— лишение права занимать определенные должности

Ст. 209 Легализация доходов, полученных незаконным путем — лишение свободы от 3 до 15 лет

— конфискация имущества

— лишение права занимать определенные должности

Ст. 212 Уклонение от уплаты налогов штраф в размере от 1000 до 25000 необлагаемых налогом минимумов

— лишение права занимать определенные должности

Справедливости ради, нужно сказать, что грубый «наезд» со стороны силовиков не всегда связан с намерением «отжать» или угробить бизнес, нередко он вызван действиями не очень щепетильных конкурентов. Открытие уголовного производства дает им возможность:

— подпортить репутацию компании, организовав «черную» PR-кампанию (через СМИ и/или пресс-службу силовиков);

— выявить слабые стороны и уязвимые места отдельных людей/организации в целом;

— получить доступ к корпоративным знаниям, опыту, ноу-хау, патентам и т. п.

В любом случае «черный» пиар может отбить последних клиентов и бизнес-партнеров, а налоговые органы, в свою очередь, могут воспользоваться результатами обыска для организации налоговой проверки.

Как специалист в области безопасности хочу заметить, что судебные перспективы таких дел выглядят сомнительно. В частности, согласно статистическим данным по Украине:

— 95% таких дел не доходят до суда;

— из 5% дошедших дел только 1% заканчивается вынесением приговора (рассмотрение подобных дел в среднем занимает год и более);

— в 80% случаев суд при выборе санкции выбирает штраф (это, напомню, касается тех 1%, когда дело таки дошло до приговора);

— только 0,3% обвиняемых получают реальный срок.

— изъятые на обыске ценности (деньги, техника, оборудование) многим пострадавшим возвращаются по решению суда.

Как показывает практика, чаще всего «налетом» дело и ограничивается. Назовем этот этап «стартап», ведь для такой операции нужен «заказчик», бюджет, ресурсы, менеджер, который все спланирует и скоординирует. То есть у правоохранителей далеко не каждый стартап успешен, впрочем, как и в бизнесе.

«Человеческий фактор». Даже в самом сложном случае — агрессивное «маски-шоу», конфискация всего и вся и т.п. — адвокату/юристу (корпоративному или тому, с которым работает компания) не так сложно «откатить назад» ситуацию: вернуть имущество/деньги/сервера и т.д. А вот избавить сотрудников, ставших невольными участниками «маски-шоу», от страха, демотивации и потери веры в компанию — очень трудно. Понятно, что полностью нивелировать риск обыска невозможно. Но можно заранее (профилактически) подготовить к нему людей. А это в большой степени зависит от руководителей и эйчаров.

Чем же эйчары могут помочь собственнику/директору компании? Конечно, все они стремятся развивать и мотивировать персонал, но когда речь идет о безопасности, нужно кое-что другое. К сожалению, обыск в компании — это тоже своего рода «корпоративное мероприятие», во время которого проявляются все человеческие качества — и лучшие, и худшие. Причем, если в походе нужно день-два, чтобы понять, «кто есть кто» (на лодке вместе поплавать, у костра посидеть и т.п.), то во время обыска все происходит гораздо быстрее… К тому же, после совместного рафтинга редко кого увольняют, а вот после обыска нередко приходится принимать, как говорится, сложные управленческие решения.

Поэтому, анализируя риски, в первую очередь нужно изучать те аспекты, которые связаны с персоналом:

— Какие ошибки допускают сотрудники?

— Что необходимо сделать, чтобы сохранить коллектив (не допустить его разрушения) после вторжения силовиков в компанию?

— Нужно ли готовить персонал к чрезвычайным ситуациям и если да, то как?

— Как минимизировать риски?

С чем чаще всего сталкиваются сотрудники во время обыска:

  1. Кражи (личных вещей, мобильных телефонов, гаджетов, денег и т. п.). Обычно при проведении обыска на пять сотрудников приходится один представитель правоохранительных органов/понятой (например, если в компании работает сто человек, то придут двадцать). Причем, часто этих людей никто не знает, особенно если речь идет о понятых. Часто украденного и не вписанного в протокол обыска вернуть не удается (да и ущерб от поломанных дверей, мебели, сейфов, потолков компенсировать никто не будет).
  2. Допросы. Часто сотрудники правоохранительных органов начинают допрашивать персонал непосредственно во время обыска, а тех, кого не допросили, вызывают в дальнейшем на допросы и выполнение следственных действий. Но сотрудники компании — обычные люди, которые, вполне возможно, впервые сталкиваются с правоохранительными органами. Как правило, они не знают ни процессуального законодательства, ни своих прав, ни полномочий и обязанностей проверяющих, поэтому не могут сопротивляться оказываемому на них давлению или отказаться от дачи показаний/раскрытия конфиденциальной информации (если это незаконно) и т.п. Они не понимают, что обыск — это процессуальное действие, результат которого во многом зависит от того, насколько цивилизованно будет происходить общение между всеми его участниками. Разумеется, для неподготовленного человека обыск — сильный стресс, поэтому ошибки и даже неадекватное поведение очень вероятны. Со всеми вытекающими последствиями…
  3. Дезинформация. Нередко люди сталкиваются с агрессивным очернением компании и ее руководителей: мол, ваш работодатель не платит налоги/совершает преступления/финансирует терроризм и т.д.
  4. Давление. Нередко оперативные сотрудники не пускают персонал компании в туалет, опасаясь порчи или уничтожения вещдоков. Чтобы не допустить этого, они досматривают личные вещи и даже карманы. Подобные действия не только незаконны, но и унижают человеческое достоинство.

Нужно понимать, что во время обыска:

— право следователя — провести следственные действия, включая изъятие того, что он посчитает нужным;

— обязанность руководителя — сохранить дух, честь и достоинство команды, при наименьших рисках изъятия и кражи личных и корпоративных вещей.

«По секрету всему свету…» Обыск порой продолжается много часов, поэтому избежать общения сотрудников с правоохранителями чаще всего не удается. В то же время, чрезмерная разговорчивость, особенно в неформальной обстановке (например, за кофе), может дать следствию много интересного. Старый лозунг «Болтун — находка для шпиона!» не устарел.

Впрочем, нередко сотрудники сами во время обыска рассказывают: что где лежит/спрятано, чем компания на самом деле занимается и пр. И, поверьте, вынос оргтехники и документации после обыска воспринимается руководителями/собственниками не так болезненно, как информация о том, что «тут ваш персонал рассказал». Почему же сотрудники «сдают» работодателя?

— Есть люди очень доверчивые от природы. Они могут поделиться секретами с оперативными сотрудниками просто потому, что «это же органы власти»: рассказать, где директор деньги обналичивает, какие сплетни ходят в коллективе и т.п. Причем  готовы дать показания, как в письменном, так и в устном виде.

— Нередко все рассказывают (да и «наводят» на обыск) «засланные казачки» — люди, скрытно работающие на конкурентов. Конечно, эта «зона риска» — компетенция службы безопасности компании, но не везде она есть. В любом случае таких людей нужно «вычислять» еще на этапе приема на работу. Но в ролевых играх они тоже проявляются, потому что не разделяют общие ценности. Впрочем, наводчиками (иногда невольными) могут стать и непроверенные контрагенты, и недовольные клиенты.

— Часто у компании есть скрытые враги/оппозиционеры, которыми становятся сотрудники, ушедшие из-за конфликта с руководством, или «некрасиво» уволенные. Они не только прекрасно знают бизнес-процессы, но и готовы «все рассказать» — бесплатно, просто чтобы отомстить или «всем доказать».

— Интриганы/карьеристы могут не питать зла к собственнику и коллективу, а просто преследовать собственные цели. Например, замдиректора пишет заявление на директора, в расчете на то, что после проверки того уволят, а его назначат на долгожданную должность. Потом эта информация может выйти наружу — и…

Конечно, большинство людей по жизни более или менее адекватны, поэтому сознательно разрушать компанию, в которой работают, не будут.

Что делать? Понятно, готовиться — на всякий случай — надо. Но как? Чаще всего руководитель/эйчар говорит что-нибудь вроде:

— «А давайте напишем инструкцию! Подробную. Все прочитают и будут знать, что нужно делать: когда пришли с обыском — делай раз, делай два, делай три!»

— «Позовем юриста, пусть проведет мастер-класс. Недолго — минут на сорок. Соберет всех и расскажет: кто что будет делать, если к нам придут».

– «Нужно их (сотрудников) заранее напугать! Мы всех соберем, а следователь будет целый день рассказывать про обыски и допросы. Чтобы они аж позеленели от страха. Тогда люди будут готовы — станут бойцами».

Сразу отвечу: все это неэффективно. Нет, рассказать можно, но в стрессовой ситуации все вылетит из головы. А напуганный, скорее всего, последние остатки самообладания потеряет.

В некоторых отраслях (ИT, ритейл) сотрудники более подготовлены к активным действиям, в других — менее. Кроме того, многое зависит от:

— размера компании, ее истории;

— философии собственника/директора, его взглядов на то, как следует общаться с правоохранительными органами;

— уровня правовой культуры, знания действующего законодательства;

— обученности сотрудников, наличия у них готовых алгоритмов реагирования в определенных ситуациях;

— мотивированности людей, их готовности к активным действиям.

На самом деле готовить людей к тому, чтобы организовать эффективное противодействие неправомерному обыску можно и нужно. Но системно, и, главное — отрабатывая желательное поведение, причем в группе. То есть так, как обучают, например, кайдзен или системе качества. Если это будет систематически, ненавязчиво, в ситуациях, где персоналу ничего не угрожает, то нужного эффекта достичь можно.

А вот пугать — неожиданно устраивать «учебный» наезд, с укладыванием лицом в пол и  «жестким» допросом — не надо, даже если директору очень хочется узнать «что они на самом деле про меня думают». Это не работает на профилактику, более того, запуганный персонал быстрее уволится — люди не любят, когда им не доверяют.

Что бы мы рекомендовали включить в подготовку?

  1. Развитие корпоративной культуры. Не станет «сдавать» работодателя сотрудник, который:

— уверен, что он трудится в замечательной компании — честной, работающей «по белому» (в первую очередь, удовлетворен справедливыми трудовыми отношениями);

— знает, что прийти могут те, кто все разрушит, сломает, заберет, напугает.

Ни в коем случае у сотрудников не должны возникать подозрения, что у правоохранителей есть серьезные основания для обыска, иначе они станут первыми союзниками следователя.

  1. Правовая поддержка сотрудников. Человек чувствует себя защищенным, когда компания подписала с ним договор на оказание, в случае необходимости, правовой помощи — как часть социального пакета. Особенно важно это для топ-менеджеров, ведь нередко обыск начинается не в офисе, а у них дома.
  2. Организация эффективной службы безопасности. Круглосуточная готовность, анализ рисков на упреждение, обеспечение юридической безопасности. Работа по профилактике — информационная безопасность, предупреждение прослушки, утечки информации через соцсети и т. п.
  3. Подготовка сотрудников. Сюда можно включить два направления:

— Формирование у сотрудников правовой культуры, правовой грамотности.

— Обучение персонала (и рядовых сотрудников, и топ-менеджеров) алгоритмам правовой безопасности — как вести себя во время обыска.

Игра. Человек начинает интересоваться тем, как нужно вести себя во время обыска, если он сам проводил обыски или имел несчастье на нем присутствовать. Поскольку речь идет о поведении, одних знаний тут недостаточно — нужно формировать практические навыки и (обязательно) задействовать эмоции.

Для подготовки сотрудников мы разработали ролевую игру — «Обыск в компании». Это обучение в новом формате — infotainment, обучение с развлечением. По сути, это «экстремальный тимбилдинг», который помогает:

— «проиграть» в безопасном окружении весь сценарий обыска;

— отработать желательные паттерны поведения;

— снять у людей страхи;

— сплотить команду.

Как это происходит? Мы говорим сотрудникам: «У нас будет тимбилдинг, но необычный. Мы вам всем доверяем, но время сейчас сложное, сами понимаете. Чтобы подготовиться к стрессовым ситуациям, мы проведем ролевую игру.

Через 15 минут мы устроим в компании обыск — покажем, как это происходит. Ваша задача — вжиться в роль, вести себя естественно. После того, как все закончится, мы проанализируем ваше поведение, а вы расскажете, какие эмоции испытывали, что делали. Ну а потом мы объясним:

— что нужно делать (и чего не нужно) на каждом этапе обыска;

— как общаться с представителями правоохранительных органов;

— какие ошибки люди чаще всего допускают;

— какие управленческие решения принимаются после обыска и т.п.

И обязательно ответим на все ваши вопросы».

В чем особенности игрового формата?

1) все происходит очень быстро, у людей нет времени на обдумывание, поэтому они реагируют естественно;

2) игра проводится в родных стенах, поэтому у людей нет страха;

3) достоверность переживаний и «эффект погружения» достигается за счет присутствия людей в масках и с оружием;

4) подводя в конце итоги, мы подсчитываем баллы и выслушиваем отчет наблюдателей, а также рассказываем сотрудникам:

— по каким признакам можно понять, что компанией интересуются правоохранительные органы;

— как эффективно коммуницировать со следствием (если вовремя обыска не будет главного, его место займет следователь);

— как нужно вести себя во время личного досмотра, изъятия личных вещей, на допросе (во время обыска и после);

— что нужно знать и как себя вести членам семьи, если обыск проводится в доме;

— когда и как начинать работать со СМИ и стоит ли приглашать журналистов, когда обыск уже идет и др.

Почему так важно дать персоналу возможность пережить ситуацию обыска? Дело в том, что уровень агрессии зависит не от следователя, а от поведения сотрудников: от того, как они встречают работников следственно-оперативной группы, понимают ли, что происходит, знают ли о целях следователя и т.д. А все это можно приобрести только через личный опыт.

Кроме того, разные люди по-разному ведут себя в стрессовых ситуациях, а игра — эффективный способ выявить людей неадекватных, от которых лучше своевременно избавиться: во время обыска они создают очень неприятные ситуации.

В завершение мы обязательно выводим ситуацию на позитив. Сильные эмоции (пусть и негативные), которые люди переживают во время «обыска», сплачивают коллектив. Сотрудники становятся командой, у которой есть общие ценности, в которой «один за всех и все за одного». А это и есть главная задача руководителя — сохранить лояльность и мотивацию сотрудников.

Как показала практика, обыск — это краш-тест бизнес-процессов. Если сотрудники будут знать, на что направлен неправомерный обыск, они будут отстаивать интересы своего работодателя — как это сделала в свое время команда  EX.ua. Готовьте свой персонал к обыску — сегодня это лучший тимбилдинг!

Если к вам пришли:

— Перед тем, как расписаться в получении определения об обыске, внимательно его прочитайте. Выясните, на что именно следственный судья дал разрешение следователю: вскрытие банковской ячейки, изъятие сервера или денежных средств и т.п.

— Обеспечьте людям физическую безопасность.

— Во время обыска не спешите и не суетитесь. Несколько часов жизни все равно будут потеряны, поэтому настройтесь их просто переждать.

— Убедите сотрудников помолчать. Согласно ст. 97 Уголовного процессуального кодекса, собирать пояснения или допрашивать сотрудника во время обыска можно только с его согласия.

— В письменной форме фиксируйте все допущенные во время обыска нарушения, а также составьте протокол по факту кражи личного/корпоративного имущества. Если есть возможность, фиксируйте ход обыска с помощью видеокамеры.

— Помогайте «гостям» только при составлении и перепроверке протокола обыска, а также при упаковке ценных вещей (если невозможно их удержать).

— Ведите опись изъятого: никто, кроме вас, в этом не заинтересован. Чем детальнее будет протокол обыска, тем меньше шансов утери важных документов и техники. Не пишите в протоколе обыска, что выдали что-то добровольно!

— При возникновении  непредвиденных осложнений (особенно угрозы жизни и здоровью персонала) вызывайте полицию, адвокатов, представителей СМИ и т.д. Лучше делать это, найдя безопасное место. Дождитесь приезда правоохранительных органов, сообщите обо всех допущенных правонарушениях и укажите свидетелей, которые смогут подтвердить факты (ими могут быть сотрудники).

— Часто обыск — лишь начало тесной коммуникации с правоохранительными органами, поэтому не забудьте проверить, были ли вручены повестки, и определиться с порядком похода на допрос.

— Обеспечьте сотрудникам поддержку. Согласно ст. 66 УПК, каждый свидетель имеет право на правовую помощь. Появление с адвокатом на допросе — единственно правильное решение.

— От «маски-шоу» страдает не только деловая репутация компании, но и репутация ее клиентов. Поэтому нужно выстраивать не только юридическую, но и PR-защиту. Если об обыске молчит компания — расскажет пресс-служба правоохранителей. Правила игры определяет тот, кто первым начал. Того, кто молчит, обвинят в самых страшных грехах.

— Забудьте о нормальном рабочем графике. К вам могут прийти в нерабочий день «чтобы не мешать работе предприятия». Но если в компании никого нет, с личными вещами сотрудников можно делать что угодно, а товар вывозить практически без сопротивления.

— Не забудьте обсудить с сотрудниками жесткий «тимбилдинг».

Журнал «Менеджер по персоналу» №03/март 2017