выключить дудлвключить дудл

Победа постмодернизма над коррупцией

Недавно НАЗК в суде одержало еще одну победу над коррупцией. Громкую такую победу. Бывшему народному депутату вменили нарушение конфликта интересов.

Скажите, что возникает перед глазами, когда вы читаете эту фабулу? Наверное, вы представляете себе депутатов, которые являются гласными или негласными владельцами заводов. Возможно, вы вспомните вопросы тарифов и дотаций. Жомовая яма? Нет. Они все к этой новости отношения не имеют.

К ответственности была привлечена Елена Сотник за то, что направила депутатский запрос в НАЗК с вопросом о том, как отображать в электронной декларации стипендию Йельского университета. Это стипендия одного из самых престижных университетов в мире и в Украине её получили всего с десяток человек. НАЗК, сурово блюдя нормы антикоррупционного законодательства, пришло к выводу, что Елена грубо нарушила закон. Вместо того, чтобы направить обращение гражданина (предусмотренное законом об обращении граждан), она использовала своё личное положение и направила депутатское обращение (предусмотренное уже законом о статусе народного депутата). В связи с этим она, наверное, нанесла какой-то непоправимый ущерб государственным интересам. К большому сожалению, ни вывод НАЗК, ни решение суда эту часть не расписывают.

Но давайте не преуменьшать результаты работы НАЗК. Я думаю, что они старались не зря, и дело их несет не формальный, а в большей мере смысловую нагрузку. Как искусство в эпоху постмодернизма, нужно про просто разгадать эти символы и мотивы. Вот я и попробую предложить свои.

Во-первых, наверное, самый позитивный вывод, что всё-таки борьба с коррупцией у нас идёт. НАЗК показывает, что даже самые мелкие деяния депутатов бросают тень на репутацию украинского чиновника, и поэтому отмерять за них нужно по всей строгости.

Второе: НАЗК пристально следит, чтобы депутаты не выпендривались, и не забывали, что они обычные такие граждане. И обращаться, по крайней мере, к самому НАЗК должны как самый рядовой украинский гражданин. НАЗК напоминает депутатам, что они люди, и ничто человеческое им не должно быть чуждо. В том числе и обращение в само НАЗК.

Третье, уже менее оптимистичное: похоже, что борьба с коррупцией зачастую сводится на бывших участников политической жизни. Действующие, наверное, занимаются политической деятельностью и пока они при власти, НАЗК их особо не трогает.

Ну и в-четвертых, мне кажется, что НАЗК очень сильно не хочет, чтобы в Украине были депутаты, которые получали бы стипендию Йельского университета. Наверное, нам надо больше депутатов, которые получают стипендии от олигархов и не спрашивают, как вносить их в декларации. Я иначе не могу объяснить себе, что огромное количество депутатов, имеющих имущество многим свыше своего официального дохода (да и свыше разумного), не удостаиваются своими вниманием со стороны НАЗК. У нас в последнее время можно говорить о защите отечественного производителя (вон, даже закупки под них перекраивают). Наверное, НАЗК тоже таким образом защищает украинских меценатов депутатского корпуса.

Но, все же, лично для меня это дело пока что символизирует симуляцию борьбы с коррупцией. Мне обидно, что мои деньги как налогоплательщика были потрачены на этот процесс. В тот момент, когда вся страна говорит о судье Вовке, в тот момент когда действующие народные депутаты попадают в скандалы с десятками квартир и машин, задекларированными на ближайших родственников, НАЗК по-прежнему пытается найти с лупой или микроскопом составы правонарушений в обращениях к тому же НАЗК бывших народных депутатов.

Нами сейчас написана апелляция на решение суда по делу Сотник, и я надеюсь, что решение апелляции не станет таким же символом тщеты всего сущего. Потому что я люблю постмодернизм в искусстве, но очень не люблю его в борьбе с коррупцией.

Артем Афян, управляющий партнер Juscutum

НВ Бизнес