выключить дудлвключить дудл

Иллюзия защиты. Закон о персональных данных опоздал на 20 лет

Закон «О защите персональных данных» опоздал минимум лет на 20. Именно начальная стадия развития информационного общества требовала базовой регламентации, а также воспитания культуры защиты персональных данных. На данный момент — в том виде, котором он существует сегодня, включая изменения, внесенные на днях — закон абсолютно бесполезен.

На мой взгляд, сложившаяся за период функционирования закона практика эту мысль только подтверждает. К примеру, обработка IP-адреса пользователя, который волей судьбы попал в категорию персональных данных, требует, в соответствии с законом, письменного согласия этого пользователя. Сомневаюсь, что интернет-пользователи будут отправлять собственникам веб-ресурсов письма с разрешениями перед тем, как зайти на их сайт, особенно если сайт находится под юрисдикцией другого государства. 
 
Персональные данные стали частью глобального информационного потока. Ставить на его пути нефункциональный закон — значит создавать еще один контролирующий орган с присущей ему бюрократией, что, как минимум, неразумно. Для регламентации отношений в данной сфере уже существуют и работают законы «Об информации», «О доступе к публичной информации». Для повышения уровня защиты граждан достаточно было внести в них соответствующие изменения. 
 
Закон О персональных данных создал напряженность в виде необходимости подачи сотен тысяч заявлений о регистрации баз данных под угрозой немаленького штрафа 
 
Закон «О персональных данных» создал напряженность в виде необходимости подачи сотнями тысяч лиц заявлений о регистрации баз данных под угрозой немаленького штрафа. Но что самое печальное, до сих пор не понятно, какое отношение такая регистрация имеет к защите. Принимая во внимание механизм реализации закона (заваленные комнаты бумажных заявлений с удаленной перспективой их разгрести за пару лет), просто не верится, что закон сможет осилить то, на что направлен — защищать персональные данные в эпоху новых технологий и постоянно меняющихся правил игры. 
 
Что касается анализа последних изменений (речь идет о проекте N10472-1, который был принят в целом 2 октября, — ред.), то я всецело солидарен с опасениями юристов. Напомню, законопроект, среди прочего, предлагает предусмотреть, что распространение персональных данных без согласия субъекта/объекта персональных данных будет разрешаться в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека, «если это необходимо» (дополнение в ч.2 ст. 14 базового закона, — ред.). Таким образом, вводится новое условие «необходимости» использования персональных данных без согласия субъекта. 
 
Такая новация противоречит части второй статьи 32 Конституции Украины, согласно которой «не допускается сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации о лице без его согласия, кроме случаев, определенных законом, и только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека», а также не учитывает правовую позицию Конституционного Суда Украины (решение от 20.01.2012 N2-рп/2012), который в мотивировочной части отметил: «не допускается сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации о лице без его согласия, кроме случаев, определенных законом, и только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека». 
 
Кроме того, проектом предлагается установить, что в случае изменения определенной цели обработки персональных данных субъектом персональных данных должно быть предоставлено согласие на обработку его данных в соответствии с измененной целью, «если новая цель обработки несовместима с предыдущей». Соответствующий признак имеет оценочный характер, а, следовательно, нивелирует общие положения, определенные Конституцией Украины (статья 32), законами Украины «Об информации», «О защите персональных данных» в части обеспечения реализации прав граждан на распространение конфиденциальной информации по их согласию. 
 
Андрей Пархоменко, 
юрист, специалист в сфере IT-права Юридической компании Юскутум.