выключить дудлвключить дудл

«Евровидение — 2019»: законны ли условия контракта, предложенного Maruv? Марина Кислощаева

45393155_339670123510935_6037081347804102656_nЕсли о том, что имущественные права на песню принадлежат другому лицу, было известно еще до начала конкурса, то как эту песню вообще допустили к конкурсу?

Скандал вокруг условий контракта для певицы Maruv набирает обороты. Артистку возмутили выдвинутые условия. В частности, это касается запрета импровизации, тотальный контроль, передача авторских прав и запрет общения с журналистами. За несоблюдение этих позиций договору предусмотрен штраф.

Анализируя выдвинутые требования с позиции права, следует отметить, что контракты могут содержать любые положения, которые не нарушают закона. Если стороны согласовали между собой условия договора – он является действительным и должен выполняться. Опубликованные Maruv критерии, возможно, и являются довольно жесткими, но абсолютно законными. Предлагаю проанализировать каждую позицию отдельно.

  1. Запрет импровизации. Если контрактом предусмотрено полное согласование концепции выступления – ее необходимо будет соблюсти. Это может касаться света, шоу, декораций и тому подобное. В то же время необходимо учесть, как сформулировано это условие. Если не прописано, что именно считается импровизацией или каким должно быть шоу – в суде нарушение будет невозможно доказать. И аргумент, который может использовать певица, – отсутствие определения понятия «импровизация» и детального описания номера.
  2. С передачей авторских прав на песню тоже не все просто. Права на песню принадлежат ее автору с момента создания. К этим правам относится право автора использовать песню самостоятельно и право разрешать другим лицам его использовать. За этой юридической конструкцией кроется право на распространение песни в любом формате, ее исполнение и распространение, то есть, все права, позволяющие получать доход от песни.

Передача прав на песню вообще является обычной практикой. Часто авторы оставляют за собой лишь право называться автором того или иного произведения, а реализацию имущественных прав и решения финансовых вопросов передают другим лицам на основании договоров или лицензий, за что и получают вознаграждение. Срок действия такой передачи определяется в каждом случае отдельно, но, в любом случае, соблюдаются нормы закона: срок действия имущественных прав на песню не может быть больше 70 лет после смерти автора.

Важно то, что Правилами проведения Национального отбора «Евровидения – 2019» прямо было предусмотрено, что имущественные права на песню должны принадлежать участнику с правом их передачи. То есть, участник должен быть автором песни и иметь все права на нее, что в дальнейшем может быть передано, в частности, НСТУ. Возникает логичный вопрос, если о том, что имущественные права на песню принадлежат другому лицу, было известно еще до начала конкурса, то как эту песню вообще допустили к конкурсу? Сейчас, для того, чтобы соответствовать Правилам конкурса, Maruv необходимо прекратить действие лицензии на песню, которая была выдана ранее. И здесь уже сложно прогнозировать, какие это может иметь последствия для самой певицы. Но в любом случае, при передаче прав в НСТУ Maruv имеет право на получение вознаграждения за такую ​​передачу.

  1. О выполнении любых требований НСТУ тоже многое зависит от того, как сформулирован пункт договора. Поскольку если есть хоть какое-то ограничение по этим требованиям (например, «все требования, связанные с участием артиста в конкурсе»), то это в основном понятно и аргументировано. А вот если такого оговорки нет – это уже другое дело, и к певице действительно могут применить санкции любой отказ от участия в корпоративе. Хотя, опять-таки, в договоре должен быть предусмотрен порядок, по которому НСТУ выдвигает требования. В противном случае – певица может их не выполнять, а НСТУ будет трудно доказать факт нарушения.
  2. Запрет общения с журналистами является условием договора, который теоретически может быть согласован сторонами. Кстати, из нашей практики это является распространенным положением в договорах с артистами. Чаще всего им объясняют необходимость создания определенного имиджа артиста.

В общем указанные положения не являются чем-то необычным для юридической составляющей шоу-бизнеса. Интересно лишь то, что, согласно публичным заявлениям других участников «Евровидения» от Украины, ранее эти же положения были сформулированы иначе. Это, например, касается штрафов, которые ранее не вносились в контракт. Презумпция свободы договора действует в сфере шоу-бизнеса. Это значит, что стороны могут самостоятельно согласовать или изменить условия.

Вместе с тем, в соответствии с Правилами проведения Национального отбора «Евровидения – 2019» победителем становится тот артист, которого избрали жюри и зрители конкурса. Указанные правила не предусматривают юридической процедуры лишения Maruv статуса победителя в случае несогласия с контрактом НСТУ, но затягивание этой процедуры может повлиять на дальнейшую подготовку к конкурсу.

P.S. Вскоре после публикации этой колонки стало известно, что Общественный вещатель (ОАО «Национальная общественная телерадиокомпания Украины») и певица Maruv, которая победила в национальном отборе, не пришли к согласию относительно участия в песенном конкурсе «Евровидение – 2019 и так и не подписали соглашения.

Марина Кислощаева, юрист Практики управления конфликтами ЮК Juscutum.

STV