выключить дудлвключить дудл

Не ищи меня Вконтакте. Ксения Проконова

Ксения ПроконоваВ Украине ввели санкции против многих людей и компаний, но всколыхнула сеть только блокировка Вконтакте и Одноклассников. Глас тех, кто не представляет своей жизни без 1С на их фоне меркнет. Общество резко разделилось на умных и красивых. Но кроме них еще есть и юристы. Это те люди, которым важны правила игры. 10 причин, почему здесь что-то не так:

1. Никто никому ничего не должен. Решение Совета национальной безопасности носит рекомендательный характер по отношению к бизнесу. Обязанность его выполнять лежит лишь на государственных органах и местном самоуправлении. Помните про “никто не обязан выполнять незаконный приказ или распоряжение”? Это в том числе об этом. Однако у государства есть свои годами работающие рычаги давления на бизнес — обыски, допросы, проверки… Дешевле просто подчиниться.

2. Бей своих, чтобы чужие боялись. По отношению к гражданам Украины такие санкции могут быть применены после того как их вина в осуществлении террористической деятельности будет доказана в суде. До этого момента это будет противоправным. Арест активов граждан Украины также возможен лишь по мотивированному решению суда. Даже если эти активы связаны с Россией, имеют частично в своей структуре российский капитал. Ч. 4 ст. 13 Конституции Украины до сего момента гарантировала бизнесу защиту от дискриминации. Примечательно, что даже высшим эшелонам власти не захотелось связываться с, например, Печерским международным судом.

3. Запретить Интернет. В решении и указе Президента идет речь о прекращении предоставления услуг доступа пользователям к определенным ресурсам, а не о их блокировке. Любой интернет — провайдер (а не оператор, обращаю внимание!) имеет право использовать формулировку “Мы предоставляем доступ в Интернет, а что там пользователи ищут — уже не наше дело”. Право есть, а вот возможность у вас такая появится в том случае, если вам нельзя сделать больно в Украине — ваши серверы вынесены, сотрудники оформлены и лояльны и т.п. То есть, опять же возвращаемся к тому, что правовая позиция у вас идеальная, но в украинских реалиях ее еще нужно уметь защитить. Раньше обвиняли в финансировании терроризма, теперь будут обвинять в том, что вовремя не заблокировали.

4. Казнить нельзя помиловать. Что же запретили в итоге? Фактически санкции были введены не против Яндекса, Вконтакте, Одноклассников и Мэйл.ру, а против украинских пользователей по доступу к содержимому этих сайтов. Но для того, чтобы ввести их грамотно, необходимо каждого пользователя отдельно признать в судебном порядке террористом. Доступ к сайтам — это право собирать, хранить и распространять информацию. Ст. 34 Конституции гарантирует право на сбор, хранение и распространение информации, свободу слова и выражение своих взглядов и убеждений. Осуществление этих прав может быть ограничено только законом, не решением СНБО.

5. Выход за пределы своей компетенции. Решение СНБО базируется на Законе Украины “О санкциях”, который является частично неконституционным. Однако это не мешает на его основе принимать спорные акты. Судите сами, в тексте встречается запрет въезда гражданину Украины. Точнее, гражданке, Белозеровой Елене. Как при этом продолжает существовать ч. 1 ст. 25 Конституции Украины — “Никто не может быть изгнан с территории Украины”? Конституция продолжает быть Основным законом Украины, в отличие от Закона Украины “Про санкции”. Согласно Конституции, к полномочиям Президента и СНБО не относится принятие решений об ограничении правоспособности юридических и физических лиц. Похожая норма содержится в ст. 5 закона о санкциях, но противоречит ст. ст. 106 — 107 Конституции. При этом полномочия будут исчерпывающими именно по Конституции. Дополнить их ситуативными законами нельзя.

6. За что? Согласно закона о санкциях, ответственность в виде санкций возлагается на юридическое или физическое лицо вследствие их вины. Если мы внимательно прочитаем список, то не увидим напротив большинства названий и фамилий даже указания инкриминируемых действий, не говоря уже о доказательной базе.

7. Секс без обязательств. Приостановка экономических и финансовых обязательств выглядит как carte blanche для избранных. Для регулирования этой сферы существует отдельный нормативный акт — Хозяйственный кодекс. Его пока что не отменяли. Ст. 526 Кодекса отсылает нас к тому, как должны исполняться обязательства, которые уже возникли. Там фигурируют термины “надлежащее выполнение”, “обычаи делового оборота”. Нет такого обычая — отказаться от выполнения своих обязательств потому что контрагент перестал нравиться. Ч. 3 ст. 614 Хозяйственного кодекса напоминает нам о том, что “правочин”, который отменяет или ограничивает ответственность за умышленное неисполнение обязательства, будет никчемным.

8. Запрет предпринимательства. Согласно ст. 12 Хозяйственного кодекса, ограничения и запрет деятельности для украинских компаний возможны на основании Конституции Украины и законов Украины. Снова Решение СНБО не вписывается. Согласно этого решения и указа деятельность запретили именно украинских компаниям, зарегистрированным здесь в установленном порядке.

9. Инвестиционный коллапс. Инвесторам в Украине и так ощущение безопасности и защищенности не ведомо, теперь добавилось легкое ощущение озноба. Я сейчас говорю о таком виде санкций как “предотвращение выведения активов за границу”. Сама формулировка не является правовой, но всем понятно, о чем это. Ч. 2 ст. 19 Закона Украины “Об инвестиционной деятельности” до сих пор защищала па инвесторов, поскольку там указывалось следующее: “Инвестиции не могут быть бесплатно национализированы, реквизированы или к ним не могут применяться идентичные по последствиям меры”.

10. Незаконные военные формирования стали юридическими лицами. По крайней мере, это следует из того, что в списке юридических лиц, в отношении которых вводятся санкции, появились различные батальоны — Оплот, Смерть, Заря, Сомали и иже с ними. На момент написания статьи такие батальоны не являлись юридическими лицами согласно реестра. Внесение их в подобный санкционный список опасно тем, что выглядит как их легализация и приравнивание к другим военным частям.

На примере этого решения и указа мы столкнулись с патерналистским способом решения проблем. Государство решило ограничить доступ тем, кто самостоятельно не в состоянии фильтровать потребляемый контент. А заодно и всем остальным. Я могу понять возмущение тех, кто держит все свои архивы, “там все” Вконтакте. Они отличаются от меня только тем, что я выбрала для этого Фейсбук. В 2012 году я создала там страницу для своего сына. Во-первых, мне это показалось прикольным, во-вторых, это хронология и семейный альбом. Я чувствую некое нарушение права собственности при введении таких блокировок. Как минимум, одного из составляющих элементов — права распоряжения. Согласно ст. 41 Конституции, никто не может быть противоправно лишен права собственности. Принудительное отчуждение возможно при условии предварительной компенсации, по мотивам общественной необходимости в условиях военного и чрезвычайного положения. Это не просто слова, а термины из законодательства. У нас не введено ни военное, ни чрезвычайное положение. У тех, кто захочет бороться с этим решением и указом, достаточно высокие шансы на победу.