выключить дудлвключить дудл

Честное регулирования – большое преимущество в гонке привлекательности крипто-юрисдикций

Когда речь идет о честном регулировании, то именно законопроект № 3637 вводит нормы о нем. Интересно, что мир криптовалют часто ассоциируется с нечестностью, фродом и скамом. Эти слова, возможно, являются одними из самых популярных в криптобществе после «tothemoon», «hodl» и «на всю котлету».

Фрод (с английского «fraud» — «обман») обозначает плохого человека, который оплачивает услуги с помощью краденого платежного средства. Скам (с английского «scam» — «мошенничество») идентифицирует инвестиционный проект, который прекратил выполнять свои обязательства перед инвестором. «To the moon» относится к восходящему тренду на монету, которая продолжает сильно расти в цене («цена этой монеты когда-то вылетит на Луну!»). «Hodl» имеет значение «держатся из последних сил, потому что монета будет выгодна позже (если не сегодня)». «На всю котлету» означает «купить актив на все имеющиеся у трейдера деньги».

В процессе работы с регуляторкой я часто наблюдал нечестное отношение стран к криптобизнесу. Даже оптимистичные конференции Гибралтара касательно крипты тонут в иле фотографий из прошлого в соцсетях. Страны начали предлагать лицензии для криптодеятельности, которые, честно говоря, не совсем для нее подходили.

Во время структурирования проектов меня нередко смущало, что для криптобирж нужна платежная лицензия. Этот (вроде как маленький) нюанс делал восприятия предложенного регулирования временным.

Мне кажется, то, что сейчас происходит в Украине, является очень важным – когда можно получить честную лицензию, когда биржа будет иметь биржевую лицензию, когда фонд сможет полноценно называться фондом. В этой колонке я не обращаюсь к ставкам и стоимости лицензий, поскольку об этом уже говорили достаточно. Иногда даже значение слов имеет смысл.

О токенах

Интересно и то, что многие не находят в законопроекте № 3637 классификации токенов, к которой мы привыкли в других юрисдикциях. Здесь нет платежных токенов. К тому же, в законопроекте № 3637 вообще не использовано слово «токен». Документ оперирует широким понятием виртуальных активов. По моему мнению, это честно, поскольку классифицировать токены – очень неблагодарное дело.

При подготовке законопроекта появились и ушли в небытие много разновидностей токенов. Регуляторы сначала пытались разработать их разумную классификацию, а затем – воплотить в реальность. Для юристов категоризация токенов была бы полезной, но в жизни – никакого юзабилити. Классификация токенов только вводила бы в заблуждение. Кроме того, законопроект № 3637 признает, что можно классифицировать токены по целям и видам. Их нужно только разделить на 2 группы – в зависимости от того, связаны или не связаны они с объектами реального мира.

И напоследок, украинский законопроект № 3637 не пытается подтянуть рынок виртуальных активов под инвестиционный рынок или рынок ценных бумаг. Более того, он достаточно откровенно говорит, что это другой рынок, который может быть похож, но все-таки создает пространство для собственных правил и традиций.

Мне кажется, что сам факт, что Украина называет вещи своими именами, предоставляет прекрасную фору в продвижении нашего законодательства. Иногда честность – это уже большое преимущество в гонке привлекательности юрисдикций.

Артем Афян, управляющий партнер Juscutum

bit.ua