выключить дудлвключить дудл

Безопасность предприятия при обыске: адвокаты рассказали о применении закона на практике

В минувшую субботу закончился тренинг для владельцев и руководителей служб безопасности предприятий, который проводился АО Juscutum.

Один из модулей включил в себя вопросы актуальных угроз для бизнеса со стороны уголовного преследования. Адвокаты рассказывали о направлениях работы, которые интересуют правоохранительные органы в последние годы. Проговорили с участниками тренинга последние изменения, которые претерпело уголовное и уголовное процессуальное законодательство в 2017-2018 годах. На примерах из собственного опыта объяснили, какими должны быть тактические действия работников компании в случае, если деятельностью их организации заинтересовались люди в форме. А также обсудили другие, не менее важные для бизнеса, темы.

Кроме тактических советов, участникам тренинга рассказали и о новеллах законодательства и применении их на практике.

В частности, вспомнили о Законе Украины № 2548-VIII «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно усовершенствования обеспечения соблюдения прав участников уголовного судопроизводства и других лиц правоохранительными органами при осуществлении досудебного расследования» (он же знаменитый Закон «МаскиШоуСтоп-2»).

Напомним, что основанием для его принятия послужил именно первый Закон «МаскиШоуСтоп».

Тогда, представляя документ, Елена Сукманова отметила, что «все расследования, которые будут проводиться правоохранительными органами, будут проходить в совершенно других условиях и обеспечат защиту интересов предпринимателей».

Для мониторинга и обобщения сведений о нарушении правоохранительными органами прав и законных интересов лиц была создана соответствующая Межведомственная комиссия под руководством премьер-министра Владимира Гройсмана.

Но нормы Закона «МаскиШоуСтоп» оказались несовершенными и вскоре одна за другой бизнес начал направлять жалобы указанной Комиссии, в которых отмечал о нарушении своих прав и неисполнение некоторыми государственными органами требований нового Закона.

Собственно, это и стало толчком для разработки и принятия очередного Закона «МаскиШоуСтоп-2».

Итак, во время тренинга спикеры Дмитрий Онученко и Александр Горобец рассказали, в частности, о возможности взыскать денежную компенсацию за незаконные действия следователя или прокурора.

Взыскание государством вреда в качестве регресса со следственных органов, допустивших нарушения, осуществляется на основании:

  • обвинительного приговора суда, вступившего в законную силу,
  • или дисциплинарного проступка, независимо от истечения сроков применения и действия дисциплинарного взыскания.

Вместе с тем, адвокаты отметили, что практикой адвокатской среды и без норм нового закона были выработаны определенные механизмы, которые позволяли, с одной стороны, подтвердить факт незаконных действий или бездействия следователя, или прокурора, а затем инициировать указанное дисциплинарное производство.

Однако принятый Закон закрепил факт дисциплинарного проступка как основание, благодаря которому можно инициировать процедуру взыскания ущерба.

Вместе с тем, если говорить о вреде, который был нанесен имуществу предприятия в результате, например, обыска, адвокаты советуют обязательно указывать соответствующие факты в протоколе проведения обыска. После того, как следственное действие состоялась, необходимо вызвать полицию и инициировать внесение информации в ЕРДР. Важно фиксировать нарушения с самого начала, а не постфактум.

В частности, адвокат, который находится на месте проведения обыска и видит факт незаконного преследования бизнеса, должен остановиться на двух аспектах:

  • какой нанесен вред;
  • и в самом механизме незаконного преследования – искажение фактов следователем, исследования им доказательств не в полной мере, предвзятое ведения следствия.

«Существуют моменты, когда достоверно рассчитать причиненный ущерб невозможно. Такое случается, когда, например, в результате незаконных арестов активов остановилась деятельность компании, но из-за отсутствия системного бухгалтерского учета клиента невозможно сослаться на конкретные потери «, — отмечает Дмитрий Онученко.

- Есть ли реальные механизмы фиксирования фактов незаконного ареста активов?

- Они есть, но должен быть порядок в бизнесе. Можно провести оценку потерянных активов. Можно получить претензии, или же предъявить претензии по тем договорам, которые невозможно выполнить в результате незаконного преследования компании. И потом «связать» это экспертной оценкой, — отвечает Дмитрий.

Адвокаты также отмечают, что в Законе не говорится о пороге материального ущерба.

Как зафиксировать сумму убытков за неисполнение договора?

Обычно исходят из претензии контрагента, который не получил услугу.

Раскрывая вопрос, Александр Горобец также привел практический пример, когда вызванный вред выразился в биткоинах. В той ситуации адвокатам удалось доказать следственному судье, что он должен принять решение об обязательствах НАБУ внести в ЕРДР информацию о превышении пределов должностными лицами СБУ.

«Мы нашли экспертов, которые с учетом колебаний курса биткоина определили сумму убытков в гривневом эквиваленте на момент причинения вреда», — рассказал Александр. — Алгоритм действий одинаков для всех: фиксация нарушения, подтверждение стоимости нанесенного ущерба, обращение в компетентные органы».

В случае наличия ущерба, причиненного остановкой выполнения контрактов, а также невозможностью выполнить обязательства, предусмотренные условиями хозяйственного договора, никто не лишает права вашего контрагента обратиться в компанию для того, чтобы взыскать ущерб, говорят юристы. Еще один вариант — актом по проведению взаимных расчетов подтвердить факт неисполнения или ущерба.

Что делать, если следователь во время обыска изъял оригиналы первичной документации?

Отметить ущерб в результате изъятия оригиналов документов достаточно сложно, однако заметным такой ущерб станет вследствие невыполнения контрактов, как отмечалось выше. Или когда к вам придут контролирующие органы, и по результатам такого визита вы получите налоговое уведомление-решение.

«В данном случае видеосъемка фиксирует только процедуру проведения обыска, а также действия определенных лиц. Поэтому факт изъятия документов и их реквизиты (по каждому) указывайте в описательной части, а также в замечаниях и приложениях к протоколу следственного действия», — отметил Александр Горобец.

Если мы говорим об ущемлении бизнеса, мы должны помнить и о бизнес-омбудсмене, а нормы Закона дают еще больше оснований обратиться к нему, отметил адвокат.

Ходатайство о применении сроков досудебного расследования и закрытия уголовного производства

Обычно, давление осуществляется на основании открытых уголовных производств.

И вторая часть Закона касается именно права лиц (прав и обязанностей которых касается указанное уголовное производство) ходатайствовать о применении сроков досудебного расследования и закрытия уголовного производства на основании указанной жалобы.

- Распространяется ли указанная норма о правах третьих лиц, права и обязанности которых ограничиваются, на закрытие старых уголовных производств?

— Указанные нормы, к сожалению, распространяются только на те производства, которые открыты после 16 марта этого года, — отвечает Александр. — Складывается такая практика, что третьи лица, которые испытывают давление от уголовного производства, имеют право подавать ходатайства и жалобы о применении сроков на основании статьи 219 УПК только в отношении тех производств, которые открыты в этом году после вступления в силу изменений в соответствующем кодексе.

Что нужно знать руководителю службы безопасности в ситуации, когда в компанию пришли с обыском?

При любых обстоятельствах полномочия ни одного из работников предприятия не прекращаются. Соответственно, руководитель службы безопасности должен обеспечить максимально рабочую обстановку. И еще – следить, чтобы обыском не управлял, например, главный бухгалтер или кто-то другой из сотрудников.

Кроме покоя персонала, задача руководителя службы безопасности предприятия — успокоить «гостей» и показать готовность идти на контакт (открывать двери и т. д.). Это позволит избежать лишних споров и убытков.

Что касается адвоката — желательно, чтобы его знал не только руководитель СБ, но и персонал предприятия, чтобы при необходимости сообщить о проведении следственных действий.

«Когда получаете решение об обыске, прямо на документе можно указать на необходимость обеспечения присутствия адвоката», — обращают внимание юристы.

Среди других примеров юристы также остановились на вопросе проведения обыска депозитарной ячейки.

Так, Дмитрий Онученко отметил, что в этом случае постановление об обыске вы не получите. Ведь никто не контролирует, что именно вы там храните и банки считают, что все изъятые оттуда вещи относится к банковской тайне. Копия протокола также вам не достанется.

Итак, подвел итог темы Дмитрий, основными способами остановки процесса, который генерирует средства являются:

  • Относительно имущества и банковских счетов — их арест, а также запрет права распоряжаться имуществом по решению суда.
  • По отношению к персоналу и организации работы — конечно, обыск.

- Можно ли работать под давлением?

- Можно, если не паниковать, — уверяет Дмитрий.

После чего объясняет, казалось бы, простые вещи:

- Не нужно преждевременно формировать позицию для защиты и не объясняйте лишнего. Например, в вопросах счетов компании, не надо рассказывать кто из персонала какую роль играет. И не забывайте о праве хранить молчание — пользуйтесь возможностями, предусмотренными в статьях 18 УПК и 63 Конституции.

Напомним, что, если статья 63 Конституции говорит о том, что лицо не несет ответственности за отказ давать показания или объяснения в отношении себя, членов семьи или близких родственников, круг которых определяется законом. Так статья 18 УПК говорит о том, что никто не может быть принужден давать объяснения и показания, которые могут стать основанием для подозрения, обвинения в совершении уголовного преступления.

По завершению тренинга его участники отметили, что пока это единственная платформа, которая позволяет не только слушать, но и активно участвовать: озвучивать запросы и получать на них ответы, инициировать обсуждение проблемных вопросов и услышать мнение коллег и спикеров. В то же время, такое мероприятие является формой диалога совладельцев бизнеса, служб безопасности и определенного круга экспертов, где каждый может донести свою точку зрения и получить квалифицированный совет относительно особенностей работы.

«Наша миссия – создать социальную бизнес-среду, ориентированное на обмен знаниями, опытом и идеями. Суть проекта – наш вклад в развитие бизнеса через призму повышения уровня службы корпоративной безопасности «, — отметил организатор мероприятия Виктор Шульга, юрист Практики безопасности бизнеса АО Juscutum.

Также он добавил, что на сегодняшний день у бизнеса есть потребность в высококвалифицированных руководителях службы безопасности. И в АО Juscutum готовы этому способствовать.

По завершенню тренінгу його учасники відмітили, що наразі це єдина платформа, яка дозволяє не лише слухати, а й активно брати участь: озвучувати запити і отримувати на них відповіді, ініціювати обговорення проблемних питань і почути думку колег та спікерів. У той же час, такий захід є формою діалогу співвласників бізнесу, служб безпеки та певного кола експертів, де кожен може донести свою точку зору і отримати кваліфіковану пораду щодо особливостей роботи.

“Наша місія – створити соціальне бізнес-середовище, орієнтоване на обмін знаннями, досвідом та ідеями. Суть проекту – наш внесок у розвиток бізнесу через призму підвищення рівня служби корпоративної безпеки”, – зазначив організатор заходу Віктор Шульга, юрист Практики безпеки бізнесу АО Juscutum.

Також він додав, що на сьогоднішній день у бізнеса є потреба у висококваліфікованих керівниках служби безпеки. І у АО Juscutum готові цьому сприяти.

legalhub.online