выключить дудлвключить дудл

Артем Афян: «2019-й станет годом ответов на очень важные вопросы для страны»

Артем-Афян-полуростУходящий 2018 год запомнился массой испытаний для деловой сферы в Украине. Несмотря на это, в большом количестве отраслей наметился, пусть и небольшой, но рост. Во многом это связано с плавным реформированием правовой сферы, которая является фундаментом для всей деловой активности страны. О том, насколько крепок этот фундамент и какие вызовы ждут украинское правовое поле в 2019 году, Maanimo узнавал у Артема Афяна, адвоката, управляющего партнера юридической компании Juscutum.

— Артем, давайте, сразу с места – в карьер: 3 главные правовые нормы или прецедента 2018 года, которые повлияли на деловую сферу? (законопроект, судебное решение, событие)

— Одним из самых основных актов, который повлиял на бизнес, является внедрение плана BEPS. Это очень сильно изменит все структурирование крупного и среднего бизнеса в ближайшее время. Также немного схитрю и одним пакетом назову дерегуляцию, которая по многим отдельным точкам достаточно сильно меняет бизнес-климат в Украине. Ну и, конечно же, возглавляет мой личный «хит-парад» военное положение, которое ввели только под конец года. Но я думаю, что оно в том числе определит и атмосферу ведения бизнеса в 2019 году.

— Вы специализируетесь на Legal Engineering. Что «выстрелило» в вашей сфере в этом году? Боты не в счет

— Вы так резко отрезали ботов, чем безумно сузили поле моего ответа. В таком случае я могу сказать, что значительная часть наших ботов превратилась уже в платформы, поэтому мы все дальше двигаемся к реализации концепции коммодитизации юридических услуг, то есть, превращение их в товар. Ну и, наверное, особую гордость вызывает то, что наконец-то в этом году мы внедрили и продолжаем развивать внутреннюю систему учета. Это не внешние инновации, а внутренние, но очень сильные. У нас очень много планов на 2019 год, но в принципе, автоматизация и систематизация процессов компании – это то, чему мы уделяли основное время в этом году.

— Насколько быстро развиваются ваши проекты PatentBot и SudoBot? Оказался ли готов украинский рынок к таким новациям, или же многие предпочитают работать по старинке?

— Если говорить о PatentBot и SudoBot, то, во-первых, они не единственные, у нас уже есть StaffBot и TradeBot, которые тоже вышли на рынок. И вообще, этот год был достаточно «урожайным». Украинский рынок не встречает такие инновации с распростертыми объятиями. Но он определенно готов к ним. Наверное, самым показательным является проект PatentBot. Мы помесячно снимаем статистику: 2-3% торговых марок в нашей стране регистрируются через него. На мой взгляд, это можно считать признанием.

— Какой бюджет такого технологического решения, как правовой бот? Сколько времени уходит от идеи до запуска? Какие сроки окупаемости в украинских реалиях?

— По финансовым проектам вопрос необычайно сложный. Потому что, во-первых, он состоит из юридической и технической экспертиз. И если техническую мы можем оценить, потому что мы привлекаем аутсорс (хотя уже есть и инхаус-программисты), то в юридической мы пользуемся внутренней экспертизой, которая часто нарабатывалась годами, и, полагаю, если попытаться ее воссоздать, то бюджеты будут просто безумными. Поэтому мы решаем только те проблемы, в которых ориентируемся.

Что касается сроков подготовки, то здесь нам редко когда удавалось вложиться в менее чем полгода от момента задумки до запуска. Причем, помимо разработки продукта непосредственно, есть огромное количество того, что надо разработать: это и айдентика, и выбор сайта, ролики, промо, прочее.

Что касается окупаемости, то здесь одна из самых больших проблем всех LegalTech-проектов – это выбор бизнес-модели.  Потому что очень часто юристы придумывают отличную идею, даже очень неплохо ее реализовывают, но совершенно забывают о том, как ее монетизировать. И выбирают либо неверную модель, либо вообще не выбирают, и это губит проект. Мы, как мне кажется, постарались нащупать очень адекватные модели, и поэтому SudoBot уже окупился. В течение года мы вышли в ноль.

Здесь есть еще одна уловка. Эти проекты обычно не окупаются в течение двух лет, потому что каждый человек продолжает их развивать. И вот здесь, если говорить о стартовых инвестициях, можно их окупить за год. Но, в общем, сам проект 1,5-2 года требует очень системной, четкой и качественной работы, чтобы превратиться в самодостаточный бизнес.

imgonline-com-ua-Compressed-QPoOFamXMpn

– Вас считают одним из первых юристов, который начал работать с криптовалютой. 2018 год стал годом очень серьезного падения для этой индустрии. Что, по вашему мнению, будет с этой сферой в дальнейшем? Оплату за услуги фирмы продолжаете в биткоинах принимать?

— Я могу себе представить мир без биткоина, но, наверное, современную экономику без криптовалюты – уже нет. Цена на самом деле не так важна. Она только убивает возможность спекулятивных операций. Сейчас, безусловно, наблюдается спад на рынке, но мы не только продолжаем принимать оплату в криптовалюте, мы запустили такую инфраструктурную юридическую платформу AILO.ai, которая должна закрыть все юридические вопросы в криптосфере.

Поэтому думаю, что сейчас как-раз очень интересное время, когда рынок перестраивается, адаптируется. В 2019 году, полагаю, что во втором квартале, мы увидим развитие уже непосредственно инфраструктурных проектов. Ведь 2017-й – начало 2018 года – это был расцвет не проектов на блокчейне, а бум ICO, значительная часть из которых оказалась пустышкой. Поэтому я верю в будущее. Я не верю в спекулятивное будущее, в то, что мы вернемся к прежним ценам, но, на мой взгляд, криптовалюта станет сектором экономики где-то рядом с финтехом.

— Назовите три законопроекта, в которых украинский финтех-сектор нуждается прямо сейчас.

— Для финтеха, по моему мнению, нужны такие вещи: во-первых, определение цифровых активов. Это позволит сблизить всю эту сферу блокчейн, токенизацию активов и непосредственно финтех. Затем я бы хотел увидеть либерализацию законодательства по платежным системам, упрощение лицензионных требований и правил. Ну и дальнейшую валютную либерализацию, поскольку финтеху сложно развиваться, будучи замкнутым только в одной стране. А также есть у нас уже принятые законы о доверительных цифровых услугах. Но вот там я очень жду уже правоприменительной практики и разъяснений. Законы есть, нужно просто активно работать над их внедрением в бизнес-практику.

imgonline-com-ua-Compressed-8IcyEZvD60UV

—  Как вы относитесь к идее СПЛИТ-а и созданию мегарегулятора в Украине? Стоит ли небанковским финансовым организациям бояться банковского контроля?

— Что касается мегарегулятора, то эта идея не нова и не чисто украинская. Здесь, я думаю, стоит боятся не самого создания регуляции, а того, что она будет внезапной. Поэтому очень часто советую своим клиентам не быть в стороне от этих процессов, занимать активную позицию, потому что, в отличие от той же Европы, у нас намного легче достучаться до регуляторов.

В принципе, в мире мы видим то, что нет никакого движения по либерализации. Напротив, очень сильно идет усиление регуляции, перекладывание необходимости соблюдения правил с государства на частный бизнес.

— Ваше отношение к законопроекту о налоге на выведенный капитал? Какие шансы у документа и почему он вызывает так много споров?

— Должен признаться, в отношении выведенного капитала я ангажирован. Я являюсь большим сторонником этого налога, потому что одна из причин такого депрессивного состояния украинской экономики – это наша достаточно сложная и неоправданно запутанная система налогообложения. Мне кажется, что налог на выведенный капитал пусть и не сразу, но позволит бизнесу снять напряженность в фискальной сфере, что в конечном итоге приведет к увеличению поступлений в бюджет.

— Стоит ли ждать отмены моратория на продажу земли сельскохозяйственного назначения в ближайшие годы? Как должен быть выписан закон о продаже земли, чтобы учесть интересы и фермеров, и бизнесменов, и государства?

— Что касается отмены моратория на продажу земли, то, считаю, его нужно не только ждать и надеяться, а стоит активно содействовать, потому что сам по себе подобный правовой механизм – нонсенс. В данном случае говорю как юрист – сам принцип моратория и те аргументы, с которым его внедряют, являются абсолютно дичайшими с точки зрения базовых прав человека. Превращение недвижимости в обузу, некое крепостничество, наоборот, когда земля безуходно закрепляется за человеком – это совершенный анахронизм. Более того, я согласен с этим утверждением, что рынок земли уже существует. Просто он «черный», построен на обходных схемах, и поэтому создание открытого рынка земли, я считаю, ничего кроме блага принести не сможет. Все плохое с этим рынком уже случилось.

Artem-Afyan-1

— Какие ваши ожидания от 2019 года: будет ли это год качественного рывка для деловой сферы и страны в целом?

— Я бы хотел сказать, что 2019-й будет годом качественного рывка, но он скорее станет годом ответов на очень важные вопросы. Я не ожидаю прорыва в экономике, каких-то супер-позитивных изменений, но ситуация с тем же военным положением, с налоговой сферой, с выборами должна наконец-то проясниться, показать, в какую сторону движется Украина. И это может быть даже важнее в текущей перспективе, чем конкретные проценты роста ВВП. Думаю, именно эти важные ответы позволят рассчитывать на качественный рывок и рост в 2020-2021 годах.

Maanimo