вимкнути дудлвключити дудл

Примусові напівзаходи. Юридична практика №6, 10 лютого 2015 року. Антон Куц

Опубліковано мовою оригіналу

Юристы ожидают большего в реформировании системы принудительного исполнения решений, чем ликвидация ГИС.

Реформа системы исполнения судебных решений, анонсированная Министерством юстиции Украины, стартовала с громкого информповода — с ликвидации Государственной исполнительной службы Украины. Преобразованиями в данном направлении будет заниматься грузинский эксперт, советник министра юстиции Хатия Шелли. Украинские юристы концептуально одобряют объявленные реформы, однако по-разному оценивают возможность их практического внедрения.

План реформ

В числе проблем, характерных для исполнительной системы Украины, — огромное количество незавершенных дел, старые и неэффективные методы исполнения, что создает почву для коррупции, заявила Хатия Шелли на первой пресс-конференции в Кабинете Министров Украины.

Также среди недостатков она видит низкую мотивацию исполнителей, недоверие граждан и отсутствие действенных механизмов контроля. Одно из анонсированных ею нововведений — создание частной системы исполнения. На первом этапе будет введена смешанная система.

Кроме создания частных исполнителей, г-жа Шелли намерена внедрить и другие новации из грузинского опыта. «Мы расширяли сферу полномочий исполнителя, но так, чтобы не ущемлять законные права и обязанности сторон — кредиторов и должников.

Но самое главное — на первом этапе мы сделали акцент на обеспечении исполнения решения. Сейчас я вижу, что украинскому исполнителю сложно реально исполнить решение. Нет программ и средств электронной коммуникации, позволяющих очень быстро осуществить поиск имущества должника.

Что происходит в данный момент? В письменном виде по очереди отправляются письма то в один орган, то в другой… За это время должник может переоформить свое имущество на имя третьих лиц или вывести денежные средства с банковских счетов», — делится наблюдениями г-жа Шелли в комментарии «ЮП».

Кроме того, Хатия Шелли считает возможным использовать другой иностранный опыт в так называемых чувствительных делах, где должникам приходится, к примеру, заниматься выселением из жилья. Речь об опыте Швеции: «Шведский подход сводится к тому, что должникам предоставляется больший период времени для исполнения, и все стороны включаются в процесс переговоров».

Антон Куц, адвокат, руководитель практики судебных споров и медиации АО «Юскутум», среди анонсированных Минюстом изменений отмечает также следующие позитивные шаги: отказ от принципа территориальности, создание единой базы должников и системы мониторинга за исполнителями.

Операция «Ликвидация»

Решение о ликвидации ГИС поддерживает Олег Паракуда, первый заместитель министра Кабинета Министров Украины, а в прошлом — председатель ГИС Киевской области. Данный шаг он считает вполне оправданным и своевременным, в том числе по мотивам экономии.

«Структурные подразделения центрального аппарата и территориальных органов ГИС, ответственные за ее организационно-материальное и кадровое обеспечение, могут естественно быть оптимизированными, а их функции способны осуществлять структурные подразделения Минюста», — заявил он «ЮП».

В то же время не поддерживает такой шаг Дмитрий Овсий, партнер АФ GORO legal: «Ликвидация любого органа — самый удобный способ набрать «своих» на все ключевые должности. Гораздо сложнее заставить работать ликвидируемый или вновь созданный орган.

Кроме того, ликвидация и создание нового органа всегда связаны с затратами из бюджета. Ликвидация и создание новых органов как нельзя лучше подходит для имитации реформ». Это уже четвертая реформа ГИС.

После длительного периода реформирования ГИС вернется к тому же статусу, который был у нее в 1999 году, обращает внимание Андрей Авторгов, управляющий партнер Агентства по вопросам долгов и банкротства. По его словам, процесс ликвидации отвлечет огромное количество ресурсов, кроме того, он негативно влияет на руководителей и рядовых исполнителей.

«Сотрудник не знает, будет он в дальнейшем работать в исполнительной службе либо же будет сокращен. Снижается мотивация к работе и исполнению обязанностей, — считает г-н Авторгов. —Будут новые печати, новые названия отделов, будет неразбериха. Ничего хорошего в переходный период ожидать не придется».

«Ни к чему позитивному реформа не приведет, пока не будет внедрена система частного исполнения. Только материаль- ная заинтересованность лица в исполнении решения сможет давать мотивацию для его исполнения», — подытожил Андрей Авторгов.

Частный случай

С идеей создания частных исполнителей согласен и г-н Паракуда. «Современные социально-экономические реалии требуют поиска новых подходов в вопросе создания эффективной модели обеспечения исполнения решений судебных решений, в том числе путем делегирования возможности исполнения отдельных категорий судебных решений и решений других органов юридическим лицам частного права и сужения функции государства, в обеспечения надлежащего контроля за соблюдением сроков и процедур соответствующими негосударственными исполнителями, наличия необходимой материально-технической базы и кадрового потенциала», — объяснил он.

Дмитрий Овсий, имея по ряду причин «в целом скептическое отношение к реформам грузинских экспертов», признает необходимость создания частных структур, исполняющих решения, наравне с государственными.

«Тормозом» на пути к созданию института частных исполнителей Андрей Авторгов считает аппарат Минюста и бывшее руководство ГИС. Есть опасения, что начнется «забалтывание» реформы путем долгого ее обсуждения. Звучащие призывы к ограничению компетенции частных исполнителей (например, оставить взыскания больших сумм за государством) могут нивелировать реформу.

«Институт частных исполнителей хорошо зарекомендовал себя в разных странах мира, например в Германии. Но для его положительного функционирования необходимо найти золотой баланс между полномочиями и ответственностью такого лица. Ответственность частного исполнителя должна быть персональной и распространяться на все его имущество — по аналогии с институтом частного нотариата. Государству следует оставить за собой право контроля над соблюдением прав должников во время исполнительного производства, иначе мы рискуем получить легализированные бандформирования по аналогии с институтом частных охранных предприятий в РФ», — высказал предостережение адвокат Антон Куц.

Андрей Авторгов отвергает риски, связанные с наделением частных лиц полномочиями исполнителей. «Параллели между исполнителями и коллекторами неуместны, поскольку последние не подчиняются никакому профильному закону. То, что позволяют себе коллекторы, включая ночные звонки и унижения должников, исключено», — заявил он, добавив, что подобные опасения существовали при создании частного нотариата. Однако они не оправдались, и уже звучат предложения ликвидировать государственный нотариат.

pdf-версия статьи