вимкнути дудлвключити дудл

Президент? Цукерберг на дроті! Економічна правда. Артем Афян

Опубліковано мовою оригіналу

7 мая Цукерберг анонсировал очередную сессию вопросов и ответов.

Он призвал пользователей оставлять свои вопросы в комментариях и пообещал ответить на самые популярные из них 14 мая.

Больше всего “лайков” – 47 тыс – собрал пользователь из Украины, который пожаловался на несправедливую модерацию контента, касающегося российско-украинской войны.

По его словам, Facebook заблокировал аккаунты нескольких людей за фото девочки, отец которой погиб в АТО.

Официальная причина блокировки – на фото обнаженное тело.

“Можете ли вы или ваша команда сделать что-нибудь, чтобы решить проблему? Создайте отдельную администрацию для украинского сегмента, заблокируйте оскорбительные жалобы из России или хотя бы осторожнее мониторьте украинских топ-блогеров”, – говорится в обращении к Цукербергу.

Ответ Цукерберга оправдал надежды пользователей только частично.

Основатель Facebook пообещал рассмотреть возможность открытия украинского офиса в будущем и добавил, что, скорее всего, это будет офис разработки.

Он заверил, что у компании нет российского офиса. Рассмотрением жалоб, по его словам, занимается сотрудник в Дублине, владеющий языком, на котором написано сообщение.

Цукерберг заявил, что лично изучил смысл заблокированных сообщений украинских пользователей и пришел к выводу, что те содержат выражение ненависти по отношению к некоторым гражданам Российской Федерации. “Я уверен: мы приняли правильное решение, заблокировав их”, – сказал он.

Письма в никуда

Просьбу открыть украинский офис озвучивали и другие пользователи соцсети, включая управляющего партнера фонда венчурных инвестиций Aventures Capital Евгения Сысоева и администратора домена .UA Дмитрия Кохманюка.

“Время перенести офис Facebook из Москвы в Киев, ведь кремлевская машина использует Facebook, чтобы манипулировать миром”, – написал Сысоев. По мнению Кохманюка, вариантом также может быть использование офиса в одной из восточноевропейских стран как центрального для региона.

Президент компаний “Ольшанский и партнеры”, Imena/Mirohost Александр Ольшанский в отсутствии украинского представительства не видит трагедии.

“Локальная администрация – это хорошо, но без нее можно обойтись. У технологических компаний есть офисы разных типов – поддержки и разработки. Было бы полезнее, если бы Facebook открыл в Украине Research&Development, нанял людей, платил им зарплату и налоги”, – рассказывает Ольшанский.

По данным Facebook, полноценные офисы компании в России, как и в странах восточной Европы, отсутствуют. Официально жалобы украинских и российских пользователей рассматриваются в европейской штаб-квартире в Дублине.

В России у соцсети есть представитель – Екатерина Скоробогатова. Что входит в ее обязанности – точно не известно, на вопросы ЭП она не ответила.

То, что российский представитель теоретически может цензурировать записи украинских пользователей, не понравилось членам Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания Украины.

Осенью 2014 года они отправили Цукербергу письмо с просьбой заменить администратора на гражданина Украины или “нейтральной” страны. Как сообщил председатель Нацсовета Юрий Артеменко, ответ получили, но довольно “размытый”.

“Если коротко, то там было несколько позиций: у Facebook нет специального офиса ни в Украине, ни в России; вся координация осуществляется через офис в Дублине; жалобы на контент просматривают специальные эксперты на соответствие их gравилам соцсети”, – рассказал он.

По словам Артеменко, украинские чиновники даже встречались с Томасом Кристенсеном – директором Facebook по общественной политике в Северной, Центральной и Восточной Европе и России. Он сказал, что у компании Facebook есть единый централизованный офис, находящийся в Ирландии.

В компании создан отдел для проверки контента на соответствие правилам Facebook. В него входят две группы работников: те, что просматривают изображения, и те, кто понимает национальный и сопутствующие языки и анализирует тексты.

“Тогда представитель компании пытался максимально подчеркнуть нейтральность и незаангажированность работников. Мы же говорили, что отношения Украины и России – критические. Нельзя в военное время одним мерилом мерить язык вражды, ненависти и презрения.

Нужно создавать украинский офис или хотя бы ограничить доступ заинтересованных в украинско-российских отношениях экспертов в Facebook. Обещали подумать”, – рассказал Артеменко.

“Открытие офиса в Украине целесообразно и необходимо. В Украине происходит гибридная война, и соцсети играют в ней большую роль”, – считает управляющий партнер агентства цифрового маркетинга Plus One DA Максим Саваневский. Он также написал письмо Цукербергу, в котором изложил свою позицию.

Саваневский рассказывает, что обычно соцсети блокируют контент вручную после просмотра жалобы модератором или автоматически, когда набирается много жалоб. “Россиянам удалось отработать алгоритм блокировки в YouTube и Facebook. Они могут заблокировать практически любой пост”, – утверждает он.

Не государственное дело

Управляющий партнер адвокатского объединения “Юскутум” Артем Афян считает, что украинская группа администраторов Facebook минимизировала бы политический фактор при решениях команды реагирования на жалобы.

“В Украине, стране с неразвитыми демократическими институтами и низким уровнем доверия к СМИ, соцсети стали площадкой для дискуссий, за которой закрепился имидж места сбора гражданского общества. Сегодня именно ФБ становится механизмом влияния общества на власть”, – рассказывает он.

“Побочный эффект” работы этого механизма – возможность использовать манипулятивные механизмы, включая информационные “вбросы”.

Соцсети традиционно используются украинскими политиками для продвижения и коммуникации с избирателями. Причем за последний год Facebook, в котором зарегистрировано более 4 млн украинцев, стал чуть ли не основным каналом получения информации от государства.

Так, во время подготовки конкурса на лицензии 3G актуальная информация о нем сначала появлялась на Facebook-странице замглавы Администрации президента Дмитрия Шимкива, а уже потом – на официальном сайте АП.

Украинские СМИ регулярно ссылаются на посты и комментарии чиновников в соцсетях как на официальный источник информации.

“Facebook не может быть государственным делом, но поскольку его сделали таковым отдельные политики, то неплохо было бы госорганам выработать определенные правила его использования.

Например, взять за основу правила использования соцсетей, разработанные в крупных компаниях для защиты информации”, – считает начальник управления по связям со СМИ администрации Госспецсвязи Виталий Кукса.

Пользователи “под микроскопом”

Мировой опыт показывает, что соцсети могут использоваться государствами для идентификации пользователей, поиска преступников и предотвращения терактов.

Раз в полгода Facebook публикует статистику запросов, которые администрация получила от госорганов из разных стран. Лидер этой статистики – США, которые только в июле-декабре 2014 года отправили в Facebook более 14 тыс запросов, касающихся 21 тыс пользователей и их аккаунтов.

Большинство из них отправлялись на основании ордеров на обыск, судебных повесток, запросов на экстренное раскрытие информации, распоряжений судов.

Для сравнения: российские власти отправили всего два запроса.

В отчете Facebook говорится, что соцсеть ограничила доступ российских пользователей к 55 единицам контента, запрещенных Федеральной службой по надзору в сфере связи и информационных технологий, так как содержат призывы к насилию, употреблению наркотиков и экстремистской деятельности.

Украинские власти за второе полугодие 2014 года отправили всего один запрос.

“Украину здесь не стоит даже равнять с США. США – это страна создания Facebook. Украина – это страна, где смена власти стала возможной благодаря Facebook. Влиять на сеть или даже организованно с ней взаимодействовать Украина еще не научилась”, – говорит Афян.

По материалам Экономическая правда