вимкнути дудлвключити дудл

Показовий відступ. Юридична практика №20, 19 травня 2015 року. Ксенія Проконова

Опубліковано мовою оригіналу

Впервые в истории Украина может отступить от своих обязательств, определенных международными договорами

Принятие эффективных с точки зрения безопасности решений несовместимо с соблюдением прав человека. На этом тезисе базируется внесенный в парламент акт — проект постановления «Об утверждении Заявления об отступлении Украины от обязательств, определенных Конвенцией о защите прав человека и основоположных свобод, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской социальной хартией (пересмотренной)» (№ 2765).

Согласно документу, в связи с вооруженной агрессией РФ Украина принимает необходимые меры, которые отступают от обязательств Украины по международным договорам. Эти же международные договоры предусматривают, что государство в случае войны или другой опасности, создающей угрозу для существования народа, может осуществить временное отступление от обязательств (дерогацию). Проведение АТО с целью предотвращения угрозы уничтожения украинского народа является той чертой, которая позволяет временно ограничивать право на частную жизнь.

Министерство иностранных дел Украины на основании этого постановления и документов, предоставленных Министерством юстиции Украины и другими уполномоченными органами, информирует Генерального секретаря ООН и Совет Европы о временном отступлении от обязательств.

Указывается, что органы власти принимают решения, которые позволяют эффективно проводить АТО, однако могут повлиять на соблюдение Украиной обязательств по международно-правовым актам.

Какие последствия будет иметь принятие такого постановления?

Мера ограничения

Согласно документу, Украина осуществляет отступление от обязательств, определенных статьями 2, 9, 12, 14 и 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, статьями 5, 6, 8 и 13 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод и пунктом 2 статьи 1, пунктами 2–3 статьи 4, пунктом 1 статьи 8, пунктом 1 статьи 14, статьями 15 и 16, пунктами 1 «а» и 1 «с» статьи 17, статьями 23 и 30, пунктами 1–2 статьи 31 Европейской социальной хартии (пересмотренной).

Исключения коснутся отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины, определенных Кабинетом Министров Украины в связи с проведением АТО. Говорится, что Украина снова будет нести данные обязательства после «полного прекращения вооруженной агрессии Российской Федерации».

Указанные статьи Международного пакта предусматривают, в частности, обязательство государства обеспечивать эффективное средство правовой защиты; право на свободу и личную неприкосновенность; право на свободное передвижение и свободу выбора места жительства; право на справедливый суд и презумпцию невиновности; защиту от вмешательства в личную и семейную жизнь.

Нормы Европейской социальной хартии предусматривают эффективную защиту права на труд; признание права на повышенное вознаграждение за сверхурочную работу; оплату для работающих женщин отпуска по беременности и родам; защиту лиц с пониженной трудоспособностью; социальную поддержку семей и пожилых людей.

Отступление от этих прав мотивируется тем, что Украина и так не имеет влияния на оккупированные территории, поэтому не может влиять там на уровень законности. Но справедливости ради следует отметить, что предлагается освободить Украину от ответственности за несоблюдение Конвенции даже в прифронтовой зоне (на территориях, где проводится АТО). Приходится признать, что отдельные из норм не соблюдаются и на подконтрольной Украине территории (например, обеспечение жильем).

«Чрезвычайные» законы

Среди прочего, говорится, что парламент был вынужден принимать законы, положения которых противоречат обязательствам Украины по международно-правовым актам.

К их числу относятся Законы Украины «О внесении изменений в Закон Украины «О борьбе с терроризмом» относительно превентивного задержания в районе проведения антитеррористической операции лиц, причастных к террористической деятельности, на срок более 72 часов», «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно особого режима предварительного расследования в условиях военного, чрезвычайного положения или в районе проведения антитеррористической операции», «Об осуществлении правосудия и уголовного производства в связи с проведением антитеррористической операции» и «О внесении изменений в Закон Украины «О милиции» относительно условий применения силы, специальных средств и огнестрельного оружия в районе проведения антитеррористической операции».

Все акты приняты 12 августа 2014 года. Кроме того, упоминаются Законы Украины «О военно-гражданских администрациях» от 3 февраля 2015 года и «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» от 16 сентября 2014 года.

При этом в постановлении указано, что в связи с обострением опасной ситуации Украина может принимать меры, которые могут быть основанием для отступления от обязательств по другим статьям международно-правовых актов.

Таким образом, парламентарии предлагают признать, что принятые ранее законы не в полной мере соответствовали международно-правовым обязательствам Украины, хотя и были вызваны острой необходимостью. Не исключено, что в будущем будут приняты и другие законы, сужающие права.

Кажется, что логичнее было сначала совершить отступление и только потом принимать законы, которые противоречат международным договорам. Не ясно, что делать в случае, если в Евросуд уже поданы заявления лиц, столкнувшихся с применением законов, которые сами парламентарии считают противоречащими Конвенции.

Отступление от процедуры

Насколько правомерным является отступление от прав? Согласно статье 4 Международного пакта, государство действительно вправе отказаться от исполнения некоторых обязательств. Но это позволяется «во время чрезвычайного положения, которое угрожает жизни нации и существование которого официально объявляется». Чрезвычайное положение (public emergency, согласно тексту Международного пакта) на Украине не объявлялось. Мнения правозащитников насчет соблюдения процедуры разделились.

Принципиальную позицию по данному вопросу занимает Ксения Проконова, адвокат практики правовой безопасности бизнеса АО «Юскутум».

Исходя из анализа международных актов, от положений которых предлагается отступить, можно прийти к заключению о том, что отступление от обязательств Украина может совершить только в условиях введения военного либо чрезвычайного положения. «Украиной не было введено ни военное, ни чрезвычайное положение даже в Донецкой и Луганской областях, не говоря уже обо всей территории Украины», — считает г-жа Проконова.

«Большая проблема в том, что сам документ вряд ли будет иметь какие-то правовые последствия по одной простой причине», — заявил в комментарии «ЮП» Михаил Чаплыга, представитель омбудсмена. Международная конвенция говорит о том, что она подписана «Высокими договорными сторонами», под которыми подразумеваются правительства.

Именно они уполномочены реализовывать отступление от обязательств. Парламент вправе только поручить правительству разработать документ об отступлении от обязательств. По словам г-на Чаплыги, отступление от обязательств может быть реализовано и без объявления чрезвычайного положения. «ЧП» в понимании Международного пакта — это любые чрезвычайные обстоятельства, возникшие в стране.

Тем более парламент объявил так называемый особый период на время военной агрессии, что может пониматься в качестве «ЧП». Стоит отметить, что статья F Европейской социальной хартии предусматривает право государства «принять меры, освобождающие его от обязательств» в период чрезвычайных обстоятельств, угрожающих нации (под такими обстоятельствами понимается и угроза войны).

Если же отступление произойдет, то Украина не будет ответчиком в Европейском суде по правам человека. При этом Михаил Чаплыга подчеркивает, что внутри Украины продолжает действовать Конституция, «но так Украина снимает с себя ответственность перед международными институциями».

pdf-версия статьи