вимкнути дудлвключити дудл

Перевізник: пройти і Крим, і рим*. Юрист & Закон №41/17-23.10.2014. Ксенія Проконова

Опубліковано мовою оригіналу

Рым – это не ошибка. Морской термин, обозначающий металлическое кольцо, в том числе используемое для кандалов каторжников-галерников. Является неким символом неволи.

Лирическое отступление по поводу фразеологизма лучше всего характеризует ситуацию с бизнесом в целом и с перевозками в частности в контексте военной агрессии и аннексии в Украине. Перевозчикам, желающим отправиться в Крым и на территории, подконтрольные ЛНР и ДНР, придется учитывать как объективные риски утраты своего имущества, так и вероятность квалификации сотрудничества с местными компаниями как финансирование терроризма, ставшую популярным поводом для непрошеного внимания правоохранительных органов к бизнесу.

Угрозы при этом направлены на ту часть структуры компании, которая представляет интерес. Интерес, который можно безопасно и прибыльно удовлетворить. Проводить обыски на территории ЛНР, ДНР и Крыма можно, но зачем рисковать? Куда лучше обратить свое внимание на “верхушку” в Киеве, Харькове, Днепропетровске и т. п. Есть несколько вариантов привлечь к себе непрошеное внимание:

– просто осуществляя перевозки в проблемные регионы. Компания привлекает внимание к себе, декларируя успешность и возможность для осуществления деятельности в сложное время; – через недобросовестных или обиженных сотрудников. Даже если компания декларирует, что не проводит деятельность в том или ином регионе, это не препятствует внеурочной занятости ее работников. Возможна перевозка или подброс запрещенных веществ, наличных средств. Отдельно взятый работник никого не интересует, но через него можно получить информацию и повод прийти к компании. Не стоит недооценивать мстительность и фантазию уволенных сотрудников.

Они – неисчерпаемый ресурс информповодов для правоохранительных органов; – желание конкурентов устранить противника при помощи обвинения в финансировании терроризма. Цель обысков в Украине – не поиск доказательной базы, а нарушение бизнес-процесса компании. В реальном расследовании преступлений заинтересованы единицы. Большинство заинтересовано “договариваться”. Принуждение к договоренностям идет с использованием излюбленных методов давления на бизнес: обыски, допросы, изъятие документов и т. п.

Компании, решившие совершать перевозки в проблемные регионы, рискуют как своим имуществом, товаром клиента, так и жизнью и здоровьем своих сотрудников. Поскольку эти территории не находятся под контролем украинских властей и законодательства, гарантировать защиту от конфискации (а точнее, отъема) имущества, грабежа, избиения и похищения людей никто не в силе. Договором это также не предусмотришь, особенно учитывая отсутствие у ДНР и ЛНР законодательства как такового.

Сейчас нет страховых компаний, которые бы желали страховать риски по договорам с Крымом и АТО. Это и неудивительно. Пункт в договорах о форс-мажоре никто никогда не воспринимал всерьез. В самом деле, ну какое цунами? Страховка от войны не предусмотрена. Учитывая все вышесказанное, решение о работе в проблемных регионах стоит принимать крайне взвешенно. Сфокусировать внимание следует на построении структуры безопасности в компании.

Такая структура не ограничивается приемом на работу бывших сотрудников правоохранительных органов и своевременной выплатой им зарплаты. Безопасность компании – комплексная работа, которой должны заниматься профессионалы, а не люди, привыкшие “договариваться”.

Ксения Проконова, адвокат практики правовой безопасности бизнеса АО “Юскутум”

pdf-версия статьи