вимкнути дудлвключити дудл

Патентування генів, коментар Дмитра Гадомського, партнера практики IT і медіаправа

13 июня 2013 г. Верховный Суд США вынес решение по делу Ассоциациация молекулярных патологий против Мириад Генетикс (Association For Molecular Pathology Et Al v. MYRIAD GENETICS, INC.).

Своим решением суд поддержал сторону истца, указав, что сами по себе гены BRCA1и BRCA2, выявленные Мириад Генетикс,  не являются патентоспособными.

По информации Electronic Frontier Foundation, спустя всего несколько часов после оглашения данного судебного решения, по крайней мере, одна компания заявила, что будет предлагать услуги по генетическому тестированию генов BRCA за $995, то есть за четверть цены, за которую подобную услугу оказывала Мириад Генетикс ($4000).  

Компания Мириад, которая является ответчиком по данному делу, выявила точное местонахождение и последовательность двух человеческих генов (известных под названием BRCA1и BRCA2), получив ряд патентов на основе своих открытий. Обнаружение начинающихся процессов мутации в этих генах, существенно повышает шансы на избежание заболеваний раком груди и способствует минимизации негативных последствий. Аргументация Мириад была сосредоточена вокруг утверждения, что отделение ДНК от человеческого генома, разъединяет химические соединения, которые держат генные молекулы вместе, образуя тем самым вещество, происхождение которого не является естественным – требование, которому должен отвечать патентоспособный объект.

Такая стратегия защиты была избрана Мириад с учетом решения Верховного Суда США, принятого в деле Даймонд против Чакрабарти (Diamond v. Chakrabarty). Амандой Мохан Чакрабарти к тестируемой бактерии были добавлены четыре плазмида, которые позволили расчленять различные компоненты нефти. В данном деле суд решил, что модифицированная таким образом бактерия была патентоспособной. Суд объяснил, что патентная заявка относилась не к прежде неизвестному природному явлению, а к производству или составу вещества, которые имели неестественное происхождение – продукту человеческой изобретательности, имеющего свое название, тип, применение.         

Как заявляет судья Томас, выражая мнение Верховного Суда, – «дело содержит претензии по трем из патентов и требует от нас решить, является ли естественный сегмент дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК), посредством его отделения от остального человеческого генома, патентоспособным согласно §101 Раздела 35 Свода законов США».                    

Суд не счел аргументы Мириад убедительными, указав, что «заявления ответчика не выражены в терминах, используемых при описании химических составов, и не основываются на химических изменениях, связанных с выделением определенной части ДНК. Вместо этого, они сосредоточены на генетической информации, зашифрованной в генах BRCA1и BRCA2».

В случае с генами BRCA1и BRCA2, «компания Мириад не создала ничего. Без сомнения, она обнаружила важный и полезный ген, но отделение этого гена от окружающего генетического материала, не является актом изобретения. Новаторское, инновационное или даже выдающееся открытие само по себе не отвечает требованиям §101».                                      

Таким образом, решением Верховного Суда США установлено, что гены, обнаруженные Мириад, существуют в природе. Анализ этого дела дает возможность предположить, что суд, вынося решения в делах, касающихся объектов патентования, которые имеют глобальное общечеловеческое значение, будет принимать во внимание возможные последствия патентирования для научного прогресса и экономической конкуренции на рынке.