вимкнути дудлвключити дудл

Обшук в компанії: що робити, якщо вилучили сервери. Рекомендації Дениса Овчарова, партнера ЮК Юскутум

Новый Уголовный процессуальный кодекс создавали с благими намерениями, но, к сожалению, теория и практика в нашей стране имеют существенное отличие. За два месяца действия УПК традиция обысков в бизнесе никуда не исчезла. И дело тут не в том, что бизнес резко начал уходить в тень. Просто новый кодекс дает возможность активно использовать обыск в рейдерских схемах, и вот почему. 

Liga.net

Согласно новой редакции УПК, для начала досудебного расследования достаточно одного лишь заявления с информацией о совершенном правонарушении, и в течение 24 часов у следствия развязываются руки для проведения тех или иных действий. В этом вопросе опасения скептиков оправдались, ведь не секрет, что для следователя получить определение следственного судьи про обыск не такая уж и проблема. При этом возможности, которые дает обыск, просто ошеломляют. Согласно ч.2 ст.167 УПК, временно изъятым может быть имущество в виде вещей, документов, денег, относительно которых есть достаточные основания полагать, что они: 

1) изготовлены, приспособлены или использованы как средства или орудия совершения уголовного преступления и (или) сохранили на себе его следы; 
2) предоставлены лицу с целью склонения его к совершению уголовного преступления, финансированию и (или) материальному обеспечению уголовного преступления или в качестве вознаграждения за его совершение; 
3) являются предметом уголовного преступления, связанного с незаконным оборотом; 
4) получены в результате совершения уголовного правонарушения или на их получение было направлено уголовное правонарушение.

То есть, если к вам пришли с обыском, у вас могут забрать даже продукты из холодильника, мотивируя это тем, что они были приобретены в результате уголовного правонарушения. Один из последних примеров – обыск в компании “Харьковские телекоммуникационные системы” (ХТС). В результате были изъяты сервера ООО “Телесвит”, которое представляет интересы компании Воля в Харькове.

К сожалению, мы не можем делать объективный вывод о данных следственных действиях, поскольку не знаем, что было написано в определении про обыск. Но мало кто сомневается, что в деле о подделке документов по ст.358 УК (подделка подписи) нет никакой реальной необходимости опечатывать рабочие компьютеры и сервера. Тем боле что само по себе изъятие носителей информации –  это вчерашний день, сегодня есть техническая возможность копировать для исследования практически любой объем данных. В подавляющем большинстве случаев изъятие серверов не помогает следствию, зато делает бизнес намного более сговорчивым.

Шансы вернуть сервера у Воли все же есть. Согласно ст.167 нового УПК имущество, изъятое во время обыска, является временно изъятым. Если на это имущество не позднее следующего дня не наложен арест после изъятия, то оно должно быть немедленно возвращено (ст.171). Если же следователь проигнорирует данное требование, то владелец имущества может обжаловать действия следователя следственному судье (ст.303). Кроме того, если окажется что данное имущество действительно принадлежит другой компании, то его владелец может ходатайствовать о снятии ареста и о возврате имущества (ст.174). Кроме того, можно использовать неоднозначный п.10 ст.100 УПК и вернуть имущество, опираясь на решение суда по гражданскому делу. В Украине уже есть реальная практика по подобным делам.

Вот только практика возмещения материального и морального вреда, нанесенного при проведении следственных действий, отсутствует, несмотря на наличие необходимого законодательства. К сожалению, новый УПК не изменил ничего в вопросе удручающей безответственности следователя. Имея широчайший круг полномочий при расследовании дел и свободу действий, следователь не связан никакими обязательствами по возмещению вреда, этими действиями нанесенного. Цель оправдывает средства – это могло бы стать девизом нового УПК. Причем эту цель избирает сам следователь. 

Денис Овчаров, 
адвокат, партнер Юридической компании “Юскутум”.