вимкнути дудлвключити дудл

Найбільша проблема наших законодавців – це благі наміри, не підкріплені прочитанням попередніх актів, – адвокат К.Проконова про регулювання аудіо- та відеозйомки в судовому процесі. Юридична практика

Опубліковано мовою оригіналу

В связи с вступлением в силу норм Закон Украины «Об обеспечении права на справедливый суд», регулирующих видео- и аудио-запись во время судебного заседания, между журналистами и судьями стали возникать разногласия в части понимания и применения норм данного Закона и соответствующих статей Гражданского процессуального кодекса и Уголовного процессуального кодекса.

«Юридическая практика» решила узнать у юристов, на что обращать внимание при проведении аудио- и видеозаписи судебного процесса. Ксения Проконова, адвокат, старший юрист практики правовой безопасности бизнеса АО «Юскутум»:

«Самая большая проблема наших законодателей – это благие намерения, не подкрепленные прочтением предыдущих актов. Принимая Закон Украины «Об обеспечении права на справедливый суд», не лишним было бы прочитать нормы, которые регулировали фиксацию и публичность до этого.

Естественно, журналисты, судьи и стороны трактуют по-разному новые нормы. Проблема в том, что новым Законом не предусмотрена возможность вносить изменения в уже существующие акты. Есть и проблема с дефинициями: новый Закон определяет, что можно проводить фиксацию портативными техсредствами, а вот привычные нам кодексы говорят о получении разрешения для стационарной техники.

При этом, нормального определения ни для одного, ни для второго понятия нет. Проблема решается в каждом отдельно взятом суде по-разному, исходя из человеческого фактора. Как правило, определяют по-простому: фиксируется ли на поверхности?

Кроме этих разногласий, в новом Законе указывается, что необходимо придерживаться ограничений, которые устанавливает суд по отношению к защите той или иной информации. То есть, все снова сводится к получению разрешения.

Трансляция при этом также осуществляется с разрешения суда. Более того, недавно дело по убийству 39 человек на Майдане транслировал Первый национальный, избежав каких бы то ни было проблем. Незащищенным при этом является право на неприкосновенность и тайну частной жизни. Судьи по-прежнему могут ссылаться на ограничения, установленные в УПК, ГПК и КАСУ.

Не вносит понимания и существование письма Минюста о практике применения норм права в случае коллизии, которую мы сейчас и наблюдаем. Он как одновременно отдает приоритет новому Закону, так и указывает доминирование специальных актов над общими.

В этом случае специальными будут кодексы. Если же обращаться к статьям Европейской конвенции по правам человека, то стоило бы руководствоваться нормами именно нового Закона. Они прогрессивнее и делают суд более открытым».

По материалам издания Юридическая практика