вимкнути дудлвключити дудл

Копірайт проти пороху і арбалета. Хабрахабр. Артем Афян

Опубліковано мовою оригіналу

Артем Афян, адвокат, управляющий партнер АО “Юскутум”

Я часто пишу об исторических параллелях. Потому что, на мой взгляд, все взаимосвязано: сказал «А», а тебя уже назвали «Б»; прошептал тихонечко «ЗЫЧ», а в ответ уже слышится громкое «ЯТЬ». Копирайт в этом смысле представляет собой благодатнейшую почву для анализа. 

Возьмем, например, один из самых распространенных пунктов полотнища стандартных лицензионных соглашений – запрет передачи объекта третьему лицу. Если вы никогда не читали соглашений (мне-то по профессии положено их читать), то скажу, что это положение является едва ли не важнейшим последствием вашего клика на «я прочитал и принимаю». 

Современный копирайт построен на том, что купив диск без согласия автора, пользователь не может скопировать его, устроить публичный показ; скачанную онлайн программу нельзя передать другу. В ст.25 Закона Украины «Об авторском праве и смежным правах» это называется «воспроизведение в домашних условиях для личных целей или круга семьи».

Статья 26 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» не содержит трогательного термина «круг семьи», предписывая использовать объект авторского права только в личных целях. Обоснований этому запрету в юридической и околоюридической литературе можно найти массу, и поэтому я не буду их цитировать. Я предлагаю оглянуться назад в историю.

История №1

В ХІ веке, во время крестовых походов на территории Испании, западные европейцы впервые столкнулись с боевым применением горючих смесей на основе селитры в сражениях с маврами. Это был порох. В начале XIII века во Франции начались работы по созданию технологий производства и применения пороха, но вскоре все эти изыскания были запрещены церковью, которая нарекла порох «дьявольским зельем». Знание его секрета стало достаточным основанием для сожжения на костре.

В 1305 году под Рондой арабы применили против испанцев первые огнестрельные орудия — «модфы», стрелявшие свинцовыми ядрами величиной с грецкий орех. Орудия представляли собой сваренные ковкой железные трубы, прикрепленные к деревянной колоде. Новое оружие показало такую боевую эффективность, что заставило европейцев быстро забыть запрет церкви. И уже через три года, при осаде Гибралтара, испанские христиане использовали пушки собственного производства.

История №2

1139 год. Европа погрязла в войнах. Рассвет рыцарства. Междоусобные стычки щедро перемежеваны с религиозными конфликтами. Папа римский Иннокентий II осудил использование арбалета. Под страхом анафемы он указал, что арбалеты смертельны, ненавистны богу и непригодны для войны между христианами. Взгляды на конкретную формулировку запрета разнятся. Иные источники указывают на то, что Латерский собор запретил равно как арбалет, так и искусство стрельбы из лука применять христианами против христиан. Но не суть важно. Причина была проста – арбалет (и английский лук) позволяли простолюдину убить рыцаря.

Вся эта аристократичная, закованная в латы махина убийства могла быть сражена одной стрелой крестьянина. Это полностью нарушало устоявшуюся картину мира и устои общества. Получается, что теперь рождение в нужной башне замка, военная выучка, конь и дорогущие доспехи не гарантируют тебе власти над каким-то сапожником. Запрет был суров, и даже следующая версия папы — Иннокентий IIІ повторно его подтвердил. 

Привел этот запрет к интересному результату – все, кто не спешили следовать совету папы (а часто это были горожане) начали давать достойный отпор королевским войскам, делавшим ставку на рыцарскую мощь и доблесть. Это во многом ускорило получение автономии городами и развитие современной демократии. Арбалет получил также распространение в Восточной Европе, позволив сдержать господство заданных держав. Арбалет, например, помещен на герб одного из районов Киева – Подольского. 

Что общего у этих примеров из дремучего средневековья с современным копирайтом? 

А то, что запрет на частное копирование и передачу объектов авторских прав в современных условиях, когда технологии передачи информации достигли невиданных высот, выглядит таким же запретом против прогресса. Мотив запрета идентичен – непонимание, как с ним обращаться, и как менять свои устоявшиеся взгляды. Правообладатели никак не могут научиться зарабатывать на файлообмене, предпочитая тратить усилия на запрет и блокирование сайтов. Движимые верой в то, право на изъятие произведений из свободного оборота ведет к богатству, правообладатели в дорогих сверкающих костюмах мчатся на борьбу с пиратством, и падают в грязь, сраженные торрентами. 

Первые бреши в броне уже появились. 

Решением Европейского Суда Справедливости от 3 июля 2012 года суд постановил, что пользователь имеет право перепродавать программное обеспечение, невзирая на то, приобретено это программное обеспечение на жестком носителе или загружено из интернета. Этим решениям суд не принял позицию компании Oracle, согласно которой такая перепродажа нарушала условия лицензионного соглашения относительно использования программного обеспечения. В сущности, общепринятый принцип «программное обеспечение лицензируется, но не продается», был отменен судом. Зато суд признал, что к загруженному программному обеспечению применяется доктрина исчерпания прав правообладателя после первой продажи экземпляра. 

При этом суд определил некоторые особенности: пользователь имеет право перепродавать экземпляр программного обеспечения лишь в том случае, если он сам перестал использовать эту программу. Oracle отмечал, что фактически проконтролировать пользователя в таком случае не будет возможно. Суд ответил, что для решения этой проблемы есть индивидуальные цифровые ключи для программного обеспечения или их аналоги. 

Важно, что позиция Суда Апелляционного Суда США противоположна – он считает, что перепродажа программного обеспечения нарушает условия лицензионного соглашения относительно использования экземпляра (но если идет речь о жестком носителе, то перепродажа позволяется). Такой подход в США подтверждается также решениями по делам Microsoft Corp. против Harmony Computers & Elec., Inc. и Adobe Systems, Inc. против Stargate Softwsre Inc. Согласно этим решениям, в случае передачи прав на программное обеспечение согласно лицензионному договору, право лицензиара продавать такое программное обеспечение не находится под защитой доктрины первой продажи и, соответственно, является нарушением авторских прав.

Как мы видим, в отличие от пороха и арбалета, этот конфликт в самом разгаре. Но, если внимательно посмотреть, то можно заметить, что правообладателям предстоит найти способ использовать торренты и свободный файлообмен в своей бизнес модели. Примеров уже можно привести немало. О тех, кто не захочет этого сделать, наши потомки узнают из учебников истории.

По материалам Хабрахабр