вимкнути дудлвключити дудл

КОнТент в мішку, колонка Артема Афяна в МедіаБізнес

Осуществляя закупки телеконтента, каналы зачастую ориентируются исключительно на цены и предполагаемые рейтинги. Проецируя на закупку контента знакомую и понятную модель товар-деньги, закупщики игнорируют юристов, которые только портят радостную атмосферу сделки своими придирками. Они вечно спорят о каких-то пунктах, препираются и раздражают участников сделки многостраничными документами, часто большими по объему, чем сценарий закупаемого ситкома. Но отсутствие этих людей может породить проблемы в будущем. И здесь я напишу о нескольких рискованных моментах приобретения прав на трансляции программ, как в эфире, так и в сети. 

Объем прав
Мало кого сейчас удивляет словосочетание «объем прав». Часто под этим люди подразумевают территорию вещания канала. С ней все более-менее понятно. Когда напротив этого слова стоит «Украина», то можно бы и успокоиться. 
Даже с вопросом исключительности прав ситуация терпима. Само слово настолько приятно, что многие требуют именно его, защищая тем самым свои интересы. 
Но современное обилие средств коммуникации породило фактическое разделение прав на виды. Так, приобретая права в трансляцию в эфире, крайне желательно определиться, включает ли оно право на вещание в Интернете, по радио, в кабельных сетях и пр. Отдельно следует выделить Интернет, так как он крайне слабо поддается определению территории, и если на сайте канала выкладывается контент, и сайт не будет иметь ограничений по территории, с которой данный материал доступен, вполне можно вместе с письмами благодарных зрителей получить документ-другой из суда.

Право на защиту
Далеко не все договоры о передаче прав содержат право на защиту контента в суде. Более того, многие правообладатели сознательно разделяют субъекта, который использует права от юридического представителя. В этом случае желательно сразу установить связь с представителем, по крайней мере, убедившись в его наличии. Украинская практика знает случаи, когда юридического представителя у правообладателя нет, а купивший права, в суд обращаться не уполномочен. Тогда украинский судья слушает исковое заявление, сочувственно кивает, но возвращает иск стороне. А купившему контент остается ограничиваться злобными письмами в милицию, гневными заявлениями в СМИ и тревожной перепиской с продавцом контента. И не дано такому покупателю познать все радости ареста счетов, получения позитивного решения и взыскания сумм. 

Чистота прав
Пожалуй, наиболее сложный вопрос. Не станем скрывать: большинство контента приобретается с кипрских либо оффшорных компаний, хотя явно снят не там. Как минимум, актеры и декорации не те. Покупается он одним договором, весь целиком. Но ведь современный продукт соткан из сотни различных компонент: сценарий, музыкальные аранжировки и темы, декорации. Вот задача юристов и состоит в том, чтобы провести аудит авторских прав, доставая продавца вопросами: а эту музыку вы у кого купили? А сценарий где был приобретен? А кто заплатил Задорнову за шутку об идиотах, которая звучит в конце? А по завершению аудита проводится очистка прав (об этом – в отдельной колонке). Т.е. задача проверить, из каких кусков собран этот продукт, и насколько легально они приобретены. Иначе существует риск получить иск от наследников автора песенки, которая звучит в течение трех секунд на заднем плане. И в определении суда будет значиться суровое «запретить всю передачу к показу до момента разрешения спора». 

Данная колонка – отнюдь не для рекламы юридических услуг: все равно они понадобятся. Просто нам, юристам, тоже хочется присутствовать именно на празднике заключения сделок, а не приезжать потом когда уже «все плохо, срочно и надо что-то делать». Да и сама радость от заключения сделки должна длиться дольше.

Артем Афян, адвокат, управляющий партнер юридической компании “Юскутум”.