вимкнути дудлвключити дудл

Кабмінівський варіант купівлі 3G ліцензій приведе операторів до збитків. InternetUa. Дмитро Гадомський

Опубліковано мовою оригіналу

Во вторник НКРСИ утвердила дату проведения 3G-тендера. Он должен состояться 16 февраля 2015 года. Со следующего понедельника участники рынка могут подавать заявки на участие в конкурсе. Они будут приниматься до 15 января будущего года. Еще месяц «уйдет» на анализ поданных документов тендерной комиссий.

Однако, как заметили в кулуарах НКРСИ ее представители и эксперты рынка, принимать поздравления еще рано. Они не исключают, что тендер вновь может «сорваться» по сценарию 2009 года. Тогда за день до старта конкурса Генпрокуратура заблокировала его проведение.

Этому решению предшествовал иск от ООО «Астелит» относительно легитимности конкурса. Теперь же, иронизируя, эксперты принимают ставки на то, что представители «Укртелекома» или «Интертелекома» первыми подадут иск в суд. Мы уже писали, по каким вероятным причинам инвесторы этих компаний не заинтересованы в выдаче 3G-лицензий.

Инвесторы опрошенных InternetUA операторов до сих пор не приняли окончательного решения об участии в тендере. Помимо вероятности его срыва, они рассматривают и другие существенные риски.

Для некоторых потенциальных участников тендера актуальна угроза применения закона «О санкциях», ссылка на который добавлена в тендерную документацию (ранее мы писали, почему она там появилась). Некоторые опрошенные эксперты не исключают, что после получения 3G-лицензии и, главное, ее оплаты, деятельность ряда операторов могут заблокировать на вполне законных основаниях. В законе четко прописаны виды санкций: «запрет пользования радиочастотным ресурсом Украины» и «ограничение или прекращение предоставления телекоммуникационных услуг и использования телекоммуникационных сетей общего пользования».

Еще один риск – сложно прогнозируемый срок возврата инвестиций. По разным оценкам, в полноценное развитие 3G-сети операторам нужно вложить 9-14 млрд грн. Около 40% этих денег пойдет на закупку оборудования, остальные – на строительные, монтажные работы, получение разрешительных документов и т.п. Мы ориентировочно просчитали основные затраты на развитие 3G-cети, отталкиваясь от минимальных затрат операторов. 

* учитывалась 10% ставка по кредиту

Помимо официальных затрат, вероятно, операторам придется включать в расчеты “дополнительные” платежи (взятки чиновникам) за согласование разрешительных документов.

По подсчетам пожелавшего остаться неназванным эксперта, согласовующие инстанции «просят» за 12 необходимых документов около 10 тыс. долларов за их согласование по одной базовой станции. Умножив эту сумму на количество точек каждого оператора, получаем внушительный «груз» в размере минимум 90 млн. долларов. (В последнее время операторы перестали официально оглашать количество их базовых станций.

По ранее опубликованным данным до аннексии Крыма, у «Киевстар»  и «МТС Украина» около 14 тысяч базовых станций, у «Астелита» – порядка 9-ти тысяч). Сможет ли решить эту проблему уже принятый закон «О предотвращении коррупции»? А как вам кажется? Опрошенные нами эксперты в ответ загадочно улыбались. 

Мы попытались просчитать оптимистический срок окупаемости этих инвестиций. За основу взяли абонентскую базу крупнейшего украинского оператора “Киевстар”, насчитывающую 25 млн абонентов. А также нынешние тарифы “Интертекома” на 3G – 60 грн/месяц. Вряд ли абоненты согласятся платить больше. Предположили, что операторам на начальном этапе удастся привлечь к 3G 10% своих абонентов к лету 2016-го (по тендерным условиям, лицензиаты обязаны до.08.2016 года обеспечить связью все областные центры Украины, если, конечно, тендер состоится в феврале).  

Согласно расчетам получилось, что за четыре с половиной года от получения лицензии оператору удастся вернуть затраты только в виде гривневой выручки. Окупаемость же высчитывается из прибыли. По ориентировочным вычислениям (без учета бухгалтерских и налоговых нюансов), в лучшем случае лицензиату удастся отбить инвестиции (в гривне по курсу на момент оплат) в течение восьми лет. Приемлемый для телекома срок окупаемости – максимум 7 лет. Операторы уже не раз заявляли, что при таком “раскладе” инвестору выгоднее положить деньги в банк.  

Кроме того, продлить сроки возврата инвестиций может падающая платежеспособность украинцев, непредсказуемые решения законодательной и исполнительной властей, к примеру, в виде увеличения налогообложения и, самое главное, появление новейших революционных технологий радиодоступа в сеть.

Увеличить срок окупаемости в нашей стране может и крайне длительное получение разрешительных документов. Ранее представители «Киевстар» рассказывали InternetUA, что необходимо согласовать более 12 разрешительных документов от соответствующих инстанций: «Для того чтобы оформить разрешения на эксплуатацию на каждую базовую станцию, которая будет задействоваться в предоставлении услуг 3G, надо будет пройти все те же инстанции, которые операторы уже проходили, когда эти объекты строили. Когда мы говорим о достаточно длительном сроке до начала предоставления услуг, учитываем, что большую часть этого времени потратим на согласования и получение разрешений, а не только на строительные и монтажные работы».

Как мы уже писали, в сложившейся ситуации претендентов на лицензии «ненавязчиво» подталкивают к идее приобрести «ТриМоб». У компании есть монопольная 3G-лицензия, небольшая абонбаза (более 1 млн), хоть и слабое, но покрытие. Принадлежащая «Укртелекому» компания уже не раз выставлялась на продажу. Аналитики в разное время оценивали ее стоимость в 300-500 млн долларов. По официальной версии, ранее потенциальных покупателей не устраивала цена. Ныне Ринат Ахметов, вероятно, сможет избавиться от практически неразвиваемого предприятия. 

Эксперты, участники рынка и юристы детально проанализировали основные риски потенциальных участников тендера.

Адвокат, партнер практики IT и медиа права АО «Юскутум» Дмитрий Гадомский оценил юридические риски:

- Хождение в суд – наш национальный вид спорта. Благодаря развитию этого вида спорта, украинский суд не воспринимается как носитель сеятель справедливости. В резонансных делах решение суда воспринимается не иначе, как просто чей-то инструмент решения бизнес-вопросов.

Проведение тендера было назначено решением НКРСИ. Решения регулятора, как о проведении тендера, так и об определении его победителя, равно как и другие его решения могут оспариваться в судебном порядке. Например, в 2009 году компания «Астелит» обращалась в суд с обжалованием действий НКРСИ и Министерства обороны Украины, так как речь шла о радиочастотах, находящихся в пользовании военных.

В качестве обеспечение иска истец просил запретить ответчикам совершать любые действия (в том числе проведение тендера), связанные с распределением и передачей в пользование полос радиочастот, до рассмотрения дела по сути. Искусственно затягивая рассмотрение дела, «Астелит» через 3 месяца отозвал свой иск, выиграв время.

Следовательно, в суд может обратиться любое лицо, которое считает, что проведением тендера или другими своими действиями НКРСИ нарушает его права. Не исключено, что такой иск будет злоупотреблением правом на обращение в суд, но таковы украинские реалии.

По поводу применения закона «О санкциях». Его расплывчатые формулировки – это на 99% политика, и лишь на 1% юриспруденция. Согласно закону, санкции могут применяться со стороны Украины в отношении, кроме прочих субъектов, юридического лица, которое находится под контролем иностранного юридического лица или физического лица-нерезидента. Под такие определения попадают операторы с российским капиталом, которые собираются участвовать в тендере (предполагается, что наличие «контроля иностранного юридического лица» доказать будет несложно).

Для того чтобы Украина применила санкции к таким компаниям, их действия должны создавать реальные или потенциальные угрозы национальным интересам, национальной безопасности, суверенитету и территориальной целостности Украины, способствовать террористической деятельности и нарушать права и свободы человека, интересы общества и государства, приводить к оккупации территории, экспроприации или ограничению права собственности, наносить имущественные потери, создавать препятствия для устойчивого экономического развития, полноценного осуществления гражданами Украины принадлежащих им прав и свобод.

Под такие расплывчатые определения в нужном случае можно подвести чуть ли не любые действия операторов. При этом одним из видов санкций является запрет пользования радиочастотным ресурсом Украины. Более того, условия тендера содержат норму, согласно которой лицензия, выдана заявителю, который впоследствии попадет под действие закона «О санкциях», будет аннулирована.

То есть, риск применения к некоторым операторам после проведения тендера закона «О санкциях» весьма велик, а результаты применения – плачевны. При этом механизма защиты от санкций в законе не прописано, а соответствующей практики пока не существует. Следовательно, можно предположить, что применение закона «О санкциях» может оспариваться в судебном порядке защиты нарушенных прав, но реальная эффективность таких действий покрыта тайной.

Опрошенные эксперты и участники рынка надеются, что с приходом новой власти решения все же станут приниматься в интересах всего государства, а не отдельных его представителей.

По материалам InternetUa