switch off doodleshow doodle

Intellectual property. According to the year of movement. Special issue of ” Yuridicheskaya praktika ” – Top 50 Law Firms 2014. Dmytrо Gadomsky

Published in original language

Уходящий год для сферы интеллекту­альной собственности прошел не хуже, но и не лучше, чем для других отраслей права. Разве что меньше (в сравнении с другими) заметны влияние военных действий на востоке страны и оккупа­ция Крыма и больше — ратификация Соглашения об ассоциации с ЕС. А так все стабильно: не обновляемое годами специализированное законодательст­во, проблемы (ставшие уже извечными) с так называемым патентным троллингом, контрафактом, параллельным им­портом. Впрочем, были и позитивные сдвиги: углубление сотрудничества национального ведомства с между­народными институциями и принятие методических рекомендаций по вопро­сам проведения экспертизы заявок на объекты промышленной собственности(Методические рекомендации).

Что касается законопроектной ра­боты, следует упомянуть о разработке ряда законопроектов: о коллективном управлении имущественными правами субъектов авторского права и смеж­ных прав, об урегулировании вопроса предоставления админуслуг в сфере интеллектуальной собственности. Была предпринята попытка (пока тщетная) реанимировать законопроект о внесе­нии изменений в некоторые законода­тельные акты Украины относительно защиты прав интеллектуальной соб­ственности в Интернете. Механизм защиты от пиратства в Сети никак не «оживет» на страницах закона в связи с конфликтом провайдеров и правообла­дателей. Первые не хотят нести ответст­венность за размещенный контент сво­их клиентов, вторые наивно полагают, что с блокировкой пиратского контента проблемы копирайта будут решены.

Интеллектуальный иммунитет

Интеллектуальная собственность хотя и является весьма обособленной сферой отношений, тем не менее не существует в полном вакууме и поэтому подверже­на социальным, политическим и эконо­мическим стрессам, как и другие сферы жизни. Совершенно очевидно, что любой рынок не терпит нестабильности, неоп­ределенности и любых других факторов риска. Партнер ЮФ Aequo Александр Мамуня при этом отмечает, что рынок интеллектуальной собственности в Ук­раине никогда не был развит и всегда находился на таком уровне, когда мож­но говорить только о том, что в стране существует набор определенных объек­тов интеллектуальной собственности, и на этом можно ставить точку.

«Никаких системных трансферов технологий, гло­бальных лицензионных программ, мас­штабной коммерциализации, активной защиты и в конце концов рынка в пол­ном понимании этого слова в Украине никогда не существовало. Это ситуа­ция, когда наиболее крупные мировые игроки, желающие видеть украинский рынок (как подающий надежды) в стра­тегии своего развития, содержат мини­мально необходимый арсенал локаль­ных инструментов интеллектуальной собственности в Украине,поскольку без такого минимального арсенала присут­ствие на каком-либо рынке просто не­возможно для цивилизованной компа­нии. При этом крайне мало держателей таких инструментов (портфелей прав интеллектуальной собственности) ими реально пользовались/пользуются с целью повышения эффективности сво­ей деятельности в Украине», — коммен­тирует г-н Мамуня.

По его словам, в описанной ситуа­ции военные действия на востоке стра­ны и оккупация Крыма, конечно же, негативно повлияли на активность дей­ствий игроков на рынке интеллектуаль­ной собственности, но не драматически. Определенную неразбериху внесла ок­купация Крыма: это связано с тем,что де-факто территория полуострова под­падает под две юрисдикции — Украины и России. «Пока еще эти события не яв­ляются теми факторами, которые пол­ностью вычеркивают Украину из стра­тегий развития глобальных бизнесов, а это означает, что ничего особо не меняется – рынок интеллектуальной собственности и дальше будет существовать в вялотекущем режиме, как и раньше. Национальные же бизнесы, к сожалению, никогда по-настоящему не делали погоды на украинском рынке интеллектуальной собственности», – говорит партнёр ЮФ Aequo.

Методическая немощь

Государственная служба интеллекту­альной собственности Украины нечасто балует профессиональное сообщество какими-либо разъяснениями и методи­ческой литературой, и предложенные в этом году Методические рекоменда­ции и по промышленным образцам, и по знакам, и по изобретениям и полез­ным моделям — событие безусловно знаковое. Это, в частности, отмечает партнер МЮГ AstapovLawyers Наталия Мещерякова.

Но есть одно «но» — складывает­ся впечатление, что эти рекомендации либо сильно отстали, либо изданы в спешке. По мнению г-жи Мещеряковой, ведомство в подготовке данных реко­мендаций абсолютно не стремилось учесть, что сегодня, в условиях, когда закон о промышленных образцах не менялся много лет, именно Методиче­скими рекомендациями можно было бы отчасти исправить сложившуюся прак­тику абсолютно позорных регистраций чего угодно в качестве промышленных образцов. «Однако «центральный орган исполнительной власти, реализующий государственную политику в сфере ин­теллектуальной собственности», как мы можем наблюдать, не слишком дально­виден в определении своих задач и це­лей», — акцентирует внимание Наталия Мещерякова.

Когда рынок и профессиональное сообщество уже вовсю обсуждают по­нятие индивидуального характера про­мышленного образца, рассуждают о признаках продукта, обусловленных его технической функцией, рассчитывают, что имплементация положений Согла­шения об ассоциации между Украиной и ЕС поможет решить ряд проблем, связанных, к примеру, с недобросове­стными регистрациями промышленных образцов, центральный орган испол­нительной власти очень странно пони­мает государственную политику в сфе­ре интеллектуальной собственности в принципе.

Конечно, как признается г-жа Ме­щерякова, профессиональное сообще­ство не ожидало, что в Методических рекомендациях, утвержденных колле­гией ведомства еще весной этого года (до подписания экономического блока Соглашения с ЕС), будут разъясняться понятия, которых еще нет в националь­ном законодательстве (а судя по содер­жанию обнародованного проекта На­циональной стратегии развития сферы интеллектуальной собственности на пе­риод до 2020 года, мы их там еще и не скоро увидим — не ставит ведомство в ближайшей перспективе задачу разра­ботать механизм имплементации поло­жений Соглашения), но учесть реалии и предложить Методическими рекомен­дациями отчасти исправить ситуацию ведомство вполне могло.

Цифры из зала суда

Первое полугодие 2014 года по срав­нению с аналогичным периодом про­шлого года характеризовалось неиз­менностью количества поступлений дел 30 %. Подавляющее большинство дел в спорах этой категории, рассматривае­мых хозяйственными судами Украины, связаны с защитой авторского права и смежных прав (49 %), защитой прав на объекты промышленной собственно­сти (34 %), признанием правоохранных документов недействительными (1 7 %).

Игорь Бенедисюк уточняет, что в янва­ре-сентябре 2014 года в категории дел по спорам, связанным с защитой прав на объекты интеллектуальной собст­венности, наибольшее количество жа­лоб приходится на дела относительно защиты авторского права и смежных прав — 34 жалобы, из них можно вы­делить такие подкатегории, как взы­скание компенсации