switch off doodleshow doodle

Why does not General Prosecutor of Ukraine hurry to return money to Yanukovich and his people. Liga.net. Denis Ovcharov

Published in original language 

Полгода назад в Лондоне при поддержке США и Великобритании состоялся форум по вопросам возвращения активов, похищенных в Украине. Это уникальное событие было проведено при участии специалистов ЕС и представителей 30 стран специально в поддержку усилий правительства Арсения Яценюка. Именно на нем Олег Махницкий, делегированный во власть партией Свобода и исполнявший обязанности генпрокурора, заявил, что президент Виктор Янукович и его окружение присвоили около $100 млрд., из которых треть вывезли в Россию. По итогам мероприятия договорились подкорректировать законодательство для облегчения возврата средств, украденных высокопоставленными чиновниками, США пообещали выделить $2,5 млн. на экспертную поддержку, а Великобритания направила сотрудников прокуратуры для помощи в поиске денег.

Ранее Евросоюз представил список из 18 украинских экс-чиновников, подозреваемых в репрессиях и (или) в хищениях. В перечне бывший президент Виктор Янукович и его старший сын, экс-премьер Николай Азаров и его первый зам Сергей Арбузов и члены правительства, экс-генпрокурор Виктор Пшонка, экс-глава СНБО Андрей Клюев, бизнесмен Сергей Курченко и другие. В принятом документе сказано, что “черный список” может быть изменен, чем и воспользовались беглецы – многие из них через суд добиваются аннулирования санкций.  

Запад заморозил активы Януковича и его соратников в рамках введенных санкций. Среди стран, заявивших об аресте их счетов – Швейцария, Австрия, Великобритания, Нидерланды, Кипр, Лихтенштейн, Латвия – всего заморожено несколько сотен миллионов долларов. Правда, СМИ писали о миллиарде долларов, связанных с кланом Януковича, но эта информация пока не нашла официального подтверждения.

На этом пока все. После президентских выборов в Украине и смены генерального прокурора о деньгах Семьи не слышно ничего. 

“Уже к августу стало ясно, что реакция на энтузиазм Запада с украинской стороны сдержанная. Досудебных результатов много, предварительных обвинений – не очень, – говорит ЛІГАБізнесІнформ партнер лондонского представительства юридической фирмы Bryan Cave Ирина Тимчишин. – Хотя жаловаться на недостаток доказательств в отношении наиболее высокопоставленных лиц не приходится”.

Для возврата украденных денег на родину одних санкций ЕС недостаточно. ГПУ должна собрать доказательства и предъявить обвинение расхитителям – а большинство украинских чиновников открывали банковские счета и оформляли зарубежные активы на третьих лиц. По словам Ирины Тимчишин, в Украине с этим не спешат. “Складывается впечатление, что нынешняя власть по каким-то причинам не очень хочет, чтобы эти расследования проходили быстро, а то и вообще не проходили”, – удивляется она.

В Генпрокуратуре проявляют удивительную неспешность по этому поводу. Представители ведомства не принимали активного участия в лоббировании закона о заочном осуждении. Более того, большинство статей, по которым возбудили дела, не предусматривают конфискацию имущества. По данным ресурса yanukovich.info правовая реквизиция отсутствует в статьях, по которым проходят премьер Николай Азаров, шеф СБУ Александр Якименко, экс-министр юстиции Елена Лукаш, экс-глава СНБО Андрей Клюев.

Складывается впечатление, что нынешняя власть по каким-то причинам не очень хочет, чтобы эти расследования проходили быстро, а то и вообще не проходили

Оценивая пассивность прокуратуры, председатель общественной организации Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин отмечает неготовность надзорного ведомства бороться с коррупцией. “Мы думали, что это – безалаберность или политическое нежелание? Сложив все слагаемые вместе, мы склоняемся ко второму”, – констатирует он. 

Неувязки и проволочки ГПУ

Прокуратуре хвастаться действительно нечем. До суда не доведено ни одно громкое дело, предприятия представителей так называемой Семьи по-прежнему работают в Украине. К тому же сообщения прокуратуры об “успехах” зачастую основаны на слабой доказательной базе. Это позволило, к примеру, экс-замглавы Администрации президента Андрею Портнову  выиграть несколько судов у ГПУ, руководители которой обвиняли сбежавшего в Россию чиновника администрации Януковича в причастности к расстрелу людей на Майдане.

Вопреки громогласному заявлению Махницкого о том, что потери для Украины от деятельности Януковича составили $100 млрд., в ответе ГПУ на запрос ЛІГАБізнесІнформ, общая сумма нанесенных убытков оказалась почему-то в сто раз меньше – 11 млрд. грн (менее одного миллиарда долларов). При этом из документа следует, что для возмещения потерь государства следователи арестовали имущества на сумму 6,2 млрд. грн. и $1,8 млрд., то есть почти на 30 млрд. грн. – стоимость арестованных активов почти в три раза выше суммы ущерба.

Подобных нестыковок в прокуратуре немало. В конце мая генпрокурор Олег Махницкий в эфире телеканала Украина заявил об открытии 42 уголовных производств касающихся представителей прежней власти. Сегодня же, согласно тому же ответу ГПУ на запрос ЛІГАБізнесІнформ, расследуется 30 дел в отношении высших должностных лиц. Возможно, часть материалов была передана из следственного управления в иные подразделения, другие дела объединили в единое производство. Однако официальных пояснений по поводу изменения сумм ущерба и количества уголовных не последовало. 

Комментировать разницу в Генпрокуратуре не спешат, а неофициально признают инертность расследования громких дел. Пеняют на незакрытые вакансии в следственном управлении ГПУ, которое занимается расследованием особо важных дел.

“В прокуратуре некому расследовать. Следственные органы – это коммерческие учреждения, там умеют считать деньги, но не умеют расследовать”, – говорит глава Консультативного общественного совета при ГПУ Владимир Бойко.

К примеру, сын экс-премьера Алексей Азаров до сих пор не является в Украине фигурантом ни одного уголовного производства по линии ГПУ. При этом его фамилия значиться в “черном списке” стран ЕС, в Австрии, по сообщению СМИ, прокуратура ведет расследование в отношении Азарова-младшего, а в Италии арестовывают его недвижимость.

Еще в августе было начато досудебное расследование о завладении сыном экс-генпрокурора, народным депутатом Артемом Пшонкой земли Агрофирмы Корнацких (Николаевская область) стоимостью $200 млн. Прошло почти три месяца, но обвинение по-прежнему не предъявлено. Хотя полгода назад руководитель следственного управления ГПУ Игорь Щербина рассказывал о миллиардных доходах, получаемых семьей бывшего главного прокурора страны благодаря коррупционным схемам и вымогательству.

Впрочем, Щербина уже не у дел – на его место назначили Олега Залиско. Генпрокурор Виталий Ярема отстранил от следствия и заместителя генпрокурора Алексея Баганца, который курировал это направление. Все реже в ГПУ публично вспоминают об успехах в расследовании особо важных дел. Владимир Бойко считает, что любое серьезное углубление в суть вопроса сразу выведет следствие на нынешних чиновников. Поэтому большого энтузиазма у власти нет.

Оправдать за деньги

После неоднократных неудачных потуг, Верховная Рада проголосовала, а президент за пять дней до выборов (21 октября) подписал закон, позволяющий заочно судить преступников и конфисковать их имущество за тяжкие преступления – посягательство на территориальную целостность Украины, жизнь