вимкнути дудлвключити дудл

До вас прийшли: в чому силовики найчастіше звинувачують IT-бізнес. ЛІГА.net. Дмитро Гадомський

Опубліковано мовою оригіналу

Что изменилось во взаимоотношении силовиков и высокотехнологичного бизнеса со времен наезда на Розетку, рассказывает Дмитрий Гадомский

В конце прошлого года была у меня встреча с Клиентом – казахом. Он расспрашивал, что и как у нас с бизнесом, можно ли вкладывать в технологичные компании. А я возьми, да и расскажи правду.

За несколько месяцев до нашей встречи милиция выломала дверь в небольшой IТ-компании, и около десяти часов описывала и упаковывала компьютеры в мусорные пакеты. Все это время сотрудники этой самой IT-компании развлекались как могли, стоя в коридорах, и ожидая пока их данные перепишут и отпустят.

Таким незамысловатым образом местная милиция решила удостовериться, что компания использует лицензионное программное обеспечение; ну, во всяком случае, так звучала официальная версия, кое-как изложенная в постановлении суда об обыске.

Спустя пару дней несколько оперов и следователь аккуратно выгружали технику обратно и обижались, если мы после осмотра показывали им на царапины на ноутбуках.

Оказалось, что ни один из правообладателей не заявил никаких требований по поводу нелегального ПО. Это не вызвало удивления, ведь у компании было несколько сотен партнерских лицензий. Но неприятный осадок, разумеется, остался.

Казах то смеялся, то печалился. Он сказал, что такого даже у них в Казахстане уже много лет не случалось.

У нас случается и не редко!

Это был далеко не единичный случай, после того милиция множество раз доказывала, что бизнес – это зло и нечего им нормальному крещеному человеку заниматься.

Мы с коллегами-адвокатами даже составили рейтинг статей уголовного кодекса, с которыми правоохранители ходили к IT-компаниям. Вот так выглядит наш рейтинг:

Ст. 176 – нарушение авторских и смежных прав

Эта статья занимает первое место с большим отрывом, что вполне логично. Правда, логика тут своеобразная: если компания занимается разработкой ПО, то очевидно ведь, что у нее весь софт пиратский.

В абстрактности своего мышления милиция доходила даже вот до чего. На каком-нибудь безликом сайте публиковалось анонимное сообщение какого-нибудь сознательного гражданина о том, что вот такие-то компании использовали пиратский софт. Далее милиция ходила к этим компаниям по очереди и говорила “ну в интернете ведь врать не будут, а ну-ка давайте мы у вас все посмотрим”.

Уставший оперативник вытирал вспотевшие ладошки о спортивные штаны и злился на директора, который рассказывал ему про какой-то Ubuntu. “Наклейки на ноутбуке нет? Значит пиратское”.

Ст. 361 – хакинг или 361 прим – создание вредоносного ПО

С этой статьей УК все еще проще. Ведь чем занимается айтишник? – Правильно, айтишник пишет вирусы. А если он не пишет вирус, то, скорее всего, он взламывает сайт Пентагона.

Вооружившись этим знанием, следователь изымал у компании все, включая стилусы от наладонников. Угрожая передать всю технику на экспертизу (а экспертиза, как известно, занимает ровно столько времени, сколько нужно для морального устаревания техники), следователь получал либо чистосердечное признание, либо “давайте договариваться”.

Ст. 301 УК – порнография

Будем откровенны: у всех на компьютере есть порно. Для тех, кто считает, что нет: каждый раз, когда вы смотрите порно, оно записывается во временную память и может там храниться какое-то время. Если же вы истинный пуританин и считаете, что вам ничего не грозит, то вы… ошибаетесь. Ведь где это видано, чтобы милиция сама дописывала порно на изъятый компьютер. Там ведь и штамп, и скотчем все обклеено, и хеш-сумма есть.

Тем не менее, с момента закрытия Infostore и по сегодняшний день хранение порнографии было и остается секретным оружием в руках блюстителей нравственности в погонах.

Ст. 212 – уклонение от уплаты налогов

Всем милиционерам известно, что никто в стране не платит налоги. Особенно это касается программистов, потому что они больше всех зарабатывают – милиция это на DOU видела. А еще в Forbes пишут, что стартапы раунды поднимают, деньги, стало быть.

Приобнимет опер программиста и так по-дружески спросит: “Ну что ж тебя работодатель обижает? Издевается над тобой, за человека не держит – заставляет зарегистрироваться ФОПом вместо того, чтобы на работу взять. И налоги за тебя ведь не платит”. Приунывший программист, осознав всю степень вины своего заказчика, пишет оперу пояснения и просит защиты.

В результате таких нехитрых манипуляций рождается уголовное производство, в рамках которого милиция пакует ноутбуки, мышки и айпады в черные мусорные пакеты. На следующий день следователь вместе с начальником следственного отдела будут ждать звонка, чтобы бросить в трубку свое небрежное: “ну предложите нам цифру”.

Но все это ведь в прошлом. У нас новая страна, у власти иностранцы. Те самые оперы, которые пыжились и надували щеки, пакуя ноутбуки, теперь приехали и, пряча глаза, просят деньги на бронижелеты. Я могу полететь в Казахстан, встретиться со своим товарищем и сказать: “все изменилось. Нет больше того беспредела, что был когда-то”. Но не могу, ведь я ему совру.

Я немного неудобно чувствовал себя, когда клиенты просили провести им семинар по противодействию незаконным действиям правоохранительным органам. “Товарищи, да какие неправомерные действия – хотелось мне сказать им – мы живем в другой стране, давайте лучше новый продукт пилить”.

Но прагматичные Клиенты оказались правы. Обыски и выемки в IT-компаниях возобновились с новой силой. Со всей пролетарской ненавистью правоохранительные органы продолжили свою доблестную службу после вынужденных каникул.

Только теперь у них в арсенале появились новые статьи УК, связанные с терроризмом и сепаратизмом. Под этим предлогом можно было не заморачиваться на правообладателей, на запись порнографии или на доказывание фактических трудовых отношений. Теперь достаточно написать в твиттере, что IT-компания “А” разрабатывает софт для русских, и можно смело идти с обыском и не бояться общественного порицания.

Несколько дней назад вступили в силу поправки к УПК, согласно которым правоохранители не имеют права забирать технику, которая прямо не указана в постановлении следственного судьи.

Вот спросит меня мой Клиент из Казахстана: “Дима, ну хоть что-то же у вас изменилось после наезда на Розетку?”. Ничего не поменялось – скажу я ему: на следующий день после вступления закона в силу СБУ изъяло 50 серверов у хостинг-провайдера NIC.UA.

Автор –  Дмитрий Гадомский, адвокат и партнер практики ІТ и медиа-права АО “Юстукум”

По материалам ЛІГА.net