вимкнути дудлвключити дудл

Чому змінився статус України в антипіратському «Списку 301» — колонка юриста. Ain. Назар Поливка

Опубліковано мовою оригіналу

Недавно украинский интернет облетела новость, что, мол, радость то какая — мы больше не худшие пираты в мире, поскольку в знаменитом «Списке 301» нас уже не величают Priority foreign country.

Но прежде чем впадать в неистовое веселье, давайте разберемся, что же все-таки такое этот «Список 301» и так ли хороша эта новость, как о ней говорят.

Началась вся эта история еще в далеком 1974 году с принятием Торгового закона США (US Trade Act). В этом эпическом документе есть раздел 301, который предоставляет президенту США полномочия вводить экономические санкции против стран, в которых существуют торговые барьеры для американских компаний и продуктов в связи с несовершенством законов или неэффективностью правоприменительной практики в сфере охраны интеллектуальной собственности.

Каждый год Торговое представительство США готовит «Специальный отчет 301″ (Special 301 report), в котором и определяет, в каких именно странах, и какие конкретные препятствия для развития американского бизнеса существуют.

В зависимости от степени тяжести содеянного, «страны-нарушители» попадают в одну из трех категорий: Watch list (страны под наблюдением), Priority watch list (страны под первоочередным наблюдением), или же Priority foreign country (приоритетная страна). В зависимости от категории, к стране могут быть применены разные санкции, начиная с двухсторонних консультаций, заканчивая реальными экономическими ограничениями. Вот такой вот получается интересный инструмент лоббирования интересов американских правообладателей с помощью всей мощи американского государства.

Следует отметить, что у нашей страны как-то сразу не заладилось с этим списком. Мы в нем фигурируем, начиная с 1997 года. А уже в 2001 году Украине присвоили статус приоритетной страны (Priority Foreign Country).

Как результат — некоторые товары, которые импортируются с Украины, попали под экономические санкции, для них были отменены льготные таможенные условия импорта в США. В то неспокойное время главная претензия к нам состояла в том, что Украина была крупнейшим производителем и экспортером контрафактной CD продукции в восточной Европе.

В 2006 году мы избавились от статуса приоритетной страны, чтобы в 2013 году успешно получить его вновь. Основанием для победоносного звания приоритетной страны стали три претензии американских правообладателей: недостаточная урегулированность деятельности организаций коллективного управления авторскими и смежными правами, разгул пиратства в интернете и масштабное использование нелицензированного ПО в органах государственной власти.

В 2014 году нам дали поблажку в связи с политической ситуацией. В отчете за прошлый год было указано, что мы, хотя и являемся приоритетной страной, но никаких особых санкций к нам применять не будут, потому что у нас и так все плохо.

И вот наступил «радостный» 2015 год, и в «списке 301» нас перевели из статуса приоритетной страны в статус страны под первоочередным наблюдением. Но, если внимательно почитать сам отчет, то становится понятно, что это исключительно политический жест поддержки страны в непростое для нее время.

Сам по себе отчет 301 за 2015 год по Украине — это иронический текст, в котором дана трезвая оценка того, какие реальные шаги были предприняты в сфере защиты прав интеллектуальной собственности за последний год: “Они ничего не сделали, но обещают очень сильно постараться”. 

Ну, и мы действительно стараемся. Несколько телеком-ассоциаций, провайдеров и правообладателей пытаются урегулировать отношения в сети так, чтобы это и украинскому бизнесу пошло на пользу, и Торговое представительство США было довольно. Мы готовим нормативку об электронных деньгах, электронных документах, наконец, в стране вот-вот появится 3G.

Главный поставщик ПО в государственные органы также готов на компромиссы. Я думаю, что если бы мы уменьшили количество рабочих станций в госорганах (уволить 70% чиновников, которые на компьютере только почту на mail.ru проверяют) — и вопрос легализации софта отпадет вовсе.

Автор: Назар Полывка, старший юрист практики IT и медиа права АО «Юскутум»

По материалам ain