вимкнути дудлвключити дудл

Чи має сенс посилення покарання за скімінг? Компьютерное обозрение. Дмитро Гадомський

Опубліковано мовою оригіналу.

ВРУ в последнее время радует своей деятельностью. Регистрируются, рассматриваются и, что самое приятное, принимаются законопроекты, улучшающие бизнес-климат Украины. Отменив более сотни разрешительных документов, ВРУ несколько дней назад нанесла сильный удар по бюрократии. Еще в Раде массово регистрируются проекты законов о поддержке разных сфер ИТ-бизнеса. Например, зарегистрирован проект закона о запрете правоохранительным органам изымать компьютерную технику.

Кроме того, в марте в ВРУ был зарегистрирован проект закона об усилении уголовной ответственности за скимминг (Прим.: кража данных банковских карт при помощи специального считывающего устройства, устанавливаемого на банкомат).

Представьте, что у Вас есть дом, а перед домом лужайка, которую Вы два раза в день подстригаете маникюрными ножницами. Все остальное время Вы сгоняете с лужайки собак, которые норовят пробежать и помять траву, или что еще хуже, «попудрить носик». Сперва Вы просто злитесь. Потом швыряете в собак камнями. Потом, когда злость достигаете апогея, Вы берете ружье и начинаете отстреливать животных. Вы все делаете правильно, это Ваша собственность и Вы имеете право не допускать к ней никого. Никто не может заставить Вас, человека небедного и неглупого построить забор. Вы и без забора можете отвоевать право на мирное владение своей собственностью.

Нечто похожее можно найти в уголовном кодексе Украины. Статьей №200 Уголовного кодекса предусмотрена уголовная ответственность за скимминг – штраф. Упомянутым выше проектом закона эту ответственность предлагают значительно увеличить, а именно, установить верхний предел ответственности лишением свободы на срок от 1 до 8 лет.

Мотивировка автора законодательной инициативы в целом понятна: преступления этой категории совершаются зачастую иностранцами. Покуда статья не предусматривает наказания в виде лишения свободы, подозреваемого невозможно оставить в СИЗО на время следствия.

Однако такой подход вызывает и сомнения. Вернемся к примеру с надсмотрщиком за лужайкой. Основной источник работы скиммеров – это человеческая глупость. Люди, не задумываясь, передают копию обеих сторон платежной карточки в компанию, которая занимается получением виз; оплачивают товар в интернет-магазине, который они впервые видят, пишут пин-код на карточке. Или используют для хранения пин-кодов специальное программное обеспечение, предварительно скачанное с какого-то торрент-ресурса.

Конечно же, использовать такую человеческую слабость, как глупость, неправильно. Но правильно ли увеличивать, да тем более так сильно, уголовную ответственность за преступление, если проблема вовсе не в этом. Тот факт, что его могут посадить на 8 лет, остановит только 10% злоумышленников. А вот что действительно могло бы остановить остальных 90%, так это соблюдение пользователями простых правил обращения с платежными карточками.

К примеру, оплачивать услуги в ресторане карточкой следует только в присутствии клиента. Однако в каком ресторане официант приходит к столику с терминалом? Мало в каком. Обычно официант уносит карточку и выносит чек. Или второй пример – удобно хранить на зарплатной карточке все деньги, которые у вас есть. И этой же карточкой расплачиваться в сети Интернет. Это все равно, что носить все свои сбережения при себе в кошельке: это безусловно удобно, вы можете купить подержанную Bentley в любой момент, но где гарантия, что вы не потеряете перед этим сознание в неблагополучном районе города?

Но банки заинтересованы в том, чтобы их продукт был прост и удобен. Следовательно, заморачивать клиента вопросами безопасности не выгодно.

В сухом остатке, я не думаю, что ситуацию с криминогенной обстановкой в состоянии изменить увеличение уровня наказания. Но если такой проект пройдет, это сразу развяжет руки лоббистам из других сфер. К примеру, давайте установим уголовную ответственность за невозврат денег банку.

Хотя, в проекте есть и безусловный позитив, в лучах которого меркнет все, что я написал выше. В угоду сторонникам сионистского заговора, проектом закона предлагается отменить уголовную ответственность за неправомерный выпуск электронных денег. Все помнят ситуацию с WebMoney – тогда из-за разногласий эмитента с НБУ по поводу прочтения норм закона, пострадали владельцы электронных денег и репутация сервиса. Т.е. уголовный кодекс вмешался в гражданско-правовые отношения: ну хотят граждане пользоваться эквивалентом денежных средств в своих правоотношениях, почему при диспозитивности гражданского процесса, уголовный процесс вдруг это запрещает?

По материалам КО