вимкнути дудлвключити дудл

Безпритульні. Газета “Бизнес”. Денис Овчаров

Опубліковано мовою оригіналу

Отмена общих надзорных функций прокуратуры чревата увеличением количества уголовных производств относительно предпринимателей

На прошлой неделе Верховная Рада не смогла перенести дату вступления в силу новой редакции Закона “О прокуратуре” (Закон №1697 от 14.10.14 г.) с 25 апреля 2015 г. на 1 января 2016 г. Отсрочка объяснялась созданием Национального бюро расследований и Государственного бюро расследований, которым будет делегирована часть полномочий прокуратуры. Соответствующий законопроект №2550 от 03.04.15 г. не набрал необходимого количества голосов.

Стало быть, Закон №1697 таки вступит в силу аккурат под праздники. И главная его новация для предпринимателей состоит в том, что органы прокуратуры больше не могут проводить проверки в рамках так называемого общего надзора за соблюдением и применением законов. Иными словами, уйдут в прошлое времена, когда прокуратура, по сути, выполняла функции других контролирующих органов или же помогала контролерам зайти на предприятие, поскольку никаких дополнительных документов, кроме служебных удостоверений,ее работникам не требовалось.

Надзор же за соблюдением прав и свобод человека и гражданина прокуратура будет осуществлять исключительно в форме представительства в суде, причем Закон №1697 предписывает “опекать” только органы исполнительной власти и местного самоуправления. Означает ли это, что предприниматели сбросили тяжелую прокурорскую длань? Это как посмотреть.

Отчего избавились

Утрачивают силу наиболее одиозные нормы “старого” Закона о прокуратуре (ст.19-21,23 и 24), которые позволяли прокурорам под предлогом проверки соблюдения законов по письменным заявлениям властей, физических и юридических лиц, а также по собственной инициативе беспрепятственно, только по предъявлении удостоверения, заходить в любое предприятие или учреждение. Кроме того, прокуроры имели право истребовать от них практически любые документы.

По результатам проверки они могли выносить обязательные к исполнению постановления и представления и возбуждать уголовные производства (уголовные дела). На практике реализация этих норм порой оборачивалась кошмаром для предпринимателей. Например, в Черниговской области работники прокуратуры совместно с милиционерами устроили проверку предприятия в чужом частном владении, а потому предприниматель до прибытия вызванного им спецподразделения МВД вынужден был их там закрыть.

В период действия мораториев на проверки малого и среднего бизнеса очень популярными были “письма счастья”- сообщения прокуратуры о проведении “комплексной проверки” силами как раз попавших под этот мораторий органов, запросы относительно ставок аренды государственного и коммунального имущества и т.п.

“Новый Закон не предусматривает возможности и права прокуратуры присылать частным компаниям или предпринимателям запросы, а тех, соответственно, обязанности на них отвечать, а проверки проводить вообще нельзя”,- подчеркивает Юрий Забияка, вице-президент адвокатской фирмы “Грамацкий и партнеры”. Но из правила есть исключения: как отмечает Юрий Бауман, адвокат (г.Киев), согласно Закону №1697,для представительства в суде прокуроры получили право истребовать у субъектов властных полномочий всю необходимую им информацию.

По мнению г-на Баумана, это могут быть и сведения о предприятиях, с помощью которых бизнес можно “нагнуть” в интересах третьих лиц – ведь Закон не предусматривает ограничений относительно содержания информации.

Неопределенное настоящее

Заходить на предприятия прокуроры таки могут, однако исключительно в рамках досудебных расследований. В том числе до создания Национального антикоррупционного бюро (НАБ) – в сфере противодействия коррупции (о том, как НАБ и прокуроры смогут “нагибать” предпринимателей, см. БИЗНЕС №10 от 09.03.15 г.,стр.4, 6,7).

Согласно Уголовному процессуальному кодексу (УПК), в течение 24 часов после подачи заявления об уголовном правонарушении или после самостоятельного выявления обстоятельств его совершения прокурор обязан внести сведения в Единый реестр досудебных расследований и начать расследование.

“Для того чтобы “кошмарить” бизнес, не нужно насылать “порчу” в виде проверок. Ведь есть уголовные производства, обыски, допросы”, – отмечает Денис Овчаров, адвокат, партнер правовой безопасности бизнеса адвокатского объединения “Юскутум”

Дмитрий Никишин, заместитель председателя Черниговского городского профсоюза “Підприємець”, подтверждает, что в последнее время органы прокуратуры действительно стали давить на субъектов хозяйствования только в рамках УПК.”Думаю, что это давление усилится, поскольку Закон №1697 оставил за прокуратурой функцию надзора за соблюдением законов органами налоговой милиции, СБУ, МВД и т.п., которые имеют право проводить оперативно-розыскную деятельность.

Например, если предприниматели будут добиваться от прокуратуры возбуждения уголовного производства по факту неправомерных действий сотрудников этих органов при проведении ОРД, они вряд ли получат ее в союзники. Рука руку моет”,-полагает г-н Никишин (см. “Случай из практики”). Он также отмечает, что в странах ЕС, с учетом требований законодательства которых разработан и принят Закон №1697, прокуратура не является самостоятельным госорганом,а относится либо к судебной.либо к исполнительной ветвям власти (например, в Германии к Министерству юстиции). Исходя из практики,Дмитрий Никишин считает, что ставить на место органы досудебного следствия может только суд.

Как поступать

Адвокаты и общественники прогнозируют, что в связи с отменой функции общего надзора станет больше уголовных производств в отношении предпринимателей, возбужденных в том числе и органами прокуратуры. При этом наивно полагать, что в суде прокуратура будет выполнять надзорные функции, представляя интересы предпринимателей – тех же самых граждан.”По сути,в судебных спорах прокуратура становится адвокатом государства и отдельных категорий граждан, которые не способны защитить свои права ввиду несовершеннолетия или недееспособности”,- считает г-н Забияка.

Таким образом,защиту предпринимателям придется выстраивать самостоятельно, и тут без правовой поддержки не обойтись. Начинать же необходимо с подачи прокурору ходатайства в порядке ст.220 УПК о прекращении уголовного производства относительно подозреваемого. В случае отказа – обращаться к следственному судье с жалобой на бездействие прокурора. Если и это не сработает – жаловаться на незаконный отказ и ставить вопрос о прекращении уголовного производства.

Как отмечает Максим Копейчиков, адвокат, партнер юридической фирмы “Ильяшев и Партнеры”, сейчас это может сработать, поскольку прокуратуру активно используют как репрессивный аппарат против судейского корпуса, и реакция судей на получаемые из органов прокуратуры документы чаще негативная. Впрочем, говорить о действенности таких приемов рано: судебная практика только начала складываться.

Очень важно, что предприниматели также получают возможность влиять на решение кадровых вопросов. Согласно Закону №1697, отбирать кандидатов на должности прокуроров будет квалификационно-дисциплинарная комиссия, в состав которой войдут общественники и адвокаты.

“Сейчас прокуроры практически не меняются с университетской скамьи. Именно там они получаютто ощущение всевластия, которое помогает им дальше строить карьеру. Этого быть не должно”,- резюмирует Денис Овчаров.

pdf-версия статьи