вимкнути дудлвключити дудл

Артем Афян: EX.UA не більше піратський, ніж YouTube. Liga.net

Через год после изъятия серверов EХ.UA Артем Афян, управляющий партнер компании Юскутум, которая представляет интересы файлообменника, рассказал корреспонденту ЛІГАБізнесІнформ о том, чем закончилось дело и как оно изменило отношения в сфере копирайта.

Liga.net

- Почему недоступен Юрис Писковой? Он выехал из страны? Руководители EX.UA часто бывают в Украине?

- Юрис проводит в Украине основную часть времени. Хотя у него, как и у других медиабизнесменов, достаточно часто бывают командировки за пределами Украины. У него достаточно плотный график, связанный с разными проектами в сфере мидиа. Также он консультирует множество различных телеком-проектов. Какие-то другие особенные обстоятельства его отсутствия мне не известны.

- В последних отчетах о проблемах пиратства Украина опять упоминается на первых позициях, и главным ресурсом, на который направлен гнев правообладателей, остается EX.UA. Вы как-то реагируете на эти заявления? Ведь это работает против вашей репутации…

- Стоит сразу же отметить, что вопросы пиратства – не проблема EX.UA, даже не проблема Украины. Скорее, это демонстрация того, что отчеты составляются, что называется, “на глазок”. Апеллирование идет на уровне ярлыков. Все знают EX.UA, потому пытаются пенять Украину именно за этот ресурс. Хотя EX.UA применяет систему электронных жалоб и активно сотрудничает с правообладателями. Этот ресурс не более пиратский, чем YouTube.

Что интересно, такие отчеты не балуют нас цифрами, методиками исследования или именами специалистов. Их тон часто более приличествует бульварному изданию, склонному к огульным обвинениям. Чего стоит только отчет Альянса по интеллектуальной собственности – ни одной цифры. Вместо этого отчет изобилует такими оценочными понятиями как “много”, “широко распространено”, “самый большой пиратский ресурс”.

Вопросы пиратства – это не проблема EX.UA и даже не проблема Украины. Скорее, это демонстрация того, что отчеты составляются, что называется, “на глазок”. Их тон часто более приличествует бульварному изданию, склонному к огульным обвинениям.

Мы уже отреагировали. По поводу списка 301 был подан официальный отчет, в котором мы описали наше видение ситуации с пиратством в Украине. Мы не считаем, что Украину можно назвать пиратом номер один. Проблема пиратства существует, но она не является частной украинской. Она – общемировая. В США уровень пиратства оценивается приблизительно в 20%. При их объеме рынка в абсолютных цифрах это многим более украинских 80%. Это не значит, что США – пиратская страна. Это значит, что, во-первых, Украина такая же непиратская страна, как и США. Во-вторых, проблема лежит именно в нынешнем кризисе системы копирайта. Список 301, в свою очередь, обрел все признаки инструмента политических манипуляций, и сегодня его сложно воспринимать как некий срез объективной действительности (в Списке 301 или Special 301 Report, который ежегодно готовит Управление торгового представителя США, USTR, говорится о барьерах, которые существуют для американских компаний за рубежом в сфере интеллектуальной собственности, – ред.).

EX.UA, на самом деле, сыграл значительную роль для рынка в преодолении проблемы пиратства. Он изменил вектор распространения контента и задал новые направления развития легальных сервисов. На ресурсе была развернута дискуссия о CAMRIP – записей на камеры из залов кинотеатров. Зачем пиратскому ресурсу делать это на своей площадке? Сейчас количество таких файлов уменьшилось в разы. И это признает Антипиратская ассоциация. Пользователи перестали накапливать контент на своих компьютерах, в результате исчезла питательная среда для торрентов. На сегодняшний день в Украине практически нет “камрипов”, количество торрентов уменьшилось. Поэтому блокировка EX.UA не имеет абсолютно ничего общего с борьбой с пиратством. Февраль 2012 года это показал. Блокировка ресурса привела к всплеску торрентов и появлению других ресурсов, которые уже не обременяли себя диалогом с правообладателями.

- Как изменилось число обращений правообладателей с просьбой удалить нелегальный контент? Как много контента удаляет портал ежедневно? Что это за контент в основном – журналы, книги, фильмы, ПО?

- За 2012 год было удалено более 200 тысяч объектов. Наиболее часто обращаются правообладатели ПО и фильмов. Иногда обращаются и по поводу книг. На EX.UA действует система электронных жалоб. То есть, правообладатель описывает претензию, об этом уведомляется лицо, разместившее контент, и объект удаляется. Если есть какие-то вопросы, то объект может быть удален на две недели. Обратившемуся дается время, чтобы он подтвердил свое право на контент. Таким образом созданы препятствия злоупотреблению электронными жалобами. EX.UA в этом вопросе ведет крайне открытую политику. Многие жалобы и ответы на них выкладываются в открытый доступ, что заставляет пользователей и правообладателей уважать друг друга.

На EX.UA было удалено более 200 тысяч объектов. Наиболее часто обращаются правообладатели ПО и фильмов. Иногда обращаются и по поводу книг.

 – Можно ли сказать, что за год с момента изъятия серверов (и их последующего возвращения) отношение к EX.UA стало более спокойным или, наоборот, давление усилилось?

- В прошлом году проблема катализировалась, что заставило искать пути ее решения. О ней наконец-то начали говорить. Если до этого был очень узкий круг людей, которые понимали, что происходит, то сейчас наблюдается значительный рост осведомленности о проблеме копирайта. Появилось более глубокое понимание проблематики, как у обычных пользователей, так и у политиков. На фоне этого изменился и тон общения с ресурсом: он стал во многом более конструктивным.

- Чем завершились уголовные дела в отношении пользователей EX.UA? Они предстали перед судом? Был вынесен приговор? Или обвинения были сняты?

- Насколько я знаю, не было. Дело было возбуждено в отношении неустановленных лиц за размещение пяти программ без доказательств нанесенного ущерба. Время проведения следственных действий тоже было выбрано удачно – всего через две недели после блокирования megaupload.com. Хочу обратить внимание, что по новому УПК у заявителя достаточно высокие возможности по сбору доказательств и продвижению следствия, но ничего из этого не делается. Также за год не было никаких гражданских или хозяйственных исков. Милиция стала инструментом достижения кем-то своих целей, оказавшись заложником действующей системы карательного копирайта.

- После громкого дела с изъятием серверов появились сразу несколько слухов. Первый – что EX.UA якобы был продан сыну президента. Какую роль в судьбе EX.UA сыграл Виктор Янукович младший? Он остается активным пользователем EX.UA?

- Комментировать слухи – достаточно неблагодарное дело. Виктор Янукович как политик еще раньше занимался вопросами регулирования рынка информационных технологий, на прошлом iForum им была презентована программа развития украинского интернета. Есть еще ряд людей, которые активно над ней работают. В защиту ресурса высказывались и другие политики. Янукович-младший точно также высказывался против блокировки Дорожного контроля. Отличительной чертой EX.UA есть только то, что его дело было раньше и получило гораздо больший резонанс. Других отличий здесь нет.

- Второй слух – дело EX.UA якобы было инициировано для того, чтобы создать удачные условия для вывода конкурента – портала FS.UA. Вы чувствуете конкуренцию с их стороны?

- У меня нет данных ни для того, чтобы опровергнуть эти сведения, ни для того, чтобы их доказать. Обыски в EX.UA, как и недавняя ситуация с Фринет, были инициированы юрфирмой Виндекс. Связана ли она с ресурсом FS.UA – мне неизвестно.

За год не было никаких гражданских или хозяйственных исков. Милиция стала инструментом достижения кем-то своих целей, оказавшись заложником действующей системы карательного копирайта.

- Третий слух – что в качестве легальной альтернативы собственники EX.UA запустили портал Megogo, что подтверждается обилием рекламы Megogo и даже отдельной рубрики на EX.UA. Вы можете официально опровергнуть причастность собственников EX.UA к Megogo?

- Megogo – это большой портал, который является онлайн-кинотеатром. EX.UA – файлообменник. Это – абсолютно разные ресурсы. В свое время они договорились, что вместо блокировки контента пользователь просто перенаправляется на ресурс. Переговоры о подобном сотрудничестве и сейчас ведутся с еще рядом ресурсов.

- Правда ли, что после показательного случая с EX.UA правоохранители опасаются применять активные действия в отношении онлайн-пиратства? По вашим данным, насколько ужесточилась борьба с пиратством в Украине за последний год?

- Борьба с пиратством – очень широкая формулировка, в которую каждый вкладывает разный смысл. Для того, чтобы победить пиратство, на сегодняшний день не нужны обширные милицейские рейды или жестокие приговоры. Правообладатели должны найти свой путь к пользователю, научиться собирать у него деньги, а не отбирать штрафами и конфискациями.

Я часто привожу в пример дело Megaupload. Ведь это тоже часть борьбы с пиратством. Дело началось всего на две недели раньше, чем дело EX.UA. Закончилось чуть позже и приблизительно тем же самым – заблокировали серверы, вынесли их, правообладатели делали громкие заявления. В итоге – ущерб так и не был доказан, обвинение снято, аресты отменены, Ким Дотком (основатель ресурса) выпущен из-под стражи (по данным СМИ, в будущем Ким Дотком собирается организовать IPO своей новой компании Mega, – ред.). И там нельзя пенять на украинские правоохранительные органы, потому что то был американский прокурор, суды Новой Зеландии, Австралии. Эта ситуация демонстрирует кризис современной системы копирайта. Вот причина пиратства. И тут не нужно бороться – нужно поменять подходы к управлению и монетизации контента. Нужно найти новые способы монетизации, а не просто собирать штрафы. Вот, например, сейчас iTunes заявил о внедрении подписной модели. То есть они пришли к тому же, о чем говорил EX.UA еще несколько лет назад.

Правообладатели привыкли опираться на диктат цен и подкрепленное милицейской дубинкой право запрета на использование контента. Например, плати доллар за песню или не слушай ее.

Ужесточения борьбы с пиратством нет, т.к. эскалация насилия бессмысленна. Но изменение системы копирайта в Украине, как и во всем мире, идет. Хотя абсурдные примеры защиты авторских прав еще встречаются. Недавнее дело, инициированное компанией АРМА, – яркий тому пример (компания АРМА-Украина подала в суд на нескольких кабельных провайдеров по факту невыплаты роялти за ретрансляцию фильмов, которые показывались на каналах 1+1 и ICTV, – ред.).

- Вице-премьер Константин Грищенко, пребывая с визитом в США, попросил помощи у американских партнеров в борьбе с пиратством. В частности, принять участие в информационной кампании по разъяснению необходимости уважения к авторскому праву в Украине. Что означает  заявление? Вы считаете такую кампанию необходимой? Готовы ее поддержать?

- Позиция Грищенко, если прочитать его высказывания, а не заголовки новостей, выглядит достаточно конструктивной. Он говорит о том, что надо двигаться к легальной модели. Здесь его слова идентичны заявлениям портала EX.UA, которые были сделаны еще несколько лет назад. И США, вместо указания, кого блокировать, должны отнестись к Украине как к равному партнеру и вместе решать общую проблему. При этом важно понимать, что у каждой страны – своя система права, и другая страна не имеет иного выбора, кроме как уважать чужую систему.

- Как вы считаете, каковы реальные цели борьбы с пиратством в Украине? Почему американцы так пристально следят за этим вопросом?

- В США есть торговые представители и Альянс по защите интеллектуальной собственности, основная задача которых защищать интересы бизнеса. В этом и кроется ответ. Это вопрос бизнеса. Украина – огромный рынок с серьезным потенциалом и большим ростом проникновения Интернета. На сегодняшний день в Украине насчитывается более 16 млн. пользователей, способных генерировать деньги за контент.

- Считаете ли вы, что в ближайшем будущем чиновники США или Украины пойдут на радикальные меры в отношении EX.UA? Какие негативные сценарии вы рассматриваете? Как к ним готовитесь?

- Если чиновники США пойдут на радикальные меры в отношении EX.UA, тогда, наверное, стоит признать, что Украина уже не является суверенным государством. Покуда действия субъектов украинского права будут рассматриваться через призму украинского законодательства, мы можем быть спокойны.

- Советник Грищенко Волошин в интервью Укринформ заявил, что одним из вариантов решения ситуации с EX.UA может быть его постепенная легализация. Готов ли файлообменник к легализации контента?

- Не только готов, но уже сделал достаточно много шагов в этом направлении. С правообладателями ведутся переговоры. По многим вопросам есть положительные подвижки. Однако громкие и огульные заявления общественных организаций, торговых представителей и отдельных чиновников, не способствуют установлению сотрудничества. Мы согласны с Волошиным. Если украинское государство синхронизируется с мировыми тенденциями развития копирайта, это будет очень большой прогресс для Украины.

- EX.UA уже неоднократно объявлял о планах ввести платный легальный контент. В чем задержка?

- Да, эти планы озвучивались еще в 2010-2011 годах, но основная проблема в правообладателях. Они привыкли опираться на диктат цен и подкрепленное милицейской дубинкой право запрета на использование контента. Например, плати доллар за песню или не слушай ее. Думаю, что эту проблему могут подтвердить также и представители кинотеатральной индустрии, и другие интернет-ресурсы. Достаточно сложно придумать нормальное объяснение, почему распространенный принцип БигМака не применяется к контенту, где создание каждой последующей копии не увеличивает затраты правообладателя. Абсурд, но вместо того, чтобы взять то, что украинский рынок способен оплатить, множество правообладателей предпочли не получать никаких денег.

О модели подписки еще пару лет назад они и слышать не хотели. Более того, многие из них не имеют здесь представительств и не платят налогов, ввиду чего сложно понять, каким образом они могут рассматривать Украину как поле для подсчета упущенной выгоды. Реальное положение вещей, равно как и поиск оптимальных путей выхода, многих попросту не волнует: все силы брошены на возмущение и озабоченность. Вместо правообладателей здесь на местах часто действуют юридические представители, гонорары которых считаются от суммы собранных штрафов. Это очень красноречиво свидетельствует об отношении к Украине. Между правообладателями и ресурсами, аналогичными ЕХ, есть целая прослойка псевдоозабоченных защитой прав интеллектуальной собственности, для которых реальная победа пиратства означает потерю грантов и работы.