вимкнути дудлвключити дудл

Антидайджест «Аналізуй IT». ЮРЛИГА. Дмитро Гадомський

Опубліковано мовою оригіналу

О правовых событиях в сфере информационных технологий рассказывает Дмитрий Гадомский, адвокат, партнер практики IT и медиаправа АО «Юскутум»

Россия бросает вызов суррогатам, или Курица не птица, а Биткоин не валюта. 

В рамках поиска пределов понятия «духовные скрепы» в России был закрыт доступ к bitcoin.org, а также некоторым биткоин-биржам.

Как говаривал Сенека: «Закон должен быть краток, чтобы его могли запомнить и люди несведущие». Сотрудники Невьянского суда и Роскомнадзора в ходе четырехмесячного эксперимента лично опровергли доктрину Сенеки, а также другую не менее известную латинскую сентенцию: «Размер не имеет значения».

Краткое и четкое (здесь термин «четкое» применяется в значении «определенное») по своей формулировке законодательство об информации было вновь истолковано неправильно. Но, как утверждают сотрудники упомянутых госучреждений, стабильность – признак мастерства.

Поскольку на территории РФ не нашлось человека, решившегося бросить вызов «суррогату валюты» Биткоин, иск в суд был подан Ньвьянским прокурором в интересах неопределенного круга лиц.

Невьянский городской суд принял вызов возмущенного неопределенного круга лиц и своим решением от 30 сентября 2014 года признал информацию о Биткоин, размещенную на ряде Интернет-ресурсов, информацией, распространение которой на территории Российской Федерации запрещено.

Службой экспресс-доставки Почты России упомянутое решение было доставлено Роскомнадзору в Москву в январе 2015 года. После этого Роскомнадзор смог внести упомянутые Интернет-ресурсы в свой черный список, тем самым заблокировав к ним доступ на территории РФ.

Как нетрудно заметить, в своей аргументации прокурор и суд просто-напросто подменили понятие «информации, за распространение которой предусмотрена ответственность» на понятие «действий, за совершение которых предусмотрена ответственность». Впрочем, при детальном анализе законодательства РФ можно прийти к заключению, что ответственность за «действия» с Биткоинами также не предусмотрена.

Неопределенный круг лиц определенно может гордиться своими защитниками.

Прощай, «Глухарь»

13 января 2015 года Верховная Рада Украины в первом чтении приняла законопроект № 1317 (240 голосов), запрещающий трансляцию на территории Украины кинолент о российских правоохранителях и военнослужащих.

Проект предлагает запретить трансляцию лент, в которых главными героями или персонажами второго плана являются сотрудники (в том числе бывшие или внештатные) правоохранительных органов или других вооруженных формирований государства-оккупанта (aka России).

Мы уверены, что российские медиа-юристы с легкостью обойдут запрет, поскольку, как известно, термин «правоохранители» не может применяться к работникам милиции и прокуратуры РФ. Правда, по мнению российских коллег, с «вооруженными формированиями» вопрос остается открытым.

В частности, в контексте последних событий, юристы не могут определиться, является ли система залпового огня «Град» вооружением, а войска РФ формированием. Ведь в прошлом году произошла утечка информации, вследствие чего стало известно, что при министерстве обороны РФ службу несут исключительно на основании ополчения, которое, как известно, формированием назвать сложно.

А если серьезно, то проект закона не лишен недочетов, поскольку ни действующее украинское законодательство, ни предложенный законопроект не содержит определения понятия «государство-оккупант». Следственно, с юридической точки зрения применение предложенных норм на практике может оказаться проблематичным.

Заключенные-пираты

Компания Universal Music решила определить объем понятия «американский блатняк» и подала иск на компанию Keefe Group, обвиняя последнюю в продаже американским заключенным пиратских сборников музыки на CD (так вот, кто, те загадочные оставшиеся в живых пользователи CD). Комплимент был сделан в пользу таких популярных в Гуатанамо, Синг-Синге и Невьянской ИК-46 исполнителей как Джеймс Браун, Эминем, Джексон Файв, LL Cool J, Марвин Гэй и многих других.

Компания Keefe Group предоставляет широкий спектр товаров для заключенных, начиная от электроники и заканчивая палками для поднятия мыла. На своем сайте ответчик утверждает, что деятельность их компании способствует уничтожению контрабанды. Но, преодолев проблему передачи подогревов в «кирпичике», Keefe Group получила претензию на $150К за каждый нелегально распространенный музыкальный трек.

Как мне кажется, здесь не обошлось без масонов. Заключенные ведь тоже избиратели. Если они будут слушать интеллектуальную музыку, они могут стать такими же умными, как правообладатели. Я не могу и подумать о том, что правообладатели в конечном итоге своего иска хотят, чтобы заключенные платили за покупку музыки.

Истории известны случаи, когда заключенных музыкой даже «окультуривали». Например, в прошлом году канадская группа Skinny Puppy обратилась с иском к Министерству оборону США, требуя компенсации за то, что в Гуатанамо их треки использовали в качестве оружия для пыток заключенных. Министерство, в свою очередь, заняло консервативную позицию: искусство -понятие субъективное, а о вкусах не спорят.

Будут ли российские исполнители перенимать опыт западных коллег, и стоит ли ждать запрета на распространение нелегальных копий произведений Шуфутинского в тюрьмах России или в Администрации президента, покажет время.

Je suis Roskomnadzor

После теракта в редакции Charlie Hebdo французские правоохранительные органы опубликовали проект постановления, позволяющего МВД Франции обращаться к провайдерам с требованием блокировать домены, распространяющие преступную информацию.

Составлять списки неугодных сайтов призвана полиция, которая в последующем направляет список доменов французскому аналогу Роскомнадзора. Последний в течение суток должен будет заблокировать домен, который может быть разблокирован либо после удаления сайта, либо после удаления всего контента.

Вспомнились слова Оруэлла из «1984». Он сказал, что люди охотно пожертвуют своими правами на приватность, свободу слова, если только наглядно продемонстрировать им фактор опасности, которая совсем близко. Так было с 11 сентября, после которого стали устраивать «медосмотр в военкомате» в аэропортах, так будет и сейчас. И все это – пресловутый «терроризм», единое определение которого даже не разработано на международном уровне. Все с этим борются, но не знают, с чем конкретно.

Печалит во всей ситуации состояние сознания наших соседей: они соглашаются на Роскомнадзор даже при отсутствии фактора опасности. А, забыл, на них же НАТО нападает.

По материалам ЮРЛИГА