вимкнути дудлвключити дудл

Адвокат Д.Овчаров: Права у громадського обвинувача такі гарні, що зараз легше покласти адвокатське свідоцтво на полицю і піти в процес з позиції громадського обвинувача. Юридична практика

Опубліковано мовою оригіналу

22 мая с.г. народные депутаты Украины не только подняли ставки судебного сбора, но и ввели институт «общественного обвинителя» — был принят Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усиления роли гражданского общества в борьбе с коррупционными преступлениями».

Проектом, за который проголосовали народные депутаты, предлагается ввести в уголовно-процессуальное законодательство институт общественного обвинителя и институт уголовного производства в форме общественного обвинения в сфере должностных преступлений с признаками коррупционных деяний.

Речь идет о двух статьях Уголовного кодекса, по которым могут быть привлечены к ответственности исключительно должностные лица, которые находятся на государственной службе – это статьи 368 и 370 УК.

Денис Овчаров, адвокат, партнер практики правовой безопасности бизнеса АО «Юскутум», в своем комментарии «Юридической практике» отметил следующее:

«Пока идут споры о том, хорош или плох сам по себе новый институт общественного обвинителя, хочется всплакнуть, поскольку таких прав сейчас нет даже у адвокатов. Все предложенные нормы хороши, но возникает вопрос: что мешало принять их раньше по отношению к адвокатам? Права у общественного обвинителя так хороши, что сейчас легче положить адвокатское свидетельство на полку и пойти в процесс с позиции общественного обвинителя.

У адвоката, например, нет права требовать предъявления подозрения в течение 10 дней. А у общественного обвинителя есть. Это не только удобно, это еще и влияние на следствие. Вспомним обыск в ювелирном магазине «Граф»: там вся позиция стороны защиты сводится к непризнанию видео надлежащим доказательством. Видео, которое красноречиво свидетельствует о преступлении.

Видео, которое посчастливилось снять потерпевшим. Общественный же обвинитель не ограничен в такой возможности.

Что мешает принять возможность в любых преступлениях использовать документирование? Зачем потерпевшему идти в орган, которому он не доверяет, с просьбой «долучити до матеріалів провадження», собственно, результаты фиксации этого самого преступления?

Общественный обвинитель может появиться только по двум статьям, которые называют коррупционными. Чем тогда должно заниматься Национальное антикоррупционное бюро? Зачем создавали целый орган?

В настоящее время, когда сообщениями о коррупционных действиях пестрят все СМИ, именно институт общественного обвинителя может стать эффективным орудием в борьбе. Возникает ответственность за ложное сообщение о преступлении, появляются нормальные права и возможности предоставления реальных доказательств того, что такой факт был».

По материалам газеты Юридическая практика