вимкнути дудлвключити дудл

Які загрози для ІКТ закладені в мінфінівському проекті податкової реформи. Intrernet.ua. Андрій Фомічов

Опубліковано мовою оригіналу

1 декабря Министерство финансов опубликовало свое видение налоговой реформы – законопроект «О создании конкурентных условий в налогообложении и стимулирования экономической деятельности в Украине».

Что побудило Минфин принять такое волевое решение и наконец-то рассекретить свой документ, осталось за кадром. Возможно, вирусное распространение текста проекта в Facebook общественными организациями за день до эпохального события. Или в ведомстве все же вспомнили о норме законодательства, согласно которой орган исполнительной власти обязан обнародовать текст своего проекта закона для общественного обсуждения минимум за месяц до вынесения в ВР.

Существенных отличий от отправленного на доработку еще в сентябре проекта  эксперты не нашли. Какие же правки вносились два с половиной месяца? В Минфине на этот вопрос нашего издания не пожелали ответить.

Почему обнародование документа затянулось на такой долгий срок? Ранее эксперты предполагали, что рассекречивание минфиновского проекта приведет к массовым акциям протеста. Они оказались правы. Не прошло и дня, как в Facebook появилось сотни, если не тысячи призов выходить на митинги.

Также в соцсетях появилось колоссальное число негативных отзывов о предлагаемых изменениях.

Чем же возмущены спикеры? Эксперты насчитали в законопроекте около 360 изменений нынешнего НК. Остановимся на ключевых для ИКТ.

Новации в упрощенной системе налогообложения (УСН)

Согласно минфиновскому проекту, на упрощенке смогут остаться только физлица предприниматели с оборотом до 2 млн грн в год и имеющие до 10-ти наемных работников.

Юрлицам  доступ к УСН закрыт (ныне в системе около 162 тыс. предприятий).

Для оставшихся в системе ставки единого налога (ЕН) постепенно будут повышаться, администрирование усложняться.

В частности, для группы «В» (в нее попадают ФЛП из отрасли ИКТ) объектом налогообложения будет доход. Его предлагают рассчитывать как «разницу между полученным доходом, уменьшенным на сумму налоговой социальной льготы и расходами, определенными путем применения к сумме полученного дохода коэффициента».

Размер коэффициента составляет:
0,8 – в 2016 и 2017 годах;
0,6 – в 2018 году;
0,4, – в 2019 и последующие годы.

По проекту, ставка единого налога для группы «В» – процент от налогооблагаемого дохода в размере ставки НДФЛ 20% и 20% единого соцвзноса (ЕСВ) от базы начисления.

Ставки ЕН для плательщиков группы «В» будут установлены в размере 20% без использования коэффициента (в 2016 году 0,8 к сумме полученного дохода):
– к сумме превышения объема дохода;
– к доходу, полученному при применении другого способа расчетов, чем предусмотрено для плательщиков единого налога;
– к доходу, полученному от осуществления видов деятельности, которые не дают права применять упрощенную систему налогообложения.
Уже сейчас предпринимателей интересует, осилят ли они такие расчеты без привлечения бухгалтеров, и можно ли эти формулы назвать упрощенной системой. Многие высказывают опасения, что после 2018 года им придется перейти на общую систему.

Новшества общей системы налогообложения 

На различных круглых столах журналистам не раз доводилось слышать требования представителей малого и среднего бизнеса: не трогать УСН, пока не будет запущена адекватная общая система. В частности, предлагалось снизить общую нагрузку на фонд оплаты труда (ФОТ) до 20% для вывода предприятий из тени, отменить депонирование средств на НДС-счетах (или хотя бы увеличить овердрафт), существенно упростить администрирование налогов, устранить поощряющие коррупцию нормы.

Ничего этого в минфиновском проекте нет. Нагрузка на ФОТ – 40% (ЕСВ снижен до 20%, подоходный налог (НДФЛ) повышен до 20%). О проблеме вымывания оборотных средств предприятий из-за запуска НДС-счетов просто забыли. Несмотря на то, что от компаний поступает  феноменальное количество жалоб, свидетельствующих о том, что СЭА НДС коррумпирована, вручную управляема и по сути является бизнесом по торговле налогом на добавленную стоимость.

Также  поднята рентная плата за радиочастотный ресурс на 26,7% (ст. 235.4). Ранее мы писали, что наиболее болезненно рост ставки «ударит» по двум секторам ИКТ: мобильной связи и фиксированному радиодоступу. Возросшие затраты операторам придется переложить на плечи абонентов.