вимкнути дудлвключити дудл

Українські законодавці знову просувають інтернет-цензуру. Internet.ua. Богдан Дучак

инетюа

Опубліковано мовою оригіналу
Возможность досудебной блокировки контента в Интернете продолжает будоражить умы украинских законодателей. В телеком-сообществе и профильных комитетах идет активное обсуждение двух законопроектов, которые предусматривают такую норму.

На этот раз проблему актуализировали под предлогом подписания Украиной соглашения о свободной торговле (DCFTA). На одном из последних мероприятий, посвященных теме пиратства в Интернет, региональный атташе по вопросам защиты прав интеллектуальной собственности в СНГ Дональд Таунсенд заявил: “Согласно подписанному Украиной соглашению о свободной торговле (DCFTA), ваша страна взяла на себя обязательства, в том числе и по внедрению процедуры notice-and-takedown для защиты авторского и смежных прав в Интернете. Дата имплементации DCFTA, как вы все, наверное, знаете – 1 января 2016 года, то есть очень скоро. Ваше законодательство нужно привести в соответствие со взятыми на себя обязательствами до этого”.

Эту новость активно перепечатали все СМИ, хотя она не соответствует действительности. DCFTA – часть Соглашения об Ассоциации Украины с ЕС. А в тексте Соглашения нет ничего об обязательном внедрении Украиной процедуры notice-and-takedown. Наоборот, статья 23 подтверждает обязательства сторон относительно выполнения требований Соглашения ТРИПС, ч.3 которого предусматривает ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО судебную процедуру защиты нарушенных прав.

О notice-and-takedown идет речь в Директиве ЕС № 2000/31 “Об электронной коммерции”, но совсем в другом контексте. Специальная норма ст.15 Директивы устанавливает, что на провайдеров не может быть возложена общая обязанность по мониторингу информации. В то же время в преамбуле Директивы (п.47) дается разъяснение, что к провайдеру услуг информационного общества могут предъявляться специальные требования по мониторингу. Таким образом, хотя Директива и не устанавливает обязанность по мониторингу, она оставляет за государствами-членами ЕС право самостоятельно устанавливать специальные, конкретизированные требования по мониторингу информации. (Схожая норма присутствует в американском законе об авторском праве в цифровую эпоху Digital Millennium Copyright Act. Украина, конечно же, может руководствоваться законодательными наработками американцев, однако они не являются для нее обязательными).

Важным моментом является также то, что в пункте 45 директивы 2000/31 отмечено, что государства-члены обеспечивают освобождение поставщика услуг от ответственности за переданную информацию при условии, что поставщик не является инициатором передачи, и не выбирает получателя передачи, и не выбирает или не изменяет информацию, содержащуюся в передаче.

Однако отечественные законодатели уверены, что без досудебной блокировки контента нас не возьмут в ЕС, а США откажется сотрудничать, и продолжают штамповать соответствующие законопроекты.

Первый законопроект № 3353 “Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо захисту авторського права і суміжних прав у мережі Інтернет”, разработанный Министерством экономики, был зарегистрирован 23 октября Кабинетом Министров Украины.

Второй – 3081-д “Про державну підтримку кінематографії в Україні”, зарегистрирован Николаем Княжицким 27 ноября как доработанная версия законопроекта 3081 его же авторства. По словам юристов, в этом документе просто объединили 3081 и законопроект 3081-1 “О государственной поддержке кинематографии в Украине” Елены Кондратюк, о котором мы уже писали в предыдущем материале InternetUA.

В обеих законопроектах фигурируют нормы по защите авторских прав в сети Интернет и борьбе с пиратством, по мнению ряда экспертов больше напоминающие диктаторские законы от 16 января, а не европейское законодательство. В частности, предусматривается реакция в виде удаления/предотвращения доступа к информации по жалобе заявителя (наличие авторских прав у которого еще не доказано) в течение 24 часов. Восстановление доступа к информации происходит не ранее 10, но не позднее 14 рабочих дней с момента направления копии заявления пользователя сайта, и только в случае, если заявитель не инициировал судебное разбирательство.

В противном случае собственников веб-сайта, многопользовательских платформ, сервера или локальной сети, хостеров, операторов, провайдеров телекоммуникаций предлагают штрафовать на сумму в размере от 500 до 1000 необлагаемых минимумов доходов граждан или от 1000 до 2000, если те же действия были совершены повторно в течение года после наложения административного взыскания.

Оба законопроекта уже успели вызвать бурю критики со стороны профильных сообществ. Большинство экспертов уверено: под эгидой защиты авторских прав и внедрения европейских норм законодатели снова пытаются ввести интернет-цензуру. Юристы бьют в набат: правообладатель в случае нарушения авторских прав получит право требовать у владельца веб-сайта персональные данные пользователя, а на основании жалоб о нарушении АП можно будет заблокировать даже сайт Администрации Президента.

Интернет Ассоциация Украины уже дважды обращалась с официальным письмом по поводу Кабминовского законопроекта к главам профильных комитетов Рады, ряду министерств и ведомств. В письме от 15 сентября отмечалось: “Оприлюднена 03.09.2015 на сайті Міністерства економічного розвитку і торгівлі України редакція законопроекту не враховує жодних пропозицій, висловлених представниками сфери телекомунікацій, має чисельні недоліки та суперечить чинному законодавству, не відповідає меті – адаптації відповідних директив ЄС, що передбачено Угодою про асоціацію з ЄС, та безпідставно впроваджує новації, які не передбачені зокрема статтями 12, 13 Директиви 2000/31/ЄС Європейського парламенту та Ради “Про деякі правові аспекти інформаційних послуг, зокрема, електронної комерції, на внутрішньому ринку” (“Директива про електронну комерцію”) від 8 червня 2000 року….Інтернет Асоціація України наголошує на принциповості зазначених у цьому листі зауважень і пропозицій допроекту Закону України «Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо захисту авторського права і суміжних прав у мережі Інтернет та просить не погоджувати законопроект в запропонованій редакції”.

На это письмо были получены ответы от Комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, Министерства юстиции и НКРСИ. В них значилось, что предложения ИнАУ приняты во внимание.

Однако в зарегистрированном в Раде варианте остались все те нормы, против которых выступала ИнАУ. В связи с этим Интернет Ассоциация вновь обратилась к законодателям, попросив отправить законопроект 3353 главному разработчику на доработку.

9 декабря позиция ИнАУ была поддержана при рассмотрении документа на заседании Комитета ВРУ по вопросам свободы слова. Народные депутаты удивились, почему главным по законопроекту выступает комитет по вопросам науки и образования. Было принято решение рекомендовать ВРУ направить документ разработчикам на доработку и создать рабочую группу при участии комитета по вопросам информатизации и связи.
Еще в октябре ИнАУ выступила против законопроекта № 3081-1 «Про державну підтримку кінематографії в Україні», нормы которого дублирует законопроект Николая Княжицкого 3081-д. Кстати, этот законопроект также отклонила НКРСИ. 10 декабря Интернет Ассоциация обратилась к главе ВРУ, главам комитетов, депутатских фракций и групп, народным депутатам с открытым письмом по поводу “доработанного” законопроекта о кинематографии.

“Інтернет Асоціація України наголошує на принциповості зауважень до проекту Закону України № 3081-д «Про державну підтримку кінематографії в Україні» і просить відхилити цей законопроект в запропонованій редакції, а також виокремити з законопроекту всі положення щодо регулювання питань авторського права в самостійний нормативно-правовий акт. Одночасно повідомляємо про готовність ІнАУ доопрацювати пропозиції щодо внесення змін до Закону України «Про авторське право і суміжні права» в рамках співпраці з експертами та фахівцями відповідних ринків регулювання, задля розроблення якісно нового, комплексного документу щодо регулювання сфери авторського права та (або) суміжних прав в Україні, який би забезпечував баланс інтересів суб’єктів господарювання, громадян та держави”, – говорится в письме.

Комиссия УСПП по вопросам науки и IT призвала народных депутатов не поддерживать законопроект.
8 декабря законопроект Княжицкого не поддержали члены НКРСИ, а 9 декабря – члены Комитета ВРУ по вопросам информатизации и связи. По словам последних “Запропоновані проектом Закону зміни суперечать положенням Угоди про Асоціацію України з ЄС, якими не допускається покладання відповідальності на постачальників послуг (операторів, провайдерів телекомунікацій) за інформацію, що передається (включаючи автоматичне, проміжне і тимчасове її зберігання), не допускається покладання на постачальників посередницьких послуг в інформаційному суспільстві здійснення моніторингу інформації, яку вони передають або зберігають, а також пошуку фактів або обставин, які вказують на незаконну діяльність інших осіб”.

Не отрицая важности таких вопросов как развитие украинского кинематографа и борьба с пиратством, одна часть экспертов отмечает, что законодатели “впихивают” антиконституционный механизм. Другая же говорит о том, что внесение в законодательство изменений, которые бы чётко указывали на то, к кому именно могут предъявляться претензии в случае нарушения авторских прав, – неизбежность.

БГ Богдан Дучак, юрист практики IT и медиа права АО Юскутум:
- Доработанный законопроект 3081-Д фактически дублирует положения предлагаемого несколько месяцев назад предшественника по возрождению Феникса отечественного кино, за исключением некоторых положений. Как и раньше, ответственными за фиксацию нарушений прав интеллектуальной собственности на фильмы в сети остаются Интернет-провайдеры, хостинг-провайдеры, а также владельцы веб-сайтов. Реагировать на запросы или предоставлять информацию о нарушителях необходимо все так же на протяжении 24 часов с момента получения запроса. Правда, под шумок обысков из законопроекта убрали положение, которое прямо запрещало бы представителям правоохранительных органов изымать сервера во время “визита”. Благо, хоть в этот раз авторы отказались от идеи создания дополнительного госоргана для борьбы с нарушениями авторских прав в Интернете (по факту – от аналога Роскомнадзора).

К слову, в свежем альтернативном документе о защите смежных прав в Интернете на провайдеров и владельцев веб-сайтов возлагаются почти идентичные требования к обработке жалоб от правообладателей. Поэтому следует готовиться к тому, что положения указанных законопроектов будут приняты в той или иной форме, возможно, уже в следующем году.

Сергей Бойко, президент компании ВОЛЯ:
– Необходимость усиления защиты авторских прав в системе Интернет, особенно на произведения кинематографа, назрела давно. Поэтому внесение в законодательство изменений, которые бы чётко указывали на то, к кому именно могут предъявляться претензии в случае их нарушения, и каков механизм, позволяющий существенно сократить сроки реагирования на такие претензии, – процесс неизбежный и насущный.

Нормы, предложенные в законопроектах 3353 и 3081-д, вполне соотносятся с европейской практикой, основанной на балансе защиты интересов правообладателей и владельцев электронных информационных площадок. То же касается описания роли провайдеров телекоммуникационных услуг и услуг дата-центров.

Как можно сейчас оценить эти предложения? Наверное, как «необходимость». Конечно же, куда лучше, когда не нужно в законе прописывать очевидные вещи – нормы о запрете пиратства, процедуры реагирования на жалобы авторов с целью прекращения безосновательного (без соответствующего разрешения правообладателя) размещения в Интернете их контента, требования ко всем участникам рынка не допускать действий, нарушающих авторские или смежные права… Увы, с ростом количества пользователей Интернета увеличивается и число нелегальных игроков на этом рынке, создающих пиратские площадки и способствующих их незаконному наполнению. Иными словами, количество случаев нарушения прав авторов.

Поэтому в ЕС существуют (и уже не первый год) процедуры блокирования незаконного контента на сайтах или иных информационных площадках – либо в случае отсутствия у владельцев сайтов или иных информационных ресурсов документов, разрешающих размещать тот или иной контент от правообладателей, либо при публикации такого контента инкогнито. Обязанность блокировать спорный контент либо предъявлять права на его размещение ложится на владельцев сайтов или иных информационных ресурсов в Интернете. Провайдер же либо дата-центр обязан в подобных случаях в договорах с клиентами указывать, во-первых, на запрет использования сети Интернет или серверов дата-центра для размещения пиратского контента и, во-вторых, по запросу правообладателя предоставлять контактную информацию клиентов – владельцев сайтов или иных информационных ресурсов, размещённых в дата-центре.

Резюмирую сказанное: полагаю, что законопроекты не несут прямой угрозы тем владельцам информационных ресурсов, провайдерам или операторам дата-центров, которые уже сейчас работают легально и ответственно.

Виктория Сюмар, глава Комитета ВРУ по вопросам свободы слова и информационной политики:
– С одной стороны, законопроект Кабмина содержит драконовские нормы по блокировке сайтов, а с другой, в Украине нужно работать над урегулированием авторских прав, в том числе и в сети Интернет. Я подготовила правки к этому документу, в которых исключила нормы о блокировке, но оставила пункты о правах авторов. Проблему необходимо решать, но не так, как предлагается в этом законопроекте. Блокирование контента без судебного решения прямо противоречит свободе слова. Кабмин не может подавать такие законопроекты. Им было необходимо изначально прописать нормы, которые не противоречат, в том числе, и нашим обязательствам перед международными организациями, путем диалога с профильными организациями.

Александр Ольшанский, глава Комитета ИнАУ по электронной коммерции:
– Мировая практика свидетельствует о том, что для борьбы с пиратством в Интернете используется досудебная процедура. И существует большая разница между досудебной и внесудебной процедурой. Досудебная – это когда правообладатель имеет право обратиться до вынесения решения суда об обеспечении иска и требовать заблокировать контент, который нарушает его авторские права. Но потом у него очень ограниченное время, за которое он обязан обратиться в суд. И если суд его не поддержит, он автоматически несет ответственность за незаконное блокирование чужого контента. А в законопроекте 1883 предлагается внесудебная процедура, когда у правообладателя впоследствии нет ответственности ни за то, что он что-то заблокировал, ни за то, что не пошел в суд, ни за то, что суд его не поддержал.

Игорь Розкладай, юрист Института Медиа Права:
– Мы многократно выступали против законопроекта 1883, но не потому что он не нужен, а из-за того, как он выписан. У хостера должна быть минимальная ответственность за действия, связанные с нарушением авторского права. Одной из самых серьезных ошибок этого законопроекта является то, что предлагается блокировать информацию, нарушающую авторские права, что не вяжется с законом об авторском праве, в котором говорится о защите произведения.

Напомню, что было во время Майдана. Управление по связям с прессой Министерства внутренних дел блокировало все видео на ютубе, где “Беркут” избивал граждан под видом нарушения авторских прав. Законопроектом 1883 устанавливается презумпция вины. Кстати, те же ex.ua, если к ним обращаются с жалобой, удаляют контент и публикуют содержание жалобы. В то же время, руководствуясь законопроектом Кабмина можно будет с легкостью заблокировать тот же сайт “Украинской правды”, если я, к примеру, пожалуюсь на то, что они опубликовали мою фотографию. А блокировать будут именно сайты полностью, потому что нет технологической возможности заблокировать конкретную страницу, которая генерируется скриптом.

В Кабмине уверены, что в их законопроекте все отлично прописано.

Минич, директор департамента инноваций интеллектуальной собственности МЭРТ:
– На самом деле в законопроекте 1883 предусмотрена судебная ответственность. По решению суда будет обязательно принято решение, кто несет ответственность, если блокировка контента была неправомерной. Если автор, к примеру, неправильно заполнил заявку, то никто не обязан ничего блокировать. Решение о блокировке сайта принимает хостер, но при этом идет параллельное обращение в суд. В Европе работает досудебная блокировка как контента, так и конечного сайта, и это нормальная практика. И наш законопроект поддержали американцы.

Что же касается законопроекта 3081-д Николая Княжицкого, то он фигурировал в повестке дня Рады 10 декабря вместе з законопроектами 3081 и 3081-1, но “пал жертвой” длительных парламентских совещаний, перерывов и сигнальных голосований. У депутатов просто не дошли до него руки.

Остается только надеяться, что либо профильные комитеты Рады успеют исключить из законопроектов пункты, априори делающие всех пользователей Интернета пиратами, либо депутаты не станут голосовать за инициативы, не получившие одобрения профильного сообщества.

 

Internet.ua