вимкнути дудлвключити дудл

Тендер УДЦР під загрозою корупційного скандалу.Internet.Ua. Артем Афян

Опубліковано мовою оригіналу

15.09.Украинский государственный центр радиочастот объявил тендер на разработку Автоматизированной информационной системы «Централизованная база данных перенесенных номеров» для запуска в Украине услуги MNP.

«Мы приложим все усилия, чтобы конкурс на внедрение услуги переноса номера в Украине прошел максимально открыто и прозрачно», – было отмечено в пресс-релизе УГЦР.  

InternetUA решил проверить “прозрачность” условий тендера. Дело в том, что по классике жанра, основной коррупционный риск закладывается уже на этапе подготовки квалификационных критериев. “Зачастую они прописываются под определенную компанию и в большинстве случаев исключают возможность участия в тендере реальных конкурентов. Сделать это не составляет труда.

Например, включить пункты о том, что опыт работы на рынке поставщика услуг должен составлять не менее определенного количества лет, в компании должно работать энное количество сотрудников соответствующей квалификации и т.п.  Как правило, по оглашенным критериям сразу можно определить, под кого “прописан” тендер”, – ранее рассказывали нам руководители компаний, участвующих в гостендерах.

Открываем документацию конкурсных торгов. Видим следующие пункты в квалификационных критериях:

Мы попытались выяснить, многие ли компании “вписываются” в эти критерии. Ведь в статье 22 Закона «Об осуществлении государственных закупок» сказано, что документация конкурсных торгов не должна содержать требований, ограничивающих конкуренцию и приводить к дискриминации участников.

Неофициально несколько специалистов из разных компаний рассказали нам, что тендер объявлен на разработку достаточно несложной системы с небольшим набором функций: внесение изменений и синхронизация с операторскими базами данных. Сделать такую базу не составляет труда. Компаний, которые могут осилить этот проект, в Украине немало. Это в теории. А что же на практике?

Как выяснилось далее, большинство из них не соответствуют квалификационным критериям тендера. 

Ранее в СМИ основным претендентом на участие в конкурсе называлась компания «Украинские национальные информационные системы» (УНИС).
Отвечая на запрос издания, гендиректор этого предприятия Светлана Зварыч сообщила, что УНИС планировал участвовать в тендере. Но не будет, так как не соответствует конкурсным условиям. Компаний, которые бы в них “вписывались”, не знает. По ее мнению, критерии нарушают упомянутую норму закона “О госзакупках”.  

По словам президента компании Miratech Николая Роенко и управляющего директора Luxoft Украина Виталия Нужного, они также не соответствуют условиям тендера. 

Кто же сможет участвовать в конкурсе УГЦР? Этот вопрос мы задавали многим экспертам, участникам рынка, мобильным операторам. Ответ большинства из них: “Нам тоже интересно, кто”.
Неофициально нам назвали только одну компанию  – Ericsson Украина, которая теоретически, по мнению спикеров, может “вписаться” в тендерные условия.  Эта компания сотрудничает со всеми основными операторами мобильной связи: “Киевстар”, “Астелит” и MТС. В пресс-службе Ericsson Украина вначале пообещали оперативно ответить на запрос издания, включающий только два вопроса: планируют ли они участвовать в тендере и соответствуют ли, по мнению их юристов, критерии конкурса упомянутой норме закона “О госзакупках”. Но ответы  до сих пор не получены. 
Глава Комитета Верховной Рады Украины по вопросам информатизации и связи Александр Данченко рассказал нам, что к нему уже обращались участники рынка с жалобами на дискриминационные условия конкурса. Кто именно, не уточнил.

Народный депутат обещал детально изучить вопрос и огласить свою официальную позицию еще на прошлой неделе. Однако почему-то до сих пор затягивает с “вердиктом”. 
В пресс-службе НКРСИ обтекаемо прокомментировали условия тендера подконтрольного им предприятия: “Мы уже неоднократно говорили о том, что в тендере должны участвовать всем известные компании, имеющие соответствующие квалификацию и опыт внедрения услуги в других странах. Их оборудование и решения должны быть совместимы с оборудованием и софтами операторов – им ведь нужно будет вести локальные базы данных”.

Представители УГЦР, конечно же, уверяют, что критерии их конкурса не нарушают украинское законодательство: 
- Стосовно критеріїв тендерної документації та можливої дискримінації  учасників конкурсу: Критерії тендерної документації щодо проведення закупівлі послуги з впровадження в Україні послуги перенесення номеру мобільного телефону сформовано відповідно до Закону України «Про здійснення державних закупівель».

Так, статтею 16 Закону чітко передбачено, що замовник вимагає від учасників подання ними документально підтвердженої інформації про їх відповідність кваліфікаційним критеріям, зокрема замовник може встановлювати такі кваліфікаційні критерії: наявність працівників відповідної кваліфікації, які мають необхідні знання та досвід; наявність документально підтвердженого досвіду виконання аналогічних договорів.

При цьому було конкретизовано вимоги до учасників конкурсу, враховуючи, що закупка послуги з проектування, розробки та впровадження Автоматизованої інформаційної системи «Централізована база даних перенесених номерів» доволі специфічна. Зокрема, переможець конкурсу повинен у встановлені строки закупити й поставити обладнання, адаптувати програмне забезпечення під вимоги законодавчих та нормативних актів з перенесення абонентського номеру, здійснити монтаж обладнання, його наладку та інші заходи для впровадження цієї системи «під ключ». Ці вимоги жодним чином не порушують норми Закону України «Про здійснення державних закупівель», а тому жодних підстав для дискримінації учасників конкурсу не існує.
Стосовно компаній, які потенційно можуть брати участь у конкурсі на закупку послуги: усі компанії, які відповідають зазначеним у тендерній документації критеріям, можуть взяти участь у конкурсі. Це можуть бути українські та іноземні компанії. Допускається і об’єднання декількох компаній для участі тендері.

Стосовно компаній, які подали заявки на участь у тендері: станом на 18 вересня 2015 року заявок не надходило.

Стосовно вартості проекту: за результатами аналізу міжнародного досвіду, проведеного інститутом «Діпрозв’язок», що відображено в ТЕО, вартість повного впровадження послуги може досягати 6 мільйонів доларів США. Залежно від того, які рішення і по якій ціні запропонують учасники, ця сума може бути еквівалентною 3-4 мільйонам доларів США.

В пресс-службе компании “Астелит” (будущего “потребителя” базы) солидарны с юристами УГЦР: 

- Действительно, в части третьей ст. 22 ЗУ «Об осуществлении государственных закупок» написано, что тендерная документация не может содержать поводов для дискриминации. Однако согласно части второй этой же статьи в тендерной документации должны быть квалификационные критерии к участникам. Статья 16 Закона прямо указывает, что такими критериями могут быть, в частности, 1) наличие сотрудников соответствующей квалификации, которые имеют необходимые знания и опыт, а также – 2) документально подтвержденный опыт выполнения подобных договоров. Таким образом, наличие указанных квалификационных критериев не является дискриминацией, особенно в таком сложном и дорогостоящем проекте как услуга перенесения номеров.

Юристы напоминают, что ранее критерии нередко использовались для “устранения” не своих участников тендера. Артем Афян, адвокат, управляющий партнер АО «Юскутум»:

- Критерий наличия у компании опыта или персонала с опытом при проведении тендерных закупок является одним из самых спорных. С одной стороны, это, очевидно, по своей сути приемлемое требование, призванное отсеять компании, которые не являются участниками рынка. Мы сами, выбирая для себя контрагентов, нередко ориентируемся, в первую очередь, на их опыт, который должен позволять нам предположить, что они смогут успешно справиться с поставленной задачей.

С другой стороны, на узких рынках это может приводить к установлению фактической гильдии – тебе не дают заказов, потому что у тебя нет опыта, у тебя нет опыта, потому что тебе не дают заказов. При этом в  Украине нет практики признания требований об опыте дискриминационными для участников закупок. Другой вопрос – это обоснованность такого критерия и способ его подтверждения. Этот критерий нередко использовался для отсекания ряда участников и предоставления преимуществ определённой компании. Для того чтобы ответить на этот вопрос, требуется проанализировать, действительно ли этот проект будет требовать такого количества сотрудников с заявленным опытом, или мы имеем дело с завышенными требованиями.

За разъяснениями мы обратились в Департамент регулирования госзакупок МЭРТ, у которого пока еще не “забрали” функцию мониторинга закупок для предотвращения нарушений в этой сфере.  

Пресс-служба Министерства экономического развития и торговли Украины:

- Існує передбачена у законодавстві процедура оскарження тендерної документації. У випадку необхідності, надати відповідну скаргу потрібно в Антимонопольний комітет України та до Державної фінансова інспекції України. Мінекономрозвитку не є контролюючим органом.

Також зауважте, що усунути порушення, якщо вони існують, може лише тільки сам замовник. Він це може зробити з власної доброї волі або за рішенням відповідних структур: Антимонопольного комітету України, судових інстанцій.

Оцінку, чи є вимоги закупника дискримінаційними (по суті обмежена конкуренція), також може зробити Антимонопольний комітет України, який займеться цим питанням. Відповідний висновок буде підготовлено, якщо хтось із потенційних постачальників звернеться з відповідною скаргою.

Мы спрашивали у некоторых потенциальных участников, планируют ли они жаловаться в АМКУ. В ответ услышали очень жесткие мнения об “эффективности” и нюансах этой процедуры. 
По иронии, в день объявления тендера УГЦР в Верховной Раде был принят законопроект 2087а “О внесении изменений в некоторые законы Украины в сфере государственных закупок по приведению их в соответствие с международными стандартами и принятие мер по преодолению коррупции”. Вступление в силу этого закона, по заверениям его разработчиков, должно снизить коррупционные риски при проведении гостендеров. 

Однако в этот распиаренный документ не включены изменения, касающиеся разработки заказчиком универсальных критериев. “А без них главный коррупционный риск не будет исключен – никакие электронные торги не помогут существенно снизить уровень коррупции, – ранее рассказывали нам руководители компаний, знающие “механизмы” гостендеров изнутри. – Если не будет громких посадок, усиления ответственности – чиновники, «управленцы» новой волны продолжат дело предшественников». 

В теории, цель гостендера – найти квалифицированного подрядчика, который выполнит заказ за минимальную цену. На практике, если в тендере УГЦР смогут участвовать лишь несколько (в лучшем случае) компаний, вряд ли стоит рассчитывать на существенное снижение заявленной в тендерной документации стоимости разработки (72 млн грн). К слову, отвечая на наш запрос, Светлана Зварыч сказала, что, по их расчетам, УНИС мог бы выполнить заказ за 52-54 млн. грн: “Це – щоб добре заробити”. 

Видимо, для госпредприятия разница в 20 млн грн – мелочь, которую можно заплатить за опыт разработки аналогичной базы данных. И, наверняка, это отличная новость для разработчиков: их опыт-таки уже оценивается миллионами гривен.  

За матеріалами Internet.ua