выключить дудлвключить дудл

Интернет выйдет? А запреты скинете? Валерия Дяченко

_MG_39391. Юридическая оценка запрета программного обеспечения, применяемого в бизнесе, и отдельных Интернет-сайтов; 

Сегодня, в день рассмотрения ВРУ профильных для ИТ и телеком отрасли законов об электронных коммуникациях, об обеспечении кибербезопасности, о доверительных услугах и усилении ответственности за повреждение телеком сетей, внимание общественности приковано к новости о запрете «Яндекс», «1С», ABBYY  и «Софтлайн Груп «Україна», «Вконтакте», «Одноклассники» и пр.

Такая порочная практика применяется не только в Украине. Зачастую, агрессивные действия государства в отношении Интернет ресурсов заставляют их уходить в более лояльные юрисдикции и вещать оттуда.

Опыт северных соседей с жесткой блокировкой внутри государства, показал абсолютную ее неэффективность, и уже давно научил пользователей Интернета активно использовать VPN, Tor и другие анонимайзеры.

В этом случае, данное явление крайне негативно для самого государства с точки зрения вывода финансовых потоков, и, в то же время, присутствия в домашних сетях иностранного трафика, который сложно проконтролировать.

Так работает Интернет. Полная блокировка возможна только при физическом доступе к серверному оборудованию, во всех других случаях доступ может быть только частично ограничен, а при большом желании пути решения всегда можно найти.

Если вопрос доступа абонентов к неугодным социальным сетям в целом остро не стоит, то вопрос ограничения бухгалтерских программ на данный момент открыт.

Сейчас все аналоги «1С» являются его блеклой тенью. «M.E.Doc» – это программа, позволяющая сдавать отчетность, но полностью заменить программу учета она не может. Так что по факту, отечественного аналога попросту нет.

Нельзя просто так взять и запретить использование частными предприятиями официально купленных лицензий, так как это их законно приобретенная собственность. Эти программы стационарно установлены на компьютерах. Но об обновлениях теперь можно забыть.

Кроме прочего, даже в госсекторе замена учетного софта: внедрить, обеспечить работоспособность, приобрести официальные лицензии – это колоссальные затраты для государства.

2. Экспресс-анализ характера санкционных запретов: что стоит за «ограничение торговых операций», «остановка выполнения финансовых обязательств»… Что это означает для поставщика, а что для укр. контрагентов?

Это очень загадочные нормы даже для юристов. Скорее всего, будут дополнительные подзаконные акты, разъясняющие эти термины. Но пока навскидку, их нет.

Было решение Комиссии по ценным бумагам, но оно утратило силу. http://zakon3.rada.gov.ua/laws/show/ru/z1325-15.

Однозначно это вызовет достаточно сложную ситуацию с выполнением финансовых обязательств. Украина со своей стороны сможет отказаться от выплат, но и контрагенты как бы тоже.

3. Вопрос выполнения запрета: какие санкции могут быть применены к Интернет-провайдерам в случае несоблюдения санкционных предписаний.

Эта норма вызывает много вопросов.

В Законе о телекоммуникациях подобных обязательств и, соответственно, санкций за невыполнение блокировки по решению указа Президента нет. По закону о телекоммуникациях провайдеры вообще не несут ответственности за содержимое своих сетей, то есть за трафик.

Основания лишения лицензий, вынесения штрафов и т.п. строго регламентированы в законе. Так что, ввиду отсутствия прямых норм, ни лицензии их лишить, ни других полномочий за невыполнение этого указа не могут.

С другой стороны, Закон о Санкциях применяется как специальный (о чем говорится в его переходных положениях). Но там тоже не установлено никакой ответственности.

А в соответствии со ст. 10 закона об РНБО, решения указанного органа вообще не являются обязательными для исполнения частными лицами.

С уверенностью можно сказать, что этот пробел с лихвой компенсируют правоохранительные органы. В наших реалиях отказ от выполнения Указа может обернуться для юр.лиц открытием уголовных производств за финансирование терроризма, бесконечными обысками и выносом оборудования.

jurliga.ligazakon.ua