вимкнути дудлвключити дудл

Законом передбачена обов’язкова присутність представників органів адвокатського самоврядування при обшуку у адвоката. Юридична практика. Ксенія Проконова

Громкие обыски сталЛамахи привычным явлением как для широкой общественности, так и для адвокатов. А вот обыски у адвокатов, хоть, увы, и не редкость, но все же профессиональное сообщество на них реагирует острее.

Так, в среду Тарас Ламах, Глава Комитета защиты профессиональных прав адвокатов Совета адвокатов Украины, в социальной сети сообщил о готовящемся обыске у адвоката Оксаны Соколовской. Адвокатское сообщество оперативно отреагировало и оказало должную поддержку адвокату Оксане Соколовской, по месту жительства которой прокуратурой Киевской области был инициирован и проведен обыск.

«Юридическая практика» обратилась за комментарием к Тарасу Ламаху, который присутствовал на обыске в качестве адвоката Оксаны Соколовской:

«Когда речь идет об обыске у адвоката, законом предусмотрено обязательное присутствие представителей органов адвокатского самоуправления, обычно этого достаточно, но в отдельных случаях, когда мы видим, что смысла в обыске нет, когда он используется как метод давления на адвоката, важно присутствие адвокатского сообщества. Это уже наше законное право на поддержку коллеги и своеобразный метод психологического давления на нерадивых «правоохранителей».

Мое присутствие на обыске было в статусе адвоката Оксаны, от Комитета присутствовали Валентин Рыбин, Игорь Колесников. От Совета адвокатов региона были Владимир Клочков и Анна Бритская. Были и другие адвокаты, некоторые коллеги не имевшие процессуальных полномочий приехали просто поддержать, таких было много.

Адвокатское сообщество начинает понимать важность консолидации, совместной борьбы за свои профессиональные права и гарантии. В случае с обыском у Оксаны лично мне звонило более 30 коллег готовых приехать, но в этом уже не было необходимости. Потому могу утверждать, что мы сейчас готовы к любым вызовам и адвокатура Украины, и адвокаты готовы защищать своих коллег от правового беспредела. Это важно не только для самих адвокатов, но и для наших клиентов, для всего общества. Ведь цель таких обысков, цель безосновательного привлечения адвоката к уголовной ответственности, в большинстве случаев, это возможность незаконно завладеть информацией, которая содержит адвокатскую тайну, удалить «неудобного» адвоката из процесса.

Благодаря присутствию коллег-адвокатов удается не допустить таких нарушений в ходе обыска. В большинстве случаев, когда присутствовали представители Комитета защиты профессиональных прав адвоката, не было нарушений, обыски проходили четко в соответствии с требованиями закона.

Именно в этом случае были нарушения документальные – у прокурора и специалистов не было достаточно полномочий для проведения обыска, но процедурных нарушений при проведении самого обыска не было (т.е. во время самого следственного действия, при изъятии материалов и т.п.). Но руководствуясь тактическим соображениями, о которых пока не могу вам рассказать, мы решили дать возможность провести обыск, хотя имели законное право не допустить проведения незаконного следственного действия.

Согласно Уголовному процессуальному кодексу, при проведении обыска у адвоката обязательно должны присутствовать представители Совета адвокатов региона. Пока не было этой нормы, адвокаты постоянно сталкивали с нарушениями, во время обысков изымались вещи, которые не имели вообще никакого отношения к причине обыска, изымались документы, которые содержат адвокатскую тайну. Сейчас это сделать намного сложнее».

Адвокат Ксения Проконова, старший юрист практики безопасности бизнеса Juscutum, защищала интересы клиентов во время не одного обыска, а последний нашумевший – утренний (в 4 утра) обыск в клубе Closer. Мы попросили ее рассказать, на что стоит обратить внимание в случае обыска у адвоката и нужна ли поддержка коллег:

«В данном случае обыск не начинался такое количество времени только потому, что адвокаты задавили количеством. Если смотреть на ч. 3 ст.115 Уголовного процессуального кодекса, то очевидно, что полномочия следователя заканчиваются в 24 часа последнего дня срока. В поручении указано провести обыск «до 16.12.2015». Адвокаты напирали на отсутствие слова «включительно». Требование по наличию такого слова в УПК отсутствует.

В любом случае выиграла и права та сторона, которая дольше препятствовала обыску, но, повторюсь, это стало возможным только из-за большого количества адвокатов на квадратный метр. Что касается самого текста поручения: оно составлено крайне странно. Прокурор обращается к начальнику следователя, чтобы тот, в свою очередь, обязал ее провести обыск. Статья 36 УПК говорит о его праве поручать проведение следственного действия следователю непосредственно, оперативным подразделениям (не указывается состав пофамильно). То есть, в обоих случаях документов, позволяющих проводить обыск должно быть несколько, чтобы в полной мере подтверждать полномочия других лиц, поскольку самому прокурору лень обыскивать.

Что же касается поддержки коллег, то, безусловно, она очень помогла».

Юридическая практика