вимкнути дудлвключити дудл

Все, що ви соромилися запитати про фінансування тероризму. Юрліга. Євгенія Колько

Колько

Опубліковано мовою оригіналу

Автор: Евгения Колько, юрист практики безопасности бизнеса Juscutum

После событий на восточной Украине – провозглашения в Донецкой и Луганской областях народных республик – началась Антитеррористическая операция. Образования, именуемые ЛНР и ДНР, украинские СМИ и политические силы сразу же принялись называть террористическими организациями.

Согласно Закону Украины «О борьбе с терроризмом» терроризм – это общественно-опасная деятельность, которая заключается в сознательном, целенаправленном применении насилия путем захвата заложников, поджогов, убийств, пыток, запугивания населения и органов власти или совершения других посягательств на жизнь или здоровье ни в чем не повинных людей или угрозы совершения преступных действий с целью достижения преступных целей.

Конечно, у читателя это определение сразу же вызывает в воображении страшные картинки: заложники, которых прячут в подвалах, массовые убийства мирных жителей, разрушенные города. Ни у кого не вызывает сомнений, что на востоке нашего государства орудует организованная группа террористов.

После начала трагических событий в среде «правонарушительных» органов появился новый тренд – обвинение бизнеса, как украинского, так и заграничного, в финансировании терроризма. Привлечь к ответственности можно каждого. И речь не о вынесении судом обвинительного приговора после оценки им всех доказательств. Само наличие уголовного производства дает право органам проводить в ваших компаниях обыски, изымать имущество, накладывать аресты на счета и другими способами блокировать работу предприятия.

Схема очень простая. Если ваш бизнес приглянулся, то рядовой сотрудник, обычно службы безопасности Украины, пишет рапорт о выявлении признаков финансирования терроризма. Дальше рапорт регистрируют в Едином реестре досудебных расследований как источник, который свидетельствует о преступлении, и дело в шляпе. За этим следуют обращения в суд с ходатайствами о проведении следственных действий, которые суды с радостью удовлетворяют, особо не вникая в суть. Ну, а какой же судья откажет себе в удовольствии принять участие в борьбе с терроризмом, внести свой вклад в светлое и мирное будущее страны?

Вы уверены, что ваш бизнес не финансирует терроризм? Тогда правоохранители уже идут к вам!

Новостная лента пестрит статьями о том, что служба безопасности то тут, то там раскрыла схему финансирования терроризма. Например, финансированием считают уплату налога в казну ДНР. Как доказывают? На электронной почте бухгалтера находят письмо с уведомлением о смене реквизитов Донецкой налоговой, в котором вежливо просят заплатить налоги. А еще могут сообщить, что ваши контрагенты по недоказанным схемам перечисляют денежные средства на Восток. И никто не будет разбирать, что никаких схем и не было на самом деле.

Основанием для открытия уголовного производства может также послужить наличие брошенного бизнеса на оккупированных территориях, например, терминала пополнения мобильного счета или рекламной вывески. По такой схеме уже пострадала всем известная компания 24NonStop, у которой было изъято серверное оборудование и заблокированы все счета. Сеть стройгипермаркетов Praktiker была обвинена в финансировании терроризма, потому что на оккупированной территории осталась вывеска магазина, которую местные предприниматели используют как собственную.

Однако являются ли на самом деле самопровозглашённые организации террористическими?

Согласно Закону Украины «О борьбе с терроризмом» террористическая организация признается таковой решением суда. Однако нет ни одной нормы, которой бы определялся орган государственной власти, уполномоченный обращаться в суд с заявлением о признании организации террористической, ни конкретного суда, к подсудности которого относилась бы такая категория дел. То есть, в законодательстве присутствует жирный пробел.

Зимой 2015 года Верховный Совет Украины делал попытки узаконить процедуру признания какой-либо организации террористической, однако закон не был поддержан.

А раз процедуры признания любой организации террористической на территории Украины нет, тоde jure самопровозглашенные республики ДНР и ЛНР нельзя отнести к террористическим. Так о каком финансировании терроризма речь? Как можно финансировать то, чего нет?

К примеру, в соседней Российской Федерации дела о признании организации террористической рассматривает Верховный суд, а Национальный антитеррористический комитет ведет реестр официально признанных террористических организаций. Такая практика существует и в других странах (например, США, Великобритания, Канада). Ведет свой список террористических организаций Организация Объединённых Наций.

В Украине такого списка нет. Государственная служба финансового мониторинга рекомендует проверять контрагентов на наличие их в списках лиц, к которым применены международные санкции. ДНР и ЛНР тоже могли бы попасть в эти списки, если бы были признаны террористическими официально.

Однако ни в одном из этих списков ДНР и ЛНР не числятся.

Практика привлечения лиц, которые содействуют терроризму на Востоке путем финансирования минимальна. Согласно данным Реестра судебных решений в Украине таких решений всего пять и ни одного против бизнеса.

Таким образом, обвинение бизнеса в финансировании терроризма – фейк, который недоброжелательные органы обращают во вред и без того изнеможённой экономике страны, блокируя деятельность компаний. Учитывая нынешний расклад дел, гарантий от вторжения сотрудников в форме в дела компании нет, чему всячески способствует государство.

Юрлига