вимкнути дудлвключити дудл

Заподіяти бред, завдати poison. Суд скасував закриття клубу Closer. Ліга.net. Ксенія Проконова

Closer-КП

Опубліковано мовою оригіналу

Апелляционный суд отменил решение о закрытии столичного клуба Closer

Спасибо всем, кто переживал и волновался за судьбу Closer. Я знаю, что вы очень хотели прийти на судебное заседание, чтобы нас поддержать. Но Фемида в лице судей Апелляционного суда Киева распорядилась иначе: наша апелляция удовлетворена,решение о закрытии клуба, которым так гордился глава департамента МВД  по борьбе с наркопреступностью Илья Кива, отменено. (Подробнее см. Что такое хорошо и что такое Кива: анализ адвоката)

В переводе на человеческий язык это означает следующее:

Клуб продолжает работать. Апелляционный суд признал незаконным закрытие Closer.

А теперь о том, почему это произошло.

В уголовном производстве, в рамках которого клуб неоднократно называют “притоном”, не предъявлено подозрение. Не только Closer, но и вообще кому угодно.

Уголовным процессуальным кодексом Украины до сих пор не было предусмотрено вынесение предупреждения во время досудебного расследования подозреваемому или процессуальное решение в виде “подання”. Однако именно с таким документом орган досудебного расследования обратился в суд вместо того, чтобы просто работать по основному делу, в рамках которого систематически проводят обыски у Closer. Решение вынесено не в порядке УПК.

Если внимательно читать ч. 1 ст. 317 Уголовного кодекса, по которой проводились обыски, то мы увидим, что ответственность наступает за организацию или содержание мест незаконного употребления, производства или изготовления наркотических веществ, психотропных веществ или их аналогов, а также предоставление помещения с этой целью. Это если закон читать. Если посмотреть на материалы досудебного расследования, то мы увидим, что кроме обысков в деле ничего не сделано. Не доказана причинно-следственная связь между посетителями, которых задержали с чем-то, и клубом. А как бы ни хотелось Департаменту по ”наркопрИступности”, такая связь должна быть доказана, иначе это простое препятствование законной хозяйственной деятельности. В материалах, которые они предоставили суду Подольского района, нет никаких доказательств.

Отдельно в своем обращении к суду они говорят о том, что Closer не предпринял никаких мер борьбы, которые они ему любезно не единожды советовали. Советы в сфере борьбы с наркотиками однотипные: заплати сюда, сдай вот этого. Это романтика для фильмов, но не основа для нормальной работы.

Судья Подольского района при вынесении решения посмотрела только на материалы этого “подання”, не дав себе труда поинтересоваться всем уголовным производством. В результате выводы суда содержат существенные противоречия и не отвечают материалам дела. Для того, чтобы это понять, достаточно было просто прочитать решение и сравнить его с материалами. Но Кива, очевидно, читал только резолютивную часть, как и большинство обывателей в его фейсбуке.

Удовлетворяя “подання”, судья увлеклась и проигнорировала потребности досудебного расследования, поскольку обвинительного акта нет, он не направлен в суд, никто не торопится достичь стадии кульминации расследования. Однако при этом нарушается право на предпринимательскую деятельность, которая не запрещена законом (ст. 42Конституции).

Судья сослалась при вынесении решения о закрытии клуба на ст. 131 УПК Украины. Очевидно, просто по привычке, поскольку эта статья содержит исчерпывающий перечень мер обеспечения уголовного производства. Одной из таких мер может быть временное ограничение реализации специального права (права на предпринимательскую деятельность). Но вот порядок обращения и доказывания в этом случае совсем другой и не по закону о борьбе с наркотиками. В “поданні” же смешались кони, люди, что привело судью Супрун к вынесению решения с существенными нарушениями закона. В чем-то это даже логично, поскольку решение прецедентное, а значит, тут есть место для творчества и нет шаблонов. Но стоило внимательнее изучить вопрос перед тем как ограничивать кого-либо в правах.

Отгуляв новогодние праздники, подчиненные Кивы 15 января обратились в суд с этим “поданням”. Срок его рассмотрения, по мнению судьи, 1 месяц. В течение месяца не нашлось возможностей, а главное, желания оповестить другую сторону о том, что подобный вопрос рассматривается. Заметьте, это не обыск, который по своей природе требует внезапности. Это спор о том, нужно ли прекращать законную хозяйственную деятельность предприятия. Я понимаю, что вызов стороны, отличной от правоохранительного органа, всегда стресс. Начинается хождение адвоката, вопросы, на которые нет ответа, фиксация и прочий процессуальный бред и неудобства. По-человечески понимаю, как юрист – нет. Более того, судья не воспользовалась правом по собственной инициативе захотеть от нас пояснений и доказательств согласно ст. 134 УПК. Кстати, в решении ни одной ссылки на то, что вопрос необходимости нашего отсутствия вообще обсуждался. Наши контакты у них были, хотя бы потому что на последнем обыске я свои замечания писала на договорах о правовой помощи. В нарушение требований о состязательности процесса и гарантий справедливого суда, закрепленных в ст.6 Конвенции о защите прав и свобод, судья решила послушать только одну сторону. Это означает, что рассмотрения по сути не было. Был фарс по заказам телезрителей в форме.

Судьей проигнорировано наше право на обжалование. Согласно ч.7 ст. 376 УПК, копия судебного решения не позднее следующего дня после его вынесения направляется участнику, который не присутствовал в суде. Однако о решении мы узнали из фейсбука Кивы. Нам копия из суда так и не пришла. Более того, нас пытались ограничить в доступе к материалам.

Часто возникает вопрос: почему приходят именно к вам? Ответ банален: стабильное количество посетителей и прибыль. Приходят туда, где есть что ломать. Как показывает практика, для этого уже даже знание УПК не нужно.

Автор – Ксения Проконова, адвокат,
старший юрист практики безопасности бизнеса Juscutum

Ліга.net