вимкнути дудлвключити дудл

Ксенія Проконова: Тиск на бізнес. Петро та Мазепа

Примечание редакмазепации. Публикуем расшифровку интервью адвоката, старшего юриста практики безопасности бизнеса Juscutum Ксении Проконовой, которое она дала мультимедийному проекту IDEALIST. Ксения говорит о перспективах бизнеса, необходимости видеонаблюдения и вообще комплексной безопасности, а также об эффективности удалённого бизнеса.

Что ждёт бизнес в новом году? К сожалению, мы возвращаемся в 1990-е. Бизнесу не стоит ждать абсолютно никакого позитива. Пора перестать надеяться на какие-то позитивные изменения и реформы. То, к чему сейчас нужно готовиться, — это массовые обыски, допросы и разрушение бизнеса. К сожалению, правоохранительные органы на сегодняшний момент делают всё, чтобы отнимать и делить. Позитивных реформ практически нет. Да, создали новую полицию, но она практически не касается бизнеса, поэтому её мы обсуждать не будем.

На сегодняшний момент нет единой структуры правоохранительных органов, нет «волшебной» структуры, в которую можно было бы зайти и решить все свои проблемы, и нет какой-то панацеи в виде юридической защиты. Потому, что какая бы ни была идеальная правовая позиция, она сталкивается с нашими судами. А они очень редко принимают решения, основанные на нормах законодательства; зачастую это либо конъюнктурные, либо политические решения, либо вообще чистый бизнес-проект. Поэтому сейчас я дала бы общий совет бизнесменам: нужно выстраивать свою безопасность в компании таким образом, чтобы, когда к вам завтра придут с обыском, послезавтра вы могли вздохнуть, но работу не останавливать. Работа бизнеса должна строиться таким образом, чтобы вы как можно меньше зависели от той техники, ресурсов, любых материальных носителей, которые у вас можно изъять; чтобы всё можно было восстановить, всё было на удалённых серверах и можно было, не приостанавливая работу, вести диалоги по возврату этого имущества. Очень часто забирают технику. Она до сих пор была больным местом предпринимателя. Я считаю, что выстраивать бизнес нужно таким образом, дабы стоимость этой техники не была критичной, чтобы бизнес мог продолжаться, начиная со следующего дня при покупке такой же новой, потому что зачастую возврат техники — это длительный процесс. Суды это делают месяцами. Это означает, что, даже получив решение суда, вы не сможете быстро его выполнить. Всё это время бизнес не должен останавливаться, потому что этого хотят правоохранители.

Стоит обратить своё внимание на комплексную безопасность, на своих сотрудников, информацию, клиента. Из ярких примеров того, как пытаются остановить работу предприятия, могу привести обыск, который произошёл 23-го числа в хостинговой компании Advancedhosters. Это было уже практически год назад. На сегодняшний момент бизнес существует. Была изъята вся компьютерная техника, прошёл год, мы получили решение суда, технику вернули. То есть год прошёл успешно, но всё это время бизнес существовал. Почему? Потому что он, в принципе, построен так, что и команда, и серверы — всё находилось за границей.

Безопасность — это комплексная вещь. Что же касается безопасности в компании, то мало говорить о том, что мы наняли службу безопасности из бывших правоохранителей, взяли одного юриста, который должен ходить и по договорам судиться с банками и защищать предприятие при обыске. Здесь нужно говорить о комплексе. А именно — в службу безопасности неэффективно брать бывших правоохранителей. Почему? Потому что это ребята, которые не берут на себя ответственности. Они говорят: «Нам позвонят, если к вам вдруг придут. Будем сидеть и ждать». Это такой плохой психотерапевт для руководителя, который просто говорит: «Всё будет хорошо. Успокойся. Ничего не делай». Служба безопасности на сегодняшний момент — почти всегда неэффективная структура. Дальше. Юристы должны быть разные. Есть внутренний юрист предприятия, и должны быть адвокаты, которые привыкли работать в стрессовых, экстремальных ситуациях. Обыск — это не суд. Его невозможно сравнить с судом. К обыску нужно готовиться и при обыске нужно уметь работать. Это должны делать те люди, которые привыкли работать в таких обстоятельствах. Должны быть адвокаты по уголовным делам, которые специализируются на обысках.

Финансовая часть компании зачастую стоит обособленно, с ней общается только руководитель, но никак не взаимодействует ни служба безопасности, ни юристы, ни пиар-служба. Это распространённая ошибка, потому что финансовая часть — это кровеносная система компании. Проблемы, которые возникают у финансового отдела (в частности, запросы от правоохранительных органов) должны быть известны всем; потому что очень часто главный бухгалтер считает, что может подменить собой юриста. Отсюда ошибки: неправильная коммуникация с правоохранительными органами влечёт обыск. Это аксиома.

Нужно подумать о физической безопасности. Какие меры вы не предприняли бы, если не можете защитить свои двери  — к вам рано или поздно придут. Хороший, успешный бизнес не застрахован от того, что к нему не придут просто потому, что к нему легко попасть. Большая часть обысков совершаются в пятницу во второй половине дня. Почему? В это время бдительность снижена и, будете смеяться, но приходят через открытые двери.

Видеонаблюдение должно писаться таким образом, чтобы это была удалённая информация, которую нельзя изъять. Например, во время обыска в ювелирном салоне «Граф» было прекрасное видео со звуком. Там есть прекрасный момент, когда перед тем, как ребята с автоматами зайдут в кабинет, следователь им говорит: «Ребята, эта комната ваша на 15 минут. Делайте, что хотите». Вот так у нас проходят обыски. Это, как правило, грабежи и «отжим», а не поиск доказательной базы. Это нужно понимать.

Информационная безопасность: нужно защитить всё то, что вам дорого. Это касается и внутренней, и внешней информации, переписки между сотрудниками, общения с руководством, обсуждения важных вопросов, а также конфиденциальности и коммерческих тайн. К безопасности предприятия стоит подключать пиар. Пиарщик всегда должен быть в курсе того, что происходит на предприятии. На сегодняшний момент наилучшей в стране я бы назвала пиар-службу ДТЭК. Почему? Она наиболее адекватна, успешна, хорошо понимает своё место, прекрасно осознаёт, как её воспринимает общество, понимает, что говорит обществу, как на самом деле и что сейчас происходит в контексте уголовных производств. С ней очень легко и приятно работать юристам. Точно так же с ней легко и приятно работать службе безопасности и руководству, потому что её работники в адеквате. Информационная безопасность должна всегда учитывать, что же изменилось в юридической, то есть какой у нас вектор. Пиар не может идти сам по себе. Он должен сопровождать и помогать. Общественное мнение влияет и на суды, и на правоохранительные органы: они зачастую вынуждены идти на какие-то шаги просто потому, что проблема стала известна.

До сих пор проблемы обысков были актуальны только для малого и среднего бизнеса. Сейчас — нет. Крупные компании уже должны готовиться. Я вам больше скажу: они уже начали готовиться. Почему? В бюджете нет денег, но их нужно получить, а получить их можно с тех, у кого они есть. До сегодняшнего дня их не трогали, точно так же, как и компании с иностранными инвестициями — просто боялись. Зачем трогать крупную жертву, когда можно понемногу с неё брать за какие-то мелкие вещи. Но нужно понимать, сейчас проблема состоит не в том, чтобы кого-то поставить на счётчик, а в том, что нужно найти себе постоянную систему для обогащения (а это только крупный бизнес).

Что касается IT-компаний. Я думаю, что бум обысков придётся и на них. Почему? Потому что официальная позиция Насирова такова: «Ребята, вам пора забыть о той схеме, которую вы использовали. Время СПД прошло».

На сегодняшний момент «Нефтегаздобычу» влиятельное руководство не уберегло от того, что Генеральная прокуратура запросто блокирует её деятельность, накладывает двойные и тройные аресты на одно и то же имущество. Цель одна — парализовать работу компании. Когда фирма получает свои деньги за реальную деятельность, нужно сделать эту деятельность невозможной. Именно это сейчас и происходит. Одиозный обыск в Апелляционном суде, у его главы Чернышенко, был проведён только из-за дела «Нефтегаздобычи». Более того, видео, которое было распространено, чётко показывает, что там два человека — прокурор и следователь, которые через 27 минут должны были присутствовать на заседании суда по делу «Нефтегаздобычи». Вместо того, чтобы идти в суд и доказывать правомерность арестов, они проводят обыск.

К сожалению, сложившаяся ситуация грозит стране выживанием бизнеса. Сейчас как можно больше усилий он должен направить, по моему мнению, на то, чтобы максимально обезопасить свою работу, комплексно подумать о безопасности в компании, а также над тем, чтобы производство, к сожалению, переносить в другую страну. Наша юридическая жизнь сейчас насыщена обысками: у нас в день минимум один обыск. Поэтому сейчас свои усилия мы направляем в том числе и на превенцию. Готовим компании к тому, чтобы обыски у них прошли с наименьшими потерями.

Петр и Мазепа